Могут повторить 1804-2020?: о резне на Гаити

Протестующие в США поднимают плакаты, на которых написано «На Гаити сделали это в 1804 году. Теперь второй раунд». Что они имеют в виду?

 

Жемчужина Вест-Индии

Колумб открыл остров Гаити в 1492 году и назвал его Эспаньолой, то есть «Маленькой Испанией». Он основал там поселение Навидад, которое менее чем через год было уничтожено местными племенами. Во второй свой приезд Колумб основал ещё одно поселение, и колонизация острова продолжилась. Испанцы с переменным успехом порабощали и уничтожали местных индейцев, а в начале XVI века на остров стали завозить африканских рабов для добычи золота и работы на сахарных плантациях.

К 1574 году на тысячу испанцев на острове приходилось 12 тысяч рабов. В 1697 году Испания уступила северо-западную часть острова Франции, где к тому времени уже обустроились французские пираты. На карте французская колония закрашена зелёным, а испанская — красным.

Под началом французов Сан-Доминго стала самой прибыльной колонией во всей Вест-Индии, снабжавшей сахаром полмира. К 1789 году в Сан-Доминго на 40 тыс. французских колонистов приходилось не менее полумиллиона африканских рабов и 28 тысяч мулатов (мулаты имели куда меньше прав, чем белые, но зато среди них было немало плантаторов). Вот такая была на острове расстановка сил к началу революции на Гаити, единственному в истории восстанию рабов, которое привело к независимости колонии и созданию нового независимого государства.

 

Белые, мулаты и чёрные

В 1789 году во Франции случилась революция, а через два года революция разгорелось и на Гаити. Начали её мулаты, а подхватили рабы, которые трудились на сахарных плантациях в адских условиях. По статистике, каждый второй завезённый в Сан-Доминго раб умирал от жёлтой лихорадки в течение первого года работы. Зная об этом, плантаторы выжимали из рабов все соки, чтобы те проработали как можно больше до того, как заболеют. Те, кто не умирал от болезней, умирали от тяжёлого труда и издевательств хозяев.

Рабовладельцы Сан-Доминго считались самыми лютыми во всём Карибском бассейне. Один из бывших рабов, ставших после революции гаитянским императором Генри I, описал пытки, которым плантаторы подвергали своих рабов. По его словам, хозяева бросали рабов в кипящий котёл, заставляли есть свои испражнения, сажали в бочки с шипами и сбрасывали в пропасть, распинали их, хоронили заживо, заставляли драться насмерть.

Накануне революции на острове царила атмосфера ненависти и страха: богатые белые презирали всех, бедные белые ненавидели богатых белых и презирали мулатов и чёрных, мулаты ненавидели белых и презирали рабов, рабы ненавидели всех, а те из рабов, кому удалось вырваться из рабства, жалости к своим несвободным братьям не испытывали. Ещё до революции случалось, что рабы бунтовали на плантациях и устраивали резню, так что белые не только презирали рабов, но и побаивались их. Короче говоря, для взрыва достаточно было искры, это искрой стало восстание, поднятое богатым плантатором-мулатом Оже за уравнивание прав цветных и белых плантаторов.

 

Резня Жака I

13 лет продолжалось восстание на Гаити. Рабы и мулаты сражались с французами, испанцами, англичанами. Наконец, в ноябре 1803 году при помощи англичан и жёлтой лихорадки им удалось победить посланный Наполеоном экспедиционный корпус, и 1 января 1804 года колония Сан-Доминго стала независимым государством Гаити (на языке местных индейцев это значит «Страна гор»). Первым правителем Гаити стал бывший раб Жан-Жак Дессалин. До сентября 1804 года он был генерал-губернатором Гаити, а потом короновал себя и стал императором Жаком I.

Одним из первых приказов Дессалина был приказ об уничтожении всех белых людей.

 

Генерал-губернатор устроил турне по городам и сёлам Гаити, чтобы лично убедиться в том, что его приказ выполняется. Часто его приезд увеличивал количество убитых белых десятикратно. Прежде чем покинуть очередной город, Дессалин объявлял амнистию всем спасшимся белым. Однако стоило выжившим выйти из укрытия, как их хватали и убивали. Убивать рекомендовалось холодным оружием без шума и пыли, чтобы не спугнуть других белых. С февраля до 22 апреля 1804 года в Гаити продолжались убийства, насилие, пытки и грабежи.

По завершении резни Дессалин объявил: «Мы отплатили этим каннибалам войной за войну, убийством за убийство, произволом за произвол. Да, мы спасли свою страну, мы отомстили за Америку». Месть унесла от 2000 до 5000 белых жизней. Из белых жителей Гаити уцелели женщины, которые согласились выйти замуж за чёрного, дезертировавшие из французской армии поляки (их Дессалин называл «белыми неграми Европы»), немецкие поселенцы, врачи и крупные специалисты, которым предстояло работать на будущее свободного Гаити. А ещё Дессалин спас своего бывшего хозяина и даже дал ему работу.

В 1805 году на Гаити была принята конституция, которая отменяла рабство и запрещала белым владеть землёй, кроме тех выживших поляков и немцев, а также объявляла всех граждан Гаити чёрными независимо от цвета кожи (так поляки официально стали белыми неграми). В конституции также было прописано, что в случае возвращения французов народ должен взяться за оружие.

 

Монстры истории

Правление Дессалина закончилось трагически. С принятием конституции и истреблением вчерашних белых хозяев жизнь большинства чернокожих не сильно изменилась, они продолжали вкалывать на земле без надежды выбиться в люди. У мулатов всё равно было больше прав и возможностей. В 1806 году в стране произошёл государственный переворот, Жака I свергли, убили, а его тело с разрубленной саблей головой бросили на растерзание толпе под радостные крики «Тиран мёртв!» После его смерти в стране разразилась гражданская война между неграми и мулатами, продолжавшаяся до 1820 года.

Сейчас Дессалин — национальный герой Гаити. Его статуи стоят в городах Гаити, а его портрет напечатан на купюре в 250 гаитянских гурдов.

 

Из-за геноцида белых Европа и США не спешили признавать независимость Гаити. Франция признала независимость своей бывшей колонии только в 1825 году, когда президент Гаити согласился выплатить 150 млн франков (эквивалентно современным 2 млрд долларов) за убийство французов в 1804-м. Отношение к Дессалину американцев и европейцев тогда было однозначное — он кровавый тиран и убийца. Американцы не хотели иметь дело с Гаити и боялись, что их рабы рано или поздно тоже поднимут восстание. «Ужасы Сан-Доминго» стали главным козырем сторонников рабства в диалоге о положении рабов в США.

Однако сейчас в отношение к Дессалину в Штатах уже не такое однозначное. В августе 2018 года в честь него даже назвали улицу в Нью-Йорке, в районе, где проживают гаитянские американцы. Название с трудом протаскивали через городской совет. Местные жители, выступившие против переименования улицы, ссылались на истребление белых в 1804 году и тот факт, что Жак I был самым настоящим диктатором. Сторонники переименования заявляли, что резню стоит рассматривать в контексте войны, и вообще много кто из западных правителей, которых сейчас почитают, устраивал такие же бойни.

А Родниз Бишот (Rodneyse Bichotte), член Ассамблеи штата Нью-Йорк гаитянского происхождения, и вовсе говорила, что нельзя больше воспринимать Гаитянскую революцию как ошибку истории, а Дессалина как тирана. После переименования на нью-йоркском сайте City Journal вышла статья, которая заканчивается так: «Один член городского совета от республиканцев проголосовал за переименование, но отметил, что идёт на компромисс ради защиты статуй Колумба. Но левые не приемлют компромиссов. Теперь, когда городской совет увековечил Дессалина, кто знает, какие ещё монстры истории вырвутся наружу, требуя свою версию справедливости». Кстати, протестующие недавно снесли в Нью-Йорке памятник Колумбу.

 

А вот и протестующая в Бостоне с плакатом «На Гаити сделали это в 1804 году. Теперь второй раунд». Теперь вы знаете, что сделали на Гаити в 1804-м.

  • avatar
  • .
  • +11

Больше в разделе

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.