И летели наземь самураи

Ровно 85 лет назад, 27-28 мая 1939 года над Восточной Монголией началась первая полномасштабная воздушная война советских ВВС с иностранным противником. К сожалению, для наших летчиков ее начало оказалось катастрофичным.

В 9 утра 27 мая пятерка И-16 из только что переброшенного в Монголию 22-го истребительного авиаполка (сокращенно — 22-й ИАП) под командованием старшего лейтенанта Черенкова взлетела на перехват девятки японских истребителей, замеченных над пограничным озером Буир-Нур.

Неравный бой закончился не в нашу пользу. Черенков был сбит и погиб. Лейтенант Пьянков совершил вынужденную посадку из-за поломки двигателя, а его самолет японцы расстреляли и сожгли на земле. Капитан Савченко разбился пытаясь посадить сильно поврежденную машину. Остальным удалось вернуться на аэродром, но оба уцелевших истребителя нуждались в ремонте. В одном из них насчитали 12 пробоин. У японцев потерь не было.

Согласно докладам японскиих пилотов, они дрались не с пятью, а с восемнадцатью советских самолетов, из которых сбили девять! При этом будущий ас Хиромити Синохара якобы в одиночку сбил четыре самолета, то есть, на один больше, чем советские ВВС реально потеряли в тот день. Примечательно, что для Синохары это был первый в жизни воздушный бой.

На следующий день, в 7.30 утра командующий советской авиагруппировкой на Халхин-Голе комбриг Изотов решил отомстить. Со словами “Сейчас я им покажу кегельбан!” он приказал отправить к линии фронта девятку И-15бис из того же 22-го ИАП. Однако из-за различных неполадок на шести самолетах не запустились двигатели. В результате, на задание вылетели всего три истребителя. Почему-то никто не подумал, что, отправляя в бой столь малую группу, ее заведомо обрекают на гибель.

Так и произошло. Над рекой Халхин-Гол тройка была внезапно атакована сверху превосходящими силами японцев и почти мгновнно уничтожена. Все трое пилотов — Вознесенский, Иванченко и Чекмарев — погибли.

Однако это не остудило воинственный пыл Изотова. В 10.00 он, все с той же, очевидно, понравившейся ему фразой про “кегельбан” послал в бой еще одну эскадрилью 22-го ИАП, на этот раз — в полном составе. В полет отправились 10 И-15бис.

Над переправами через Халхин-Гол их внезапно атаковали 18 истребителей Ки-27 из 11-го сентая (авиаполка) японских императорских ВВС. Как и в предыдущий раз, враг напал сверху. Наши дрались отчаянно, но они ничего не смогли противопоставить количественному и качественному превосходству японцев. Ки-27 намного превосходил отнсительно новые (год принятия на вооружение — 1938) но морально устаревшие бипланы И-15бис по скорости и скороподъемности, не уступая им в маневренности.

В итоге, шесть “бисов” были сбиты и рухнули на землю. Погибли пятеро летчиков: заместитель командира полка капитан Мягков, а также — лейтенанты Кулешов, Пустовойт, Константинов и Соркин. Летчику Ходыреву удалось посадить изрешеченную машину, но в дальнейшем ее пришлось списать. Раненый в руку лейтенант Гаврилов также совершил вынужденную посадку, но японцы добили его самолет на земле, а летчик Лобанов выпрыгнул с парашютом. Таким образом, эскадрилья погибла почти в полном составе, но самое досадное — то, что, согласно советским данным, враг снова ушел без потерь.

 


Радиофицированный Ки-27 командира 2-го чутая (эскадрильи) 11-го сентая (авиаполка) японских ВВС с эмблемой подразделения в виде молнии на хвосте (у 1-го чутая молния была белая). Внизу — И-15бис лейтенанта Гусарова из 3-й эскадрильи 70-го ИАП на Халхин-Голе в мае 1939 г. Изображений самолетов 22-го полка того периода не сохранилось, но, судя по всему, они выглядели аналогично.

 

Таким образом, к полудню 28 мая 22-й ИАП лишился 11 самолетов и восьмерых летчиков, так и не “размочив” счет. Правда, японский историк Эйчиро Секигава упоминает о том, что один Ки-27, все-таки, был сбит, а его пилот по фамилии Мицутоми спасся на парашюте. Но наши уцелевшие летчики этого не заметили. Очевидно, единственную воздушную победу советских ВВС в тот роковой для них день одержал кто-то из погибших пилотов, не успев о ней доложить.

Кстати, по словам того же Секигавы, японцы во втором бою сбили аж 42 самолета, завысив свои реальные достижения более чем в четыре раза! Впрочем, для них это было типично.

Несмотря на многократное завышение японцами своих успехов, подлинные цифры потерь не вызывали сомнений в том, что “первый тайм” воздушной войны советские ВВС проиграли с разгромным счетом. В документе под названием “Описание боевых действий ВВС 1-й Армейской группы на реке Халхин-Гол” об этом сказано прямо и без обиняков: “В первоначальный период конфликта наши ВВС потерпели явное и позорное поражение”. А в результате “японские бомбардировщики безнаказанно бомбили наши войска”.

Действительно, 28 мая японские легкие одномоторные бомбардировщики Ки-30 дважды бомбили понтонные мосты через Халхин-Гол, а наши истребители даже не пытались им помешать. Разрушение этих переправ отрезало бы от снабжения советские войска на восточном берегу реки, поставив их в критическое положение. Но, к счастью, экипажи вражеских бомберов сработали гораздо хуже, чем истребители, и ни одна бомба в цель не попала.

Однако все понимали, что необходимы экстренные и радикальные меры для исправления положения в нашей истребительной авиации. И меры были приняты. Помимо наращивания количества самолетов в зоне боевых действий, в Монголию отправилась большая группа лучших советских летчиков-истребителей, элита сталинской авиации — 48 опытных пилотов, из них 11 Героев Советского Союза, получивших свои звания за бои в Испании и в Китае. Группу возглавил заместитель командующего ВВС РККА, комкор Яков Смушкевич. Но это уже совсем другая история.

На заставке: И-15бис, разбитый при вынужденной посадке на Халхин-Голе в мае 1939 г.

А с Изотовым, как ни странно, ничего плохого не случилось. Его отстранили от командования авиацией на Халхин-Голе, но вскоре назначили командующим ВВС Орловского военного округа. Потом он сменил еще ряд руководящих должностей и умер в 1966 году в отставке в звании генерал-лейтенанта. Имел два Ордена Ленина и четыре – Боевого Красного Знамени. Сталинград, Курск, Днепр, Ясско-Кишиневская операция – естественно, был в штабах, подальше от фронта.

Собственно, а что он должен был сделать в той ситуации на Халхин-Голе? Вместо Бисов Яки из кармана вынуть, да с радиостанцями? Так не было их. Даже И-16 было очень мало, и летчики их совсем не освоили. Год-то какой.

 
Материал: vikond65.livejournal.com/1966947.html
  • avatar
  • .

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.