Новый роман Пелевина «Тайные виды на гору Фудзи» выйдет 27 сентября



В издательстве «Эксмо» выходит новый роман культового автора Виктора Пелевина «Тайные виды на гору Фудзи». После оглушительного успеха прошлогодней книги «iPhuck10» один из главных писателей современности снова готов удивлять.
!!! В новой книге Пелевин обращается к своим излюбленным темам — современная Россия и Древний Восток. Писателю важно не только изобразить явления российской действительности, но и осмыслить вечную проблему ненасыщаемости человечества в постижении мира и получении счастья. «Тайные виды на гору Фудзи» — книга в лучших традициях прозы Пелевина, по-настоящему расширяющая сознание!!!

Читать дальше  » 

Глаженные шнурки в офисном тупичке

Сергей Шнуров — бесспорно одарён, однако, сейчас не об этом. Он был одним из талисманов «тучных-нулевых» с их буржуйским благолепием и декларируемой помпезностью. Миллениум бытия. Офисное пространство раздвигалось с фантастической скоростью, ломая ветхие перегородки и заполняя дивный-новый-мир (почти по Хаксли) гаджетами и бодрым хай-теком. Гламурные журналы становились всё толще — из-за рекламы бриллиантов и омолаживающих процедур.


Читать дальше  » 

Пелевин. ЗЕНИТНЫЕ КОДЕКСЫ АЛЬ-ЭФЕСБИ

Freedom liberator

Никто не знает, где могила Савелия Скотенкова.

На его малой родине, в деревеньке Улемы (бывш. Уломы), что верстах в трех от Орла, стоит среди кустов сирени устроенный на деньги зажиточного чеченца-односельчанина памятник – небольшой и по-деревенски скромный. Его сработал местный самородок Леха – а изображает он фигурку человека, грозящего кулаком пикирующему на него самолету.

Самолет и фигурка составляют одно целое – они вырезаны из листа толстой оцинкованной жести, приклепанного к железной раме от тракторного прицепа (памятник собран из подручных материалов, и это делает его особенно трогательным). Человек выглядит беззащитным перед огромным летающим зверем, и нет сомнений, что в схватке он обречен.

Но, если приглядеться, видно – самолет уже слишком низко нырнул в пике, чтобы успеть из него выйти. И тогда становится понятна метафора художника: стоящий на земле может силой духа победить грозного небесного врага, даже если ценой за это окажется жизнь...


Читать дальше  » 

Дао Песдын. Сохранившиеся отрывки. +18

Цитирую сохранившиеся отрывки из этого учения…

+18

36. О жизни с юной красавицей.

Истинно, то же самое, что жить под одной крышей с козой. И почему?

Красавица терзает сердце, пока недоступна. Глядишь на нее и думаешь — слиться с ней в любви есть высшее счастье. Идешь ради этого на сделку с судьбой и совестью, и вот она твоя. Ликуй, орк… Однако наслаждение по природе скоротечно. В первый день можно испытать его четыре раза. На второй — три. На третий — единожды или дважды. А на четвертый не захочешь вообще, и после того надоест на неделю.

Читать дальше  » 

Политкорректность, ниггеры и управляемое замыкание в мозгах



Дверь приоткрылась – и в кабинет вошел новый посетитель. Капустин, не отрываясь от рисунка, указал ему на пустой стул.

– Так, Михайлов, – сказал Капустин, когда гость сел. – Времени мало, давай по всем вопросам кратко. Три минуты на каждый… Сначала вот что скажи – это ты про гаитянских колдунов говорил?

Михайлов кивнул.

– Я.

– Во. Когда?

– Когда доклад был по отделу мозга. Говорили про политкорректность.

– Да-да. Ну-ка напомни, при чем тут колдуны.

– Ну это просто такой пример был из интернета, товарищ генерал. Что, манипулируя произвольными лингвистическими запретами, можно добиться серьезных результатов по зомбической трансформации психики. Почти таких же, как гаитянские колдуны достигают психотропами.

Читать дальше  » 

Пиздофашизм и культурный марксизм



Капустин наконец положил трубку и уставился на гостя, вспоминая, о чем шел разговор.

– А, – сказал он. – Ну да. Семен, к тебе вопросы. Прошлый раз ты мне феминизм через Маркса объяснял, помнишь? Я за тобой повторил пару раз в хорошем обществе – меня вообще никто не понимает… Смотрят как на идиота и смеются. При чем тут Маркс?

– Товарищ генерал, Маркс тут ни при чем.

– Но я точно помню, ты про Маркса говорил. Про Маркса, пизду и сверхприбыль.

– Не про пизду per se, товарищ генерал, а про пиздофашизм. Так радикальный феминизм обозначают сегодня в левом дискурсе. И не про Маркса, а про культурный марксизм. Это тоже совсем другое дело. Франкфуртская школа, критическая теория… Маркузе, Адорно… Хоть идет, если разобраться, тоже от масонов. Через пост-антропософию и университет Гете.

Читать дальше  » 

Новый роман Пелевина «Смотритель» выйдет в сентябре 2015 года


Издательство «Эксмо» анонсировало новый роман знаменитого русского писателя Виктора Пелевина. Новая книга в двух томах выйдет уже в сентябре 2015 года. Для всех ценителей литературы Пелевина эта новость стала настоящим подарком. Новый роман под названием «Смотритель» уже сейчас обещает быть одним из главных событий на рынке современной русской литературы. В настоящее время готовится обложка книги.

Последний роман Пелевина вышел в 2014 году. Роман «Любовь к трем цукербринам» заслужил множество восторженных отзывов и даже вошёл в шорт-лист премии «Большая книга». Новое произведение «Смотритель» будет представлено на Московской международной книжной ярмарке, которая пройдёт в сентябре этого года, то есть всем поклонникам Пелевина осталось ждать выхода новой книги всего лишь один месяц. После ярмарки, роман должен появиться во всех книжных магазинах. Как сообщил представитель издательства «Эксмо»: “Жанровая форма нового произведения, одновременно мистического и реалистичного, получила название «кувырок мышления”. Аннотация к книге звучит ещё более загадочно: «»Смотритель" о том, что… впрочем, о чем этот роман на самом деле, будет зависеть от читателя и его выбора».

Виктор Олегович Пелевин (род. 22 ноября 1962 г.) — один из самых известных и самых загадочных русских писателей. Он никогда не общается со СМИ и не появляется на публике. Его внешность знакома людям лишь по нескольким фотографиям, однако его книги пользуются огромным интересом и переведены на все основные языки мира. Самыми известными произведениями Пелевина стали: «Жизнь насекомых», «Generation П», «Чапаев и пустота», «Омон Ра», «Желтая стрела» и другие.

art-assorty.ru/8978-novyy-roman-pelevina-smotritel-2015.html

В анонсе издательства «Эксмо» говорится:

Император Павел Первый, великий алхимик и месмерист, не был убит заговорщиками — переворот был спектаклем, позволившим ему незаметно покинуть Петербург. Павел Алхимик отбыл в новый мир, созданный гением Франца-Антона Месмера, — Идиллиум. Павел стал его первым Смотрителем. Уже третье столетие Идиллиум скрывается в тени нашего мира, взаимодействуя с ним по особым законам. Охранять Идиллиум — дело Смотрителей, коих сменилось уже немало. Каждый новый должен узнать тайну Идиллиума и понять, кто такой он сам…

Возможных ответов всегда три — «да», «нет» и «пошел ты нахуй».



Халдеи переглянулись, словно решая, кто будет говорить. Как я и ожидал, вперед шагнул Калдавашкин.

— Не секрет, что дискурс в России сегодня пришел в упадок, — сказал он. — То же касается и гламура. В результате они уже не могут в полном объеме выполнять свои надзорно-маскировочные функции. Дискурс кажется не храмом, где живет истина, а просто речитативом бригады наперсточников. От гламура начинают морщиться. Что еще хуже, над ним начинают потешаться. Упадок настолько глубок, что нам все сложнее держать человеческое мышление под контролем.
— А в чем проблема? — спросил Энлиль Маратович.
— Плохо с принудительным дуализмом.
— Чего? — наморщился Энлиль Маратович.
— Это проще всего пояснить по Лакану, — затараторил Калдавашкин. — Он учил, что правящая идеология навязывает базовое противоречие, дуальную оппозицию, в терминах которой люди обязаны видеть мир. Задача дискурса в том, чтобы сделать невозможным уход от принудительной мобилизации сознания. Исключить, так сказать, саму возможность альтернативного восприятия. Это абсолютно необходимо для нормального функционирования человеческих мозгов. А у нас с принудительным дуализмом совсем плохо. В результате смысловое измерение, которое должно быть запретным и тайным, зияет во всех дырах. Оно без усилий видно любому. Это фактически катастрофа…

Читать дальше  » 

25 колючих цитат Виктора Пелевина

25 колючих цитат Виктора Пелевина

Отшельник, наркоман, сумасшедший философ — как только не называли писателя Виктора Пелевина современники, но продолжали и продолжают зачитываться его фантасмагоричными романами. Просто Пелевин — лучший пародист этой самой современности. Пародии его, конечно, не всем приходятся по вкусу, но он и не для всех пишет. И пока недовольные спорят, загадочный писатель просто разражается своим беззвучным дзенским смехом.

Ко дню рождения Пелевина мы собрали 25 известных цитат из его произведений и интервью. Осторожно, они колючие.


Читать дальше  » 

Виктор Пелевин. «Любовь к трем цукербринам»

Фрагмент из необычного романа




Новая книга Виктора Пелевина «Любовь к трем цукербринам» (М., ЭКСМО) пропитана необычной для писателя горечью разочарований и привычной парадоксальностью выводов. Ее главные темы — Facebook, Google, Украина, толерантность, культ потребления, интернет-зависимость, информационное рабство, терроризм бьют по самым чувствительным точкам сегодняшней жизни. В неожиданной трактовке бытия сплетаются древний миф и уловки креативщиков, реальность и виртуальность. Что есть человек? Часть целевой аудитории или личность? Что есть мир? Рекламный ролик в планшете или живое чудо? Что есть мысль? Каков он, герой Generation П, в наши дни? Где он?

Пелевинские ответы на эти вопросы вы прочтете в начале сентября, когда выйдет книга, а сегодня «Новая газета» публикует фрагмент из этого необычного романа.

отрывок под катом


Читать дальше  » 

"Бэтман Аполло". Новый роман Пелевина вышел.





Ознакомительный отрывок
– Главная задача российского либерального истеблишмента, – начала она, плавно развернувшись на триста шестьдесят градусов, – не допустить, чтобы власть ушла от крышующей его чекистской хунты. Именно поэтому все телевизионно транслируемые столпы либеральной мысли вызывают у зрителей такое отвращение, страх и неполиткорректные чувства, в которых редкий интеллигентный человек сумеет признаться даже себе самому. Это и есть их основная функция…

Она расстегнула пиджак, сбросила его с плеч, и тот плавно стек на пол. Теперь на ней остались только еле скрепленные друг с другом прозрачные полоски с красными звездами из ворсистого материала. Это выглядело и красиво, и страшновато – звезды походили на что-то среднее между цветами и язвами.

– Как только под чекистской хунтой начинает качаться земля, – продолжала девушка, делая такие движения бедрами, словно на них крутился невидимый обруч, – карголиберальная интеллигенция формирует очередной «комитет за свободную Россию», который так омерзительно напоминает о семнадцатом и девяносто третьем годах, что у зрителей возникает рвотный рефлекс пополам с приступом стокгольмского синдрома, и чекистская хунта получает семьдесят процентов голосов, после чего карголибералы несколько лет плюются по поводу доставшегося им народа, а народ виновато отводит глаза…

Теперь она вращала бедрами с такой скоростью, что прикрывающие ее тело полоски ткани практически ничего уже не прятали.

– Потом цикл повторяется, – продолжала она, с трудом удерживая дыхание. – Карголиберальное и чекистское подразделения этого механизма суть элементы одной и той же воровской схемы, ее силовой и культурный аспекты, инь и ян, которые так же немыслимы друг без друга, как Высшая школа экономики и кооператив «Озеро»…

Она сделала заключительное движение бедрами – очень быстрое, словно сбрасывая невидимый обруч, – развернулась и пошла прочь.

– Понятно, – сказал Энлиль Маратович. – Будут носить все светлое и левое. Дальше не надо.

Прямоугольник света на потолке замер.

– Почему у вас в слове «гламур» твердый знак, а в слове «гражданка» – этот значок?

– Ну это такие ололо из молодежной культуры, – ответил Самарцев. – Мы их называем мемокодами.

– Мемокод? – переспросил Энлиль Маратович. – Что это?

– Такой… Ну как сказать… Такой спецтэг, который указывает, что данная информация исходит от молодых, светлых и модных сил. Из самых недр креативного класса.

– А для чего это надо?

– С помощью таких тэгов можно повышать уровень доверия к своей информации, – сказал Самарцев. – Или понижать уровень доверия к чужой. Если вас в чем-то обвинят не владеющие культурной кодировкой граждане, вам достаточно будет предъявить пару правильных мемокодов, и любое обвинение в ваш адрес покажется абсурдным. Если, конечно, на вас будет правильная майка и вы в нужный момент скажете «какбе» или «хороший, годный».

– Рама, ты понимаешь, что он говорит? – спросил Энлиль Маратович.

Я кивнул.

– Креативный класс – это вообще кто?

– Это которые качают в торрентах и срут в комментах, – ответил я.

– А что еще они делают?

– Еще апдейтят твиттер.

– А живут на что?

– Как все, – сказал Калдавашкин. – На нефтяную ренту. Что-то ведь дотекает.

– Они и в Америке сейчас поднялись, – добавил Самарцев. – Типа римский народ. Требуют велфэра и контента, как раньше хлеба и зрелищ. У них вся демократия теперь вокруг этого.

– Понятно, – сказал Энлиль Маратович. – Вот так всегда и говорите – коротко, ясно и самую суть. А то слышу со всех сторон про этих интернет-сексуалов, а кусать лень.

Пелевин Виктор - Ананасная вода для прекрасной дамы (Аудиокнига)

Описание:
Невероятное сочетание остроактуальной философии, религиозности и современного мировоззрения ну и, конечно же, неподражаемого юмора, стеба и гротеска – ждут вас в новой аудиокниге одного из самых оригинальных и загадочных писателей современности – Виктора Пелевина.


Читать дальше  » 

Че Гевара в искусстве. Пелевин. Отрывок из романа "Generation П".

Герой романа Татарский — рекламщик, купил в обычном московском эзотерическом магазине приблуду для записи слов вызываемых духов...
Это самый сильный момент в одной из лучших книг одного из лучших современных писателей. Читайте полностью.



Читать дальше  » 

Тхаги. Новая повесть Виктора Пелевина.



Даже в связанном виде молодой человек был весьма элегантен. Длинная челка, мушкетерская бородка и подкрученные вверх усы делали его похожим на представителя творческой, но немного двусмысленной профессии – так мог бы выглядеть элитный сутенер, карточный шулер или преподаватель Высшей школы экономики.

На нем была черная водолазка с металлической искрой, темные брюки и лаковые ботинки, покрытые разводами грязи. Он был примотан к железному стулу – тонкой веревкой, много–много раз обернутой вокруг его ног, рук и туловища, словно его вязали лилипуты или привычная к мелкому вышиванию женщина.

– Вроде оклемался. Эй, как дела?

Читать дальше  » 

Виктор Пелевин написал повесть специально для «Сноба»



Виктор Пелевин написал повесть специально для июньского номера журнала «Сноб» и приложил к ней свою новую фотографию. Участникам проекта «Сноб» повесть станет доступна онлайн за 24 часа до того, как журнал ляжет на прилавки магазинов. Сергей Николаевич, заместитель главного редактора проекта «Сноб», рассказывает о том, как велись переговоры с самым нелюдимым российским писателем


Читать дальше  »