Постмодерн-спик. Мысль изреченная есть ложь

Текст представляет собой рецензию на фантастический роман «Посольский город», автор Чайна Мьевиль (Англия).



Возможно, несколько лет назад книга стала бы для меня откровением. Но я начал задумываться о связи языка и мышления раньше, прочел некоторых философов-постмодернистов, написал свою серию статей про постмодерн-спик и был, в общем, готов. Попробуйте вы.



Сюжет основан на взгляде на лингвистику и мышление. Раса ариекаев обладает уникальным языком. У них два рта и всякую фразу и слово они произносят ими одновременно. Каждая отдельная часть сообщения собственного значения не имеет, смысл приобретается только в их сочетании.




Люди довольно быстро научились понимать ариекаев, желающий мог научиться. Но вот говорить на этом понятом языке люди долго не могли. Ариекаи не воспринимали произносимые людьми семантические единицы, хотя они в точности повторяли их собственную речь. Ариекаи просто не различали это как осмысленную речь.



Выход был найден в использовании для общения сразу двух людей. Два рта. Для этого специально выращивали клонированных близнецов, особым образом воспитывали и тренировали их. Такая пара обладала мощнейшей внутренней эмпатией. Они могли думать одновременно одинаково и одновременно же произносить нужные части одного сообщения. Эти люди назывались послами и жили в Посольском городе на Ариеке. Ариекане понимали только их из всех людей и иных инопланетян.



Но самым главным в таком способе общения аборигенов было то, что они могли говорить только о реально существующих вещах и явлениях. Я попробую объяснить этот механизм собственной, несколько условной метафорой, используя терминологию компьютерного шифрования.



Представьте, что сообщение Бобу передает не одна Алиса, а сразу две. Каждая собственную часть, допустим, через одно слово. Алисы независимы и не имеют связи между собой. Каждая может воспользоваться любым методом шифрования или не использовать никакого (что тоже один из видов).



Понятно, что сообщение, части которого в произвольном порядке зашифрованы разными способами, расшифровке поддаваться не будет. Поэтому Алисы, заинтересованные в верном приеме сообщения, вынуждены передавать свои части в открытом виде.



Ариеки, передающие смыслы друг другу в виде двойного сообщения, тоже не могут шифровать их, дабы быть понятыми. И поэтому они не могут ЛГАТЬ. Они могут говорить исключительно о реально существующем.



(Да, здесь есть некий логический прокол. Не очень понятно, как можно достигать прогресса, имея такой лишь инструмент, на котором нельзя говорить о еще не существующем. А ариеки имеют продвинутые и уникальные технологии, пусть и ограниченные в сравнении. Но это не столь важно.)



В развитии сюжета и общения между расами ариеки предпринимают некие шаги по развитию собственного языка. Они создают новые семантические единицы. Способ они вынуждены применять нетривиальный. Люди (по заказу) совершают некие действия, и этот акт становится часть реальности, о которой ариеки теперь получают возможность говорить, вводя в оборот новую часть собственного языка.



Послы заговорили со мной на языке Хозяев. Они произносили меня: они говорили меня. Они предупредили меня, что прямой перевод сравнения окажется неточным и обманчивым. Одна человеческая девочка, которая, превозмогая боль, съела то, что ей дали, в комнате, предназначенной для еды, где давно никто не ел.



— Со временем оно сократится, — сказал мне Брен. — Скоро тебя будут говорить как девочку, которая съела то, что ей дали.



— Что это значит, скажите, пожалуйста?



Они качали головами, поджимали губы.



— Не имеет значения, Ависа, — сказала одна из них. Она пошепталась с компьютером, и я видела, как опустилось в кивке созданное им для себя лицо.



— Кроме того, это всё равно будет неточно. — Я спросила ещё раз, иначе, но они больше не желали об этом говорить. И все поздравляли меня с тем, что я стала частью Языка.



Это становилось Сравнением.



— «Птицы кружили, как девочка, которая съела то, что ей дали», — перевёл Хассер. — «Птицы похожи на девочку, которая съела то, что ей дали, и на мужчину, который плавает с рыбами, и на расколотый камень…»



Ариекаи стали проводить Фестивали Лжецов. Их привлекала идея того, что можно говорить о том, чего нет, что можно лгать. Эту идею они почерпнули от людей. И относились ко лжи как забаве и к соревнованию.



На этих фестивалях ариекаи пытались публично солгать. Мало у кого получалось. Они использовали трюки и читы, чтобы произнесенное было на ложь хоть немного похоже, чтобы обмануть свою неспособность к неправде.



«До прихода людей мы мало говорили о некоторых вещах. До прихода людей мы мало говорили. До прихода людей мы не говорили»



Этот ариекай ловко (и трусливо, да) превращает правдивую фразу в условно-правдивую, а потом и в ложную с помощью отсекания окончаний. Он считался виртуозом лжи.



По сюжету вдруг возникает кризис цивилизационного характера, для разрешения которого ариекаям требуется ни много, ни мало, а изменить собственное мышление. И они делают те необходимые шаги по дороге, на которую они уже вступили.



Прежде всего они (пионеры из них) развивают концепцию Сравнения в концепцию Метафоры.



— Ты такой большой и сильный как боксер Валуев.



Это сравнение.



— Ты Валуев.



Это метафора.



Понимаете разницу?



Девочка, которая съела то, что ей дали, похожа на птиц, которые…



Сравнение. И это не ложь. Девочка реально существовала, птицы тоже, их можно сравнивать, хотя это – само сравнение, в реальности не существует, а создано в момент произнесения.



— Это девочка, которая съела то, что ей дали.



А это уже метафора. И она уже ЛОЖЬ. Потому что речь шла не о девочке. Но мы понимаем метафоры легко. А представьте, что нет? – Тогда для нас это стало бы революционным.



Отсюда уже до прямой Лжи не просто рукой подать – вы уже там. Теперь лгать можно легко и свободно.



Ключевая мысль книги состоит в том, что Ложь – это неотъемлемый, необходимый инструмент мышления. Именно Ложь – слова о несуществующем, дает жизнь и метафорам, и сравнениям, и представлениям о новом и ином. Если семантика языка не предусматривает несуществующего, то мышление зажато в узких, непреодолимых рамках.



Мы это подсознательно понимаем. Мы говорим о том, что всякая аллегория ложна. Тютчев сказал про другое совсем, но поразительно точно:



— Мысль изреченная есть ложь.



Мысль, когда она именно мысль, а не созерцание, на которое способна и улитка, всегда содержит в себе ложь. А высокая мысль и состоит из одной лжи.



В какой-то статье, написанной до прочтения «Посольского города», я сказал нечто в этом же духе:



— Инженер создает собственный мир, просто устанавливая в нужную ему точку пространства начало координат, а потом протягивает в уже собственную! Вселенную свои абсциссы.



Инженер лжет, инженер создает своим произволом свою ложную индивидуальную вселенную, становится в ней богом и решает так весьма прикладные и тривиальные задачи.



Текст уже на пределе длины. Заканчиваю. Наводку на книгу дал гражданин Переслегин. И он выводит несколько другие основания для интереса. Или мне они просто очевидны. Там у него есть еще неимоверно крутая связь с физикой. Кратко… «Если отбросить божественное, то физика становится ненужной». Но для расшифровки надо писать отдельный текст.



И еще могу написать текст про соотношение искусственного интеллекта, которого мы с ужасом ожидаем, с вот этой теорией о необходимой лжи. Вы, господа кибернетики, уже научили свои машинки с бинарной логикой Лгать? :)))

  • avatar
  • 1
  • .
  • +12

2 комментария

avatar
Явно смешаны понятия Лжи, Фантазии и Предположения и т.п…
Такая цивилизация роботов не смогла бы научиться говорить вообще.
Ибо для того чтоб говорить правду, необходимо быть уверенным в правдивости описываемого явления.
Индивиду честному сомнения не дадут и рта раскрыть.
Понадобится комиссия, которая при помощи жестов будет подтверждать реальность и истинность.
И погрязнет во лжи.

Здесь ключевой момент в том что явления ОПИСЫВАЮТСЯ.
Именно об этом говорил Тютчев.

— Мысль изреченная есть ложь.

Идея в том что мысль становится ложной, именно и гарантированно, только в момент изречения.

Ложь предполагает субъект (источник) и объект (приёмник).
До тех пор пока субъект не начал формулировать гласно\письменно свои фантазии(мысли), это не есть ложь. Самообман максимум. Но только если он сам не понимает ложности (нереальности) своих измышлений.
Там вообще другая квалификация.
  • 1GR
  • 0
avatar
необходимо быть уверенным в правдивости описываемого описания явления.

Это важно.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.