+322.72

Первые киловатты Дальстроя. 100-лет ГОЭЛРО


Выгрузка локомобиля на пристани. Р. Колыма. 1932-33 г.

Появление и развитие колымской энергетики неразрывно связано с промышленным освоением Северо-Востока нашей страны и началом систематической добычи полезных ископаемых – золота, олова, вольфрама, угля и других.

❗️ Золото и электричество
Как известно, территория современной Магаданской области долгое время оставалась отдаленной и малолюдной окраиной России, до тех пор, пока здесь не были открыты месторождения драгоценных металлов. Первые попытки найти их делались еще в царское время, были найдены отдельные признаки золотоносности, но обнаружить значимые месторождения золота не удалось. Единственным исключением стало открытие небольшой россыпи на чукотской реке Волчья недалеко от Анадыря, где в 1906-1908 гг., действовал прииск «Дискавери». Следует отметить, в начале XX века правительство Российской империи настолько слабо контролировала северо-восточные окраины страны, что первое золото на русском Северо-Востоке на реке Волчьей добыли американцы.

Геологоразведочные экспедиции Сергея Обручева (1929-1930 гг.), Юрия Билибина (1929 г) открыли значительные запасы промышленного золота в бассейне верхней Колымы. По прогнозам Билибина, этот район мог стать самым перспективным во всем СССР по добыче драгоценных металлов. Годом ранее, на Колыме начался короткий, но достаточно бурный период колымской «золотой лихорадки», когда старатели с восточносибирских приисков ринулись на Колыму, привлеченные слухами о баснословном богатстве здешних золотых россыпей. Это вызвало перебои со снабжением и настоящий голод на приисках, но не привело к существенному увеличению добычи драгметаллов.

В конце концов, советское государство взяло добычу драгоценных металлов в свои руки. 13 ноября 1931 года был образован государственный трест по дорожному и промышленному строительству в районе Верхней Колымы, сокращенно «Дальстрой». С 1938 года преобразован в Главное Управление строительства Дальнего Севера НКВД СССР «Дальстрой». Задачей новой организации, получившей самые широкие полномочия, было создание транспортной и энергетической инфраструктуры для промышленной добычи полезных ископаемых. Таким образом, государство сделало ставку на плановую масштабную добычу драгоценных металлов, не желая оставлять эту стратегическую отрасль экономики в руках старательских артелей и авантюристов-одиночек. С начала 1930-х годов СССР готовился к большой войне с коалицией капиталистических государств. Руководство страны сделало ставку на ускоренную индустриализацию – требовалось в короткие сроки создать мощную промышленность, которая стала бы способна обеспечить Красную армию современной военной техникой и оружием. Без этого в будущем мировом военном конфликте страна была бы заведомо обречена на тяжелое поражение.

Для приобретения технологий, станков и промышленного оборудования, а иногда и целых заводов «под ключ», Советскому Союзу крайне необходима была валюта, в том числе золото. Таким образом, добыча драгоценных металлов на суровой малолюдной окраине страны стала задачей первоочередной государственной важности. Особенностью деятельности «Дальстроя» с самого начала его работы стало использование подневольного труда заключенных.

Административным центром треста стал Магадан, которому позднее, в 1939 году, был присвоен статус города. Тогда в нем проживало 30 тыс. человек. Возглавил «Дальстрой» Эдуард Петрович Берзин, бывший красный латышский стрелок, активный участник революции и гражданской войны.
На необжитой территории, в суровых климатических условиях, руками заключенных и вольнонаемных сотрудников Дальстроя строились дороги, электростанции, промышленные предприятия, велась геологоразведка, создавались прииски, рудники и шахты для добычи золота, олова, каменного угля.

Кассеритовое месторождение Киргилях. Слева локомобильная станция. Начало 1940 гг.

К началу Великой Отечественной войны Дальстрой вел деятельность в границах современных Магаданской области, Чукотского автономного округа, северных районов Хабаровского края и Северо-Востока Якутии. Вся площадь подведомственной Дальстрою территории на 1941 год составила 2,256 млн. кв. км. Общее количество работников треста превысило 210 тыс. человек, из них около 170 тыс. заключенных.

❗️ Электричество и энергия пара
Естественно, что промышленное освоение края было невозможно без надежного энергообеспечения. Однако в то время ни о какой общей энергетической системе края говорить не приходилось, ее еще только предстояло создать.
Удовлетворение нужд горной промышленности Колымы в электроэнергии в 1930-х годах осуществлялось, главным образом, за счет мелких автономных энергетических источников. Электроэнергетика базировалась на привозном жидком топливе и дровах.

В 1932 году на Колыме появились первые крошечные электростанции временного типа, главным образом для освещения небольших домиков-бараков в поселках Нагаево, Марчекан и Среднекан. Колымская электростанция образца 1932 года – это простейшая паросиловая машина – локомобиль, от маховика которой шла ременная передача на генератор небольшой мощности (20-100 киловатт). Вместо парового двигателя мог использоваться нефтяной или дизельный.
Всеми электростанциями Колымского края за 1932 год было выработано всего 112,3 тыс. киловатт часов электроэнергии, причем стоимость одного киловатт-часа обошлась в среднем в 2 рубля 86 коп – по тем временам небывало дорого.
Высокая стоимость электроэнергии объяснялась многими причинами, в том числе и тем, что вода к паровым котлам локомобилей подвозилась бочками или небольшими цистернами. Кроме того, локомобиль был сам по себе неэкономичен и ненадежен. Электрические сети первых лет Дальстроя обслуживались многочисленным персоналом – от высококвалифицированных технических руководителей, монтеров, механиков, машинистов до столь необычных для нынешнего представления об энергетическом хозяйстве профессий как дроворубы. Например, на Нагаевской электростанции работало четыре дежурных монтера у щита, столько же помощников кочегаров-масленщиков и пятнадцать дроворубов. На 100 киловатт-часов расходовалось 25,6 кубометров воды и один кубометр дров. Только топливная составляющая одного киловатт-часа равнялась 14 копейкам, еще 1 рубль 78 коп. – доля заработной платы сотрудников.
Назрела острая необходимость изменить топливный баланс, используя уголь и торф колымских месторождений. В этих условиях руководство Дальстроя начало расширение действующих, а также проектирование и строительство новых паротурбинных, локомобильных и дизельных электростанций. Однако возводимые станции рассматривались как предприятия временного характера. Монтаж энергетических установок выполнялся с рядом отступлений от технических норм и правил. Имевшееся электротехническое оборудование было устаревшим или изношенным.

Основная особенность развития энергетики в предвоенный период в Дальстрое заключалась, в том, что все энергоустановки на территории Колымы были ведомственными. Исключение составлял лишь центральный Нагаево-Магаданский район. Однако и здесь энергоснабжение потребителей сильно ограничивалось.

И все же, несмотря на высокую стоимость электроэнергии, на необходимость нанимать и везти из центральных районов страны не только квалифицированных специалистов, но и чернорабочих для каждой новой электростанции – с каждым годом их, маломощных и крошечных становилось все больше, и люди требовались все новые, и вопрос с топливом становился все острее. Что строить, какие электростанции – крупные капитальные или временные, небольшие легко демонтируемые?
В планах на 1935 год планировалось строительство временной деревянной электростанции с агрегатами общей мощностью 1200 лошадиных сил (882 киловатта) в устье Утиной, двух подстанций – в устье и на стане Утином, линия высоковольтной передачи напряжением 35 киловольт протяженностью 20 километров между устьем реки Утиной и станом.


Осмотр оборудования для Утинской и Тасканской электростанций. Колыма. 1935 г.

В Магадане предполагалось строительство деревянной электростанции на 160 киловатт и сооружение воздушной электросети протяженностью 1500 метров. Как раз в это время начиналось строительство дороги Нагаево-Магадан-Атка-Мякит-Стрелка-Оротукан. Конечно, цифры энергетических мощностей, протяженности высоковольтных линий электропередачи – все это не шло ни в какое сравнение с впечатляющими данными завершения плана ГОЭЛРО в европейской части Советского Союза, на Урале и вдоль Транссибирской железной дороги.

❗️ Первые ТЭС
Тем не менее, в первые годы деятельности Дальстроя энергетика развивалась довольно интенсивно, однако в значительной степени бессистемно. Из-за немыслимой удаленности поселков друг от друга на Колыме строились в основном карликовые электростанции, маломощные, изолированные. Трудно было предположить, что эти разобщенные очаги освоения, одинокие поселки и прииски когда-нибудь смогут соединиться линиями электропередачи. Во всем мире не имелось опыта строительства протяженных ЛЭП на вечной мерзлоте, в местах почти непроходимых для наземного транспорта. Да и самого транспорта, способного преодолевать бездорожье тундры еще не существовало. Тем не менее, энергетика развивалась.

Если первая электростанция, запущенная в Магадане в 1932 году имела мощность всего 18 киловатт, то уже через год, в ноябре 1933 года в Нагаево поставили под нагрузку локомобильную электростанцию, мощностью почти в 40 раз превосходящую первую – 672 киловатта. Таким образом, будущий административный центр Северо-Востока получил свою стационарную электростанцию.

С ростом горных работ росла и потребность в электроэнергии. Одновременно усложнялась и сама технология добычи полезных ископаемых. В связи с этим к концу 1935 г. между потребностями горной промышленности и возможностями карликовых электростанций, привязанных непосредственно к промышленным предприятиям, наметилась диспропорция, которая выражалась в резком дефиците электроэнергии и недостатке установленной мощности электростанций.
Для преодоления этого перекоса руководство «Дальстроя» начинает проектирование и строительство таких энергетических установок с локомобильным приводом, как Тасканская №1, Усть-Утинская, Запятинская электростанции и с дизельным приводом, как Спорнинская, Аткинская, Палаткинская и Магаданская №2 электростанции. В 1936 г. в Дальстрое находилось 5 локомобильных электростанций. Установленная мощность этих станций выражалась в 1818 кВт. Тогда как, установленная мощность мелких энергоустановок с двигателями до 100 л. с. составляла 7065 кВт.

Первая ТЭС-1 мощностью 1200 л. с. построена и введена в эксплуатацию в 1937/38 г. на левом берегу р. Колыма, вблизи пос. Усть-Таскан. Тогда же начались проектные работы по сооружению локомобильной электростанции ТЭС-2. Площадка станции располагалась в районе слияния рек Таскан и Судар. Эти станции стали основой Тасканского энергетического комбината, созданного для энергоснабжения предприятий Северного горнопромышленного управления.


Работа изготовленного в Магадане локомобиля в Чай-Урьинских приисках (ныне Сусуманский р-н). Начало 1940-х гг.

В 1940 году Дальстрой достиг рекордных показателей добычи драгметалла – было добыто 80 тонн химически чистого золота, столько же, сколько во всем остальном Советском Союзе. Безусловно, в этом достижении есть огромная заслуга колымских энергетиков, без вклада которых промышленная добыча золота и других минеральных ресурсов на Колыме была бы невозможной.

При подготовке статей по истории энергетики Магаданской области использованы работы историков и краеведов С.П. Ефимова, В.Г. Зеляка, А.Г. Козлова, А.Г. Липицкого, И.И. Лукина, А.С. Навасардова.
  • avatar
  • 1
  • .
  • +27

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.