От желания к действию: механизм работы наших решений

Захотели бы – сделали бы. А раз не делали, значит не надо было. А было б надо, сделали бы. Как часто мы видим в комментариях удивление. Удивление тому, что промышленность страны не может просто купить или украсть не то, что технологию. Нет, какой-то продукт, например, станок или машину, разобрать по винтикам и сделать такой же, причем сразу крупной серией. Или «придумать» самый лучший самолет/танк/двигатель, а потом просто выпускать его. Ведь главное ж «придумать» удачную модель?

От желания к действию: механизм работы наших решений
Прототип БТР-40. В серию пошла машина с другой формой корпуса

 

Реально, я очень часто вижу, как люди уверены, что, чтобы сделать какую-то «правильную» технику, ее надо именно что «придумать». Ну, в смысле, это выглядит примерно так: «Почему в СССР не выпускали БТР? Неужто не могли создать подходящую модель или скопировать американский? Да быть того не может. Значит просто не надо оно было, а было б надо, сделали бы». То же самое про станки, автомобили, современные компьютеры, на худой конец. Как будто промышленность просто может взять и выпустить что угодно. Достаточно просто узнать, что именно нужно сделать.

Еще один интересный вариант – это уверенность многих людей в том, что все правильные ходы и способы действий человеку известны заранее или до них легко догадаться. В смысле, что «ну не дурак же, разберется, себе хуже уж точно не сделает». А значит, раз каждый может разобраться, то нужно просто создать людям правильную мотивацию, и они всё сделают. А какая самая лучшая мотивация? НАКАЗАНИЕ! Надо просто всем угрожать посадкой, лагерями, пытками и расстрелом, и тогда всё сразу заработает. А военные найдут самую правильную тактику. Ведь они ж не хотят умирать? Так это работает? К сожалению, нет.

От желания к действию: механизм работы наших решений
Для выпуска БТР-40 потребовалось серийное полноприводное грузовое шасси — от ГАЗ-63


Люди в массе своей очень многого не знают. И в критической ситуации могут действовать вовсе не оптимальным образом. А уж тем более в военном деле, где порой правильным является контринтуитивное действие. Например, естественной реакцией немецких солдат внутри БТР в случае попадания под огонь артиллерии было выбраться из БТР поскорее, рассеяться и залечь. Это интуитивное действие пехоты – залечь под огнем. Авось пронесет. Посмотрите хоть в комменты – до сих пор люди уверены, что уж внутри БТР точно всем крышка, надо снаружи быть.

Да вот только это был неправильный способ действий. БТР защищает от большинства осколков, реально опасно для него только прямое попадание, а вероятность его очень невелика. Даже в случае, если какой-то мощный снаряд разорвался близко, особо мощным осколком пробил-таки броню БТР (а это вполне возможно) и кого-то внутри убил, всё равно надо упорно сидеть за броней, если машина сохраняет боеспособность. Иначе – и потери больше, и толку меньше, выйдя из БТР эти бойцы отстанут от продолжающей движение бронегруппы. Не говоря уж о том, что пока БТР подвижен, он может просто выйти из зоны огня. Поэтому мотопехоту специально учили буквально до последнего в таких ситуациях сидеть внутри машины, пусть и в обнимку с мертвым товарищем. Хотя интуитивно кажется, что надо вжаться поглубже в землю.

Но вернемся к промышленности и технологиям. Беда в том, что люди плохо понимают разницу между «понять, как устроено» и «понять, как это изготовить», я даже не говорю о «суметь изготовить». Банально, вот разобрали мы агрегат и смотрим на какую-то механическую деталь. Ладно, мы можем понять, из какого примерно материала она сделана. Например, из стали. Можем узнать ее химический состав. А вот рецепт этой стали узнать уже намного сложнее. Технологический процесс изготовления, там, брони, это не только сталь, не только легирующие добавки, но еще и режимы закалки. И эти самые режимы бывают не так уж и просты. Их надо знать. Но на деталях они не написаны, тем более в подробностях. А без понимания всей технологии повторить деталь в точности может не выйти. Ладно если это броня, а если это более тонкие механизмы, то там просто неправильно изготовленная деталь внешне той же формы может не работать. Поэтому вариант «разобрать механизм и понять, как его создать с нуля» может быть крайне сложен. Как минимум по материалам можно не только не суметь повторить, а еще и просто не понять, как сделано.

Танк одного и того же типа, но с разного качества сталью, мог получить 57-мм снаряд в борт и тот осыплется. А мог, как этот, получить несколько 90-мм попаданий, и обойтись пробоинами. Внешне детали выглядят одинаково, но металл может быть разным

 

Но даже если понятно, как механизм делать, нужные технологии в стране могут быть просто не внедрены в промышленности. Например, имеется теоретическое представление, но нет даже лабораторных способов изготовления. Или есть лабораторные способы, но в производство, даже опытное, их не перенести. Не та цена, не те масштабы, огромный уровень брака, ничтожный выход готовой продукции, и так далее. Переход от опытного производства к мелкосерийному тоже очень сложен. А уж проблемы крупной серии многие узнали бы, просто почитав, с каким боем у нас осваивались новые истребители или танки. А это проходило обычно с кучей проблем.

А еще бывает, что какую-то вещь можно даже изготовлять, и даже есть завод. Но он занят. Делает что-то другое, не менее важное. А на других заводах нет нужных станков, прессов, кранов, и так далее. И неоткуда быстро взять. История знает кучу примеров такого. В СССР была вечная борьба за двигатели и моторостроительные заводы. В Германии так появился Хетцер – желание строить штурмовые орудия Штуг 3 на чешских заводах натолкнулось на сложности в освоении. По некоторым данным крановое оборудование на заводах не было рассчитано на 24-тонные машины. А в ходе производства надо ж так или иначе продукт перемещать, переносить.

Вообще между разработкой техники и возможностью ее производства бывает пропасть. И по материаловедению, и по технологиям, и по общему уровню развития техники, по допускам, по подготовке рабочих. Куча «узких мест». Поэтому не стоит удивляться, что новые разработки в стране с отстающей от мирового уровня промышленностью не будут какими-то неимоверно передовыми. Нет, можно разработать самый лучший алюминиевый истребитель. Но если у тебя в стране не хватает алюминия, его просто не смогут строить. Поэтому надо разрабатывать то, что строить смогут, учитывать те технологии, что есть сейчас, и то, как их смогут развить в ближайшее время. Что-то делают на перспективу, но всему есть свои пределы.

Вот так крановое оборудование тягает целые боевые машины — на фото как раз StuG III


Разработка танка, самолета, БТР-а может упираться в отсутствие подходящего двигателя. Ну нет достаточно мощного двигателя, и хоть ты убейся. Причем, с нуля его сделать тоже сложно – это как минимум требует кучу времени. А попытка развивать имеющиеся может столкнуться с тем или иным дефицитом. Нет алюминия для алюминиевых головок и блоков цилиндров. Нет высокооктанового бензина. Ну попрощайтесь с форсированием двигателя по степени сжатия. Причем, тут важно, опять же, понимать, что значит «нет».

Многие воспринимают фразу «в Советском Союзе не смогли создать конструкцию» или «в Советском Союзе не было алюминия» как утверждение о ПОЛНОМ отсутствии чего-то. Мозгов у конструкторов, там, или высокооктанового бензина как такового. А суть-то в другом. Как я уже писал, конструкторы могут «придумать» самый лучший танк, БТР, самолет, двигатель. Но его надо выпускать, а вот это уже совсем сложная задача. Потому что нет того-то, сего-то, двигателя, нужного топлива, достаточного количества и достаточной квалификации рабочих, опыта, и так далее. Формально модель даже могут создать, вот только пока ее не начали выпускать массово, толку стране и армии от этого будет немного.

То же самое с алюминием и топливом. Технически в СССР где-нибудь в лаборатории могли, я уверен, сделать и 100-октановый бензин. Литр, два, десять, сто. Наладить опытное производство. Да вот в реальности имелась серьезная нехватка бензинов даже меньшего качества – например, летные школы очень и очень сильно недополучали авиатоплива – не 100-го, а того, которое в СССР массово выпускалось. Грузовики даже делались с расчетом на работу летом на керосине, так можно было сэкономить более качественное топливо или пережить его нехватку.

Еще одной проблемой является непонимание разницы между эталонным продуктом и серийным. Они в целом отличаются друг от друга, но в условиях низкого качества рабочей силы и упрощенных методов производства серийная продукция может очень и очень сильно отставать от эталонной по качеству. Ладно еще если падает скорость, там, а то некоторые вещи могут просто не работать. Обшивка крыла может отваливаться в полете, приводя к катастрофе. Сравнивая технику разных стран, важно понимать разницу между эталонными и реальными машинами, в особенности в эксплуатации. Например, если у тебя не сбрасывается фонарь кабины (так называется стекло кабины), то летчики будут летать с открытым. Вроде как с закрытым фонарем аэродинамика норм, то, что он не сбрасывается, на аэродинамику напрямую не влияет. Да вот только пилот не будет летать с закрытым, если знает, что в критический момент тот может не открыться. И, к сожалению, разница между эталоном и серией для разных стран была разная. Я даже не буду говорить о большей склонности к износу у деревянных конструкций во фронтовых условиях, особенно если техперсонал подготовлен слабо (не чистит дренажи, например).

В СССР работали над проектами БТР. ТБ-42 — один из них


Путь от осознания необходимости выпуска чего-то до массового строительства – это путь колоссальной сложности, и создание достаточно удачной конструкции лишь первый шаг. Сложный, но далеко не единственный. И от одного лишь желания все проблемы не решаются. Как и от угрозы расстрела.

Поэтому считать, что в СССР были сплошь какие-то дураки, которые просто не понимали важность тех или иных решений, – это во многих случаях близорукость, граничащая просто с идиотией. Зачастую всё понимали, хотя бы на базовом уровне, как понимали и то, что не всё возможно быстро создать в сложный период мировой войны. Количество ресурсов ограничено, в том числе и умственных, так что приходилось выбирать, чем заниматься в первую очередь. Выбирали не всегда оптимально, но зачастую достаточно обосновано.

Обратная же сторона, считающая, что, если чего-то не сделали, значит оно просто не надо было, по большому счету находится в плену устаревшей пропаганды. Той самой, которая заметала неудачи под ковер, лакировала действительность и выдавала то, что смогли достичь, за то, что и собирались. Для объяснения же того, почему так долго шла война, некоторые вещи просто выдумывались. Люди же, которые считают, что факта изготовления одного экземпляра достаточно, чтобы заявить, что это нечто в стране было, боюсь, вообще с какой-то другой планеты…

Автор: Виталий Илинич (@Logical.Toad).

  • avatar
  • .
  • +7

Больше в разделе

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.