Подвиг и память. Матрёна Вольская спасла 3225 советских детей от фашистов

80 лет назад, в ночь на 23 июля 1942 г., от деревни Елисеевичи Духовщинского района Смоленской области вышло около 1,5 тыс. детей в сопровождении трёх женщин.

Им предстоял пеший путь длиной почти 200 км по оккупированной территории до станции Торопец Калининской области, освобождённой РККА от врага в январе 1942 г.

Так начался первый и самый крупный за всю историю Великой Отечественной войны вывод советских детей с оккупированных территорий. До «Большой земли» добралось 3225 ребят — по пути к колонне, вышедшей из Елисеевичей, присоединялись подростки из других районов Смоленской области. Его так и назвали — операция «Дети».


Матрёна Вольская с учениками смольковской школы (1946 г.) и маршрут спасения детей (1942 г.). Коллаж АиФ

Герой на пятом месяце

Правда, в 1942 г. было не до громких названий. Гитлеровцы тогда готовили карательную операцию, которую у нас называют «Жёлтый слон». Сами же они именовали её Spätlese, т. е. «Поздний сбор»: одной из целей операции был как раз «сбор человеческого материала» — угон в Германию советских детей. Никифор Коляда, командующий партизанским соединением «Батя», что «держало» шесть районов Смоленщины, об этом знал. И потому было принято решение о спешной эвакуации детей с подконтрольных территорий. Главным руководителем назначили учительницу Матрёну Вольскую — в июле 1942 г. ей ещё не исполнилось 23 лет. В помощь Матрёне дали учительницу Варвару Полякову и медработника Екатерину Маслову.

То, что им удалось такое дело, граничит с фантастикой. Дети военного времени отлично понимали, что капризы и шалости могут стоить жизни и тебе самому, и всем остальным. Впоследствии Вольская вспоминала: «Смоленские дети никогда ни на что не жаловались. Если кто-то заплакал, значит, действительно нужна помощь — ребёнок либо изнемогал от голода, либо выбился из сил...» А из сил выбивались многие.

Приходилось идти ночами, скрытно. Пробираться через болота — все другие пути заняты немцами. Менять маршрут на ходу — заранее приготовленные болотные лежнёвки и гати оказались частично разрушены, частично перекрыты врагом. Пока дети днём отдыхают, выходить в разведку на 20–25 км вперёд — уточнять дорогу и броды через реки. Искать и проверять источники питьевой воды и подходы к ним — немцы часто минировали родники и колодцы либо забрасывали их трупами людей и животных.

Несколько раз подвергаться бомбёжкам и обстрелам. И всё-таки выйти к своим с минимальными потерями — во время авианалёта была ранена одна девочка. А довезти их всех до Горьковской области? А содействовать приёму и распределению детей по интернатам и школам фабрично-заводского обучения? А если учесть, что она сама в тот момент была беременна, и срок уже подходил к 5 месяцам? Воля ваша, но это — самый настоящий подвиг. И имя Матрёны Вольской должно быть в пантеоне славы героев Великой Отечественной.

Изувековеченное имя

— Вообще-то память Матрёны Исаевны увековечена, — говорит учитель истории Смольковской средней школы и руководитель школьного краеведческого музея Надежда Сташкина. — Вот только сделано это во многом чисто формально.

Я сначала позволил себе с этим не согласиться. Потому что видел мемориальную доску у входа в школу села Смольки Городецкого района Нижегородской обл., где осенью 1942 г. обосновалась Матрёна Исаевна. И проезжал по сельской улице, названной в её честь. А два года назад в Городце торжественно открыли памятник Вольской...

— Да-да, всё верно, — продолжает Надежда Филипповна. — А теперь посмотрите на эту почтовую карточку. Видите дату рождения Матрёны Исаевны? 6 февраля 1919 г. А на самом деле родилась она 6 ноября. Отчего такая грубая ошибка? Да оттого, что подошли к делу формально! Или ещё… В интернет-энциклопедии сказано, что похоронена Вольская на кладбище села Смольки. Вот мы сейчас с вами были на её могиле… Скажите, это Смольки?

Я вспомнил поездку на машине по просёлку и разбитому асфальту — она заняла, пожалуй, минут 10. Да и дорожный указатель — «дер. Угрюмиха» — говорил о том, что локация действительно другая.

Медвежьи услуги

Готовясь к командировке, я был уверен, что Матрёна Исаевна обойдена наградами, — та самая интернет-энциклопедия в графе «Матрёна Вольская. Награды и премии» имела одну скромную сноску: «Отличник народного просвещения РСФСР». В музее же мне была представлена копия наградного листа о представлении Матрёны Исаевны к ордену Красного Знамени. Вот только эта награда не имеет никакого отношения к её главному подвигу. Орден Красного Знамени она получила по совокупности заслуг и за бой под деревней Закуп: «Тов. Вольская, поднявшись во весь рост, бросилась к паникёрам и привела на ранее занимаемые позиции, где взвод выдержал бой против роты противника». А операцию «Дети» оставили без наград.

— Мне приходилось читать, что Матрёне Исаевне за её подвиг было присвоено звание Героя Советского Союза, — грустно улыбается Надежда Филипповна. — Вот грамота о присвоении — взгляните.

Н-да. Тут одна дата может свести с ума — 24 июня 1998 г. СССР к тому моменту давно распался. На документе стоит подпись: «Председатель Постоянного Президиума Съезда народных депутатов СССР Сажи Умалатова».

— Эта организация официального статуса не имеет, и все её награды — пустой звук, — продолжает Сташкина. — А информация просачивается, и вот уже пишут, что Вольская — Герой Советского Союза.


Памятник Матрёне Вольской открыли в Городце в 2020 г. Фото: АиФ

Формальность и мелочи?

А ещё Надежде Филипповне пока не удалось найти документ, подтверждающий факт приёма-передачи в Горьковской обл. 3225 детей. Свидетельства участников того марша во внимание не принимаются.

А их сотни и сотни. Музей, начавший работу в 1980-е гг., хранит и трогательные письма от повзрослевших «смоленских нижегородцев», и воспоминания объёмом в тетради… И везде имя Матрёны Исаевны упоминается с невероятным теплом — словосочетание «наша вторая мама» там обычное дело. Но нет. Нужна официальная бумага из архива. Разыскать её — задача реальная. Вот только Надежда Филипповна за это взяться не может.

— Я ведь учитель, а не сотрудник музея на зарплате, — вздыхает она. — Да и школьный музей не та организация, с которой будут всерьёз считаться. Вот если бы...

Грустное «если бы» — камертон всей истории. Если бы к вопросу подходили не формально, не было бы ни искажений, ни ошибок, ни обид.

Память о войне и героях войны — не такая материя, где можно обойтись мероприятием «для галочки». Здесь недопустима формальность, влекущая за собой ошибки и искажения. И мелочей здесь быть не должно.



Акция «АиФ»

История Матрёны Вольской глубоко тронула сотрудников редакции еженедельника «Аргументы и факты». Согласно нашему общему мнению, такой подвиг не может оставаться без награды — это было бы не только несправедливо, но и стыдно. Мы обратились к губернатору Нижегородской области Глебу Никитину с просьбой поспособствовать посмертному представлению Матрёны Вольской к званию Героя Российской Федерации. Официальное письмо подписал главный редактор «АиФ» Михаил Чкаников.
 

  • avatar
  • .
  • +16

Больше в разделе

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.