Тетрадь

На днях Славка наконец-то собрал волю в кулак и пригласил на свидание Светку — одну из самых красивых девчонок всего факультета. Он не особо надеялся на положительный ответ, ведь вокруг нее постоянно вилась целая свора поклонников, но, как ни странно, Светка приняла его приглашение. И сейчас Славка, в туфлях и костюме, оставшихся еще со школьного выпускного, бежал вниз по лестнице, перепрыгивая через три ступеньки. Распахнув дверь подъезда, он вылетел наружу и зашагал в сторону ближайшего цветочного магазина.

— Славка! Слав!

Парень оглянулся на ходу. Со скамейки у подъезда ему махал рукой Виктор Федорович — старик из девятнадцатой квартиры. В хорошую погоду он обычно сидел на улице, а во время непогоды его силуэт можно было увидеть в окне его квартиры на втором этаже. Он сидел за столом у подоконника и смотрел сквозь стекло во двор. Виктор Федорович не был навязчивым стариком, в которых иногда превращаются люди с возрастом, и Славка об этом знал — раз уж он его зовет, то на это есть причины.

Бросив быстрый взгляд на наручные часы, парень шагнул к старику.
— Здраствуйте, Виктор Федорович. Случилось что?
— Слав, ты в этом деле побольше моего знаешь...
Старик замялся. Славка нетерпеливо выдохнул, всем своим видом пытаясь показать, что очень спешит.
— Правда, что в интернет можно всё, что хочешь отправлять? — наконец спросил старик.
— Правда.
— И вот, к примеру, стихи можно тоже отправить?
— Какие еще стихи, Виктор Федорович? — со вздохом закатил глаза Славка.
— Ну, обычные стихи… Слав, ты на меня не обижайся. Я же старый уже, не понимаю всех этих ваших технологий, — заметив раздражение парня, виновато произнес старик.
— Виктор Федорович, все, что хотите можно в интернет залить, но давайте я в другой раз вам про это всё расскажу, хорошо?
Славка уже собирался попрощаться и поспешить по своим делам, но старик схватил его за руку и и вложил в нее какой-то пакет.

— Моя Людка как померла, так я стихи начал писать. Они, конечно, не бог весть какие, тебе вряд ли понравятся, но вдруг кому-нибудь по душе придутся. Слав, ну помоги, а? Отправь их в интернет, ладно? А потом расскажешь, чего там люди говорят.

Славка взял протянутый предмет, который оказался обычной школьной тетрадью, сложенной пополам и завернутой по стариковскому обычаю в кусок полиэтилена.

— Ты прости, Слав, что отвлекаю тебя. Просто нам, старикам, тоже какой-то смысл нужен в жизни, понимаешь? Сижу я здесь возле подъезда каждый день, а мне же тоже какого никакого общения хочется. А с кем мне поговорить? Бабкам нашим дворовым только про внуков, рассаду и болезни интересно. Куда мне со своей поэзией? Вот, может стихи мои кому-нибудь приглянутся в интернете. Мало ли?
— Хорошо, Виктор Федорович. Но только не сегодня. Завтра, ладно?
— Да хоть когда, Слав. Я же тебя не тороплю.
— Всё, договорились. До свидания!
Славка сунул тетрадь во внутренний карман пиджака и побежал в цветочный.

Свидание прошло волшебно. Сначала он прошелся со Светкой по городу, затем они зашли в чайную, где просидели почти весь вечер, разговаривая обо всем подряд, а потом он решил проводить девушку домой, срезав путь через парк, заодно посетив одно из самых романтичных мест в городе. В конце одной из аллей, которая оканчивалась крутым склоном, открывался завораживающий вид на город. Обычно в это время здесь можно было встретить несколько влюбленных парочек, но в тот вечер там никого не было. Славка расстелил свой пиджак прямо на земле, и они долго сидели рядом, держась за руки и рассматривая родной город, который переливался цветными огоньками. Конечно же, там они в первый раз и поцеловались. Затем Славка проводил девушку и даже договорился о втором свидании. Домой он не шел, а будто бы летел на крыльях, не касаясь земли. Еще бы — его мечта сбылась, а сбывшиеся мечты — это большая редкость в наше время.

Всю следующую неделю Славка почти не появлялся дома. Он уходил утром, а возвращался поздно ночью. Его не интересовало ничего, кроме Светки. Впрочем, Светка отвечала ему взаимностью. Однажды, опаздывая на очередное свидание, Славка, сбежав по лестнице вниз, распахнул дверь подъезда и выскочил на улицу. Первым кого он увидел, конечно же, был Виктор Федорович.
— Славка! Ты чего-то запропастился куда-то.
— Да там… — махнул тот рукой, решив не посвящать старика в секреты своей личной жизни, — приболел немного.
— Здоровье беречь нужно, Слава. Это дело такое. Я вот один раз...
— Да все нормально, Виктор Федорович, — быстро перебил его Славка, не желая слушать очередную долгую «дедовскую» историю. — Уже выздоровел.

Обменявшись еще несколькими ничего не значащими фразами, Славка уже собрался было уходить, но старик снова заговорил:
— Слав, ты если не хочешь стихи мои в интернет отправлять, ты мне тетрадочку мою верни, я кого-нибудь другого тогда попрошу, — произнес Виктор Федорович.
— Стихи… — захлопал глазами Славка.
— Забыл, да? — вздохнул старик.
— Так я это… Я их уже выложил.
Славка и сам не понял зачем соврал, но обратного пути уже не было.
— Правда? И что люди говорят?
— Ну… Говорят, что хорошие, интересные эти ваши стихи.

Старик посмотрел на парня каким-то виноватым взглядом, а затем принялся потирать большим пальцем свою ладонь, будто бы пытаясь стереть с нее несуществующее пятнышко.
— Это я уже наглею, наверное, Слав… — он вздохнул. Было заметно, что ему неудобно говорить это парню, — Но нельзя ли мне самому глянуть одним глазком — что там они пишут? Я понимаю, что тебе это всё неинтересно, не нужно, но для меня очень важно. Ты уж прости меня за навязчивость.
— Да можно, почему нет? — ответил Славка, плохо пытаясь скрыть свое недовольство. — Сейчас домой только схожу, распечатаю.

Поднявшись в свою квартиру, он распахнул дверцы шкафа и сунул руку во внутренний карман пиджака, в котором ходил на первое свидание со Светкой. И внутри Славки все похолодело — тетради в кармане не было. Обшарив шкаф, в надежде на то, что она просто вывалилась, когда он вешал пиджак на вешалку и, ничего не найдя, Славка включил компьютер и тупо уставился на экран. Самым очевидным шагом было бы рассказать старику всё как есть, но, судя по всему, эти стихи были у деда в единственном экземпляре, и он ими очень дорожил — Славка видел, как бережно была упакована тетрадь.

Нельзя же сейчас выйти и сказать: «Виктор Федорович, на самом деле я ваши стихи посеял, но вы не расстраивайтесь — пишите новые». Нет, так нельзя, старик очень расстроится. Но где же искать эту тетрадь? Славка прекрасно понимал, что это бесполезно. Она могла выпасть где угодно — в тот вечер они со Светкой обошли чуть ли не полгорода и где только не побывали. Даже если пройти по тому же маршруту, то он вряд ли ее отыщет. С того момента как дед отдал ему тетрадь, прошла уже неделя. А если он попросит тетрадь обратно? Он же непременно попросит. Славка бросил взгляд на часы. Уже пять минут, как он должен был встретиться со Светкой.

— Ладно, с тетрадью потом разберусь. Сейчас сделаю ему комментариев, пусть читает.

Славка открыл новую вкладку браузера и набрал в поисковике: «Стихи русских поэтов, отзывы». Выбрав из списка первый попавшийся сайт, он принялся читать комментарии, выбирая самые расплывчатые из них, прочитав которые, невозможно было понять, о каком именно стихотворении идет речь. Понравившиеся он копировал в вордовский документ, предварительно заменяя фамилии поэтов на нейтральное: «автор». Когда отзывов набралось около двух десятков, он распечатал лист и, выключив компьютер, спустился вниз.

— Вот, Виктор Федорович. Распечатал.
— Ого! — обрадовался старик, торопливо раскрывая футляр с очками. — Ты смотри! Неужели и правда царапанья моим людям по душе пришлись?
Он углубился в чтение, а Славка, воспользовавшись тем, что старик отвлекся, незаметно улизнул со двора и направился на очередное свидание со своей девушкой.

Следующие несколько недель Славка старался не попадаться Виктору Федоровичу на глаза. Подходя к своему двору, он выглядывал из-за угла дома и только убедившись в том, что старика нет на скамейке, быстро нырял в подъезд. Выходя же из дома, он старался дождаться кого-нибудь из соседей, чтобы выйти на улицу не одному. А пока «сопровождающий» здоровался со стариком, отвлекая его внимание, Славка молниеносно покидал двор. Но в один из дней, как назло, никто из соседей выходить не собирался. Промаявшись в подъезде около получаса, Славка наконец решил пойти на прорыв. Открыв дверь, он шагнул на улицу и, кивнув старику, сидящему на скамейке, опустил голову и тут же набрал скорость, необходимую для того, чтобы любой человек, посмотревший на него, сразу понял, что он куда-то очень сильно спешит. Но это не сработало.

— Слав! Славка! На секундочку можно тебя?

Славка остановился, обреченно вздохнул и, сунув руки в карманы, подошел к старику.
— Виктор Федорович, я опаздываю немного.
— Да я на секунду, Слав.
С этими словами он протянул парню пакет с чем-то внутри.
— Просто хотел тебе спасибо сказать за тот листок, который ты мне напечатал. Я же его до дыр зачитал. Такие хорошие слова люди пишут — читаю и сердце радуется. Честно говоря, думал, что никуда мои стихи не годятся, а как почитаю эти отзывы, сразу настроение поднимается. Думал бросить уже это дело, а ты мне этим листиком так помог, что я еще несколько стихов написал. Да не бойся, не буду я их тебе читать, — улыбнулся старик, — знаю, что тебе это неинтересно. Просто хотел тебя поблагодарить как-то за твой труд. Вот, тортик купил. Чаю попьешь со своей невестой.

— А откуда вы знаете про нее… про девушку?
— А чего не знать-то? Ты на себя в зеркало посмотри — глаза аж сияют. Это же сразу заметно, когда человек любит. Думаешь, я что ли не любил никогда? Ну иди, иди, Славка. Девчонки не любят, когда к ним опаздывают.
Славка заглянул в пакет. В нем действительно был торт.
— Да неудобно как-то, — покраснел Славка и отвел взгляд.
— Иди уже, — снова заулыбался старик.

Славка молча кивнул и уже сделал несколько неуверенных шагов, но вдруг остановился и снова подошел к скамейке.
— Виктор Федорович, такое дело… — он бросил взгляд на старика, который внимательно слушал, что скажет парень, — не надо торт, спасибо.
— Тебе может и не надо, а невеста твоя обрадуется.
— Просто дело в том, что… — Славка выдохнул и поднял глаза на деда, — я не выкладывал ваши стихи никуда. На самом деле я в тот же день где-то потерял вашу тетрадь, а отзывы эти на самом деле к стихам других поэтов — Лермонтова, Пушкина, Есенина, еще кого-то… Не помню уже всех. Мне просто очень стыдно было признаться, вот я вас и обманул получается. Вы простите меня, пожалуйста. И за обман, и за то, что тетрадь со стихами потерял. У вас, наверное, они в одном экземпляре были.

Славка поставил пакет с тортом на скамейку, а сам сел рядом, ожидая, что скажет старик. Тот некоторое время молчал, а потом, протянув руку, похлопал парня по плечу.
— Это ты молодец, что признался, Славка. Правда — она завсегда лучше кривды. Она всегда всё преодолеет и сколь ее не скрывай, а все равно на свободу выберется. И лучше ее самому выпустить, потому как если взаперти ее держать, она и стены, и двери, и окна — всё на пути снесет. А тортик ты все же возьми. Я же его за твой труд дарю.
— За какой труд, Виктор Федорович?
— Ты же пошел, отзывы эти нашел в интернете, распечатал. Я их читал и думал — вот же какие поэты великие были, что ими до сих пор люди восхищаются. Значит, нельзя руки опускать. Нужно дальше пытаться. Может и о моих стихах так напишут когда-нибудь.

Славка несколько секунд молчал, осмысливая сказанное, а затем повернулся к старику.
— А откуда вы узнали, что эти отзывы не о ваших стихах?
Старик усмехнулся и, запустив руку в карман, извлек оттуда сложенную пополам школьную тетрадь.
— Есть у меня тетрадочка одна, я в нее показания счетчиков записываю каждый месяц. Ну, для себя — чтобы знать сколько накручиваю. Вот и представь. Через пару недель после того как тебе стихи отдал, открываю тетрадь, чтобы цифры переписать, а там стихи. Представляешь? Оказалось, что я, дурак слепой, перепутал тетрадки и тебе ту отдал, с показаниями. Так что, Славка, не переживай — вот они, стишки мои. Выходит, что откуда ни посмотри, а ты только доброе дело сделал.

Теперь настала очередь Славки ковырять большим пальцем свою ладонь, пытаясь стереть с нее несуществующее пятнышко.
— Виктор Федорович, я завтра к вам обязательно зайду за тетрадью и сразу же выложу ваши стихи в интернет. Обещаю.
— Да брось ты, Слав, — засмеялся старик, — куда мне с этими куплетиками против настоящих поэтов? Ты мне лучше стихи вот эти распечатай, к которым люди отзывы написали. Очень хотелось бы их почитать. Хорошие, наверное, стихотворения, раз люди так отзываются.
— Обещаю, Виктор Федорович.
— Вот и договорились. Ты давай бери тортик и дуй к своей невесте. Заждалась уже, наверное. А я пойду чего-нибудь поцарапаю. Настроение сегодня хорошее.

 

©ЧеширКо

  • avatar
  • .

5 комментариев

avatar
ЧеширКо многомиллионными просмотрами обычно не здесь читают. Вы тут еще дядьку Румера с его Некросом скопипиздите. Кстати, весьма рекомендую!
avatar
А я и не собираюсь быть частью многомиллионного просмотра.
Когда-то даже ссылку на ЧеширКо себе в закладки оставлял, только вот специально туда не ныряю, даже и забыл про неё, с ходу и не сразу найду. А здесь когда что появляется — читаю с удовольствием.
Кстати, если Румера с его Некросом сюда скопипиздишь — может и тоже придётся по душе.
avatar
Непростая задача… Прям и не знаю, с какой главы начать, учитывая, что он начал книгу с середины и развивал её в обе стороны. Ну и не для детей она.
avatar
Выложи в раздел для взрослых, раз уж за детей переживаешь. По одной главе — с середины, и с концов. Там уж народ сам разберётся.
avatar
Ну, держитесь!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.