«ОСТальгия». (За бугром).

Наши доморощенные либеразды, при всяком удобном случае и отсутствии других аргументов, любят оскорблять (как они думают) своих оппонентов-соотечественников уже заезженной фразой — «совок головного мозга». Надо полагать, что к педантичным немцам такая фраза неприменима, поэтому, читаем-

Верните нам Берлинскую стену! — требуют немцы спустя 20 лет после её краха.





Эйфория закончена: лёгкая трещина, разделявшая западных и восточных немцев, окончательно превратилась в пропасть. Удивительно, но многие сейчас хотят… вернуть стену обратно

Когда Рольф выходит гулять на улицу, то надевает футболку: жёлто-красный герб из колосьев, молота и циркуля, внизу подпись — «Рождённый в ГДР». Когда 14 лет назад Рольф появился на свет, то никакой ГДР уже в помине не было, а его родной город Карл-Маркс-Штадт переименовали в Кемниц.

«Ну и что, — упрямо говорит Рольф. — Мои отец и мать родились в ГДР — значит, я тоже гэдээровец». Родителей он почти не видит: оба уехали работать в Западную Германию, как и половина жителей бывшего Карл-Маркс-Штадта, — подростка воспитывает бабушка Грета. Главный индустриальный центр Восточной Германии превращён в кладбище пустых заводов: в окнах выбиты стёкла, стены разрисованы граффити, на крыше вьют гнёзда вороны. В 1989 г. в Кемнице проживало 250 000 человек, сейчас вполовину меньше — не найдя работы, люди перебираются на Запад.

Когда стемнеет, город похож на призрак: улицы пусты, без единого человека — только у памятника Карлу Марксу, который зовут «башка» (он сделан в виде бронзовой головы), группка молодёжи слушает «Раммштайн». «Я ненавижу западных немцев, — говорит Рольф, по-взрослому закуривая сигарету. — Они ничего не знают о жизни». «Я была в такой эйфории, когда рухнула Берлинская стена, — в тон внуку вздыхает бабушка Грета. — Думала, что наступит рай. Вечерами я иду по мёртвому городу, смотрю, как ветер сметает обрывки газет и пивные банки… О, как же я была наивна. Нет, я рада, что Германия объединилась. Но это вовсе не рай — это апокалипсис».

Революция из-за бананов
За 20 лет, прошедших после падения Берлинской стены, трещина между западными и восточными немцами стала пропастью. Появился даже специальный термин «остальгия» — производное от Оst (восток) и «ностальгия»: символ тоски гэдээровцев по утраченной родине.

Согласно последнему опросу, проведённому газетой «Берлинер цайтунг», 49% «восточников» считают: в ГДР жилось «очень неплохо», а 8 процентов и вовсе уверены — социализм «намного лучше». Западных немцев такое мнение, разумеется, бесит. На обустройство гэдээровских городов федеральные власти тратят 120 млрд евро в год, но на Востоке настаивают, что никому ничего не должны — «западники разрушили нашу экономику, самую лучшую среди стран социализма!». «9 ноября 1989 года мы полагали, что отныне мы — единый народ, — сокрушается профессор Генрих Миттель из Дюссельдорфа. — Все ждали, что будут небольшие трения, но потом, со временем, всё забудется.

Однако ничего не произошло. Восточные немцы рассказывают детям легенды о сытой жизни под властью Хонеккера, в результате для поколения, не видевшего ГДР, эта страна тоже стала «землёй обетованной». Западных немцев на Востоке не любят, и те платят взаимностью.

«Гэдээровцы терпеть не могут работать, — заводится таксист Михель, родом из Западного Берлина. — Им бы только на халяву пособия получать! Я думаю, они и стену-то Берлинскую разрушили потому, что хотели иметь в магазинах бананы, всё остальное в ГДР их и так устраивало». «Когда получаешь счета за газ и воду, — жалуется бабушка Грета, — поневоле начинаешь ностальгировать: при Хонеккере всё стоило копейки, и каждый имел работу. Берлинская стена рухнула, но не исчезла — она переместилась в головы людей». Это не так и фантастично, если учесть данные другого опроса — целых 25% западных и 12% восточных немцев высказались за то, чтобы… «снова восстановить стену»!

«Хонеккер — отличный парень!»

В самом Берлине остатки грозной Берлинской стены из мрачного символа тоталитаризма давно превратились в объект туристической привлекательности. Сейчас уже и сами берлинцы не верят — неужели 20 лет назад всё было по-другому? И колючая проволока, и электрический ток, и нейтральная зона у Бранденбургских ворот, и вышки со снайперами? У обломков стены возле Потсдамер Плац позируют арабские гастарбайтеры, переодетые в форму пограничников ГДР, и стоит гэдээровский автомобиль «Трабант» (нечто в стиле нашего «Запорожца») — желающие могут сфотографироваться за 1 евро. В любом магазине сувениров у КПП «Чарли» (пропускной пункт для дипломатов, где производился обмен шпионов) — камешки из стены с сертификатом (говорят, их вовсю штампуют в Китае). Куски посолиднее увезли на Запад — теперь они стоят в главном офисе корпорации «Майкрософт» и штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли. «У нас меньше народа ходит в Пергамский музей врата Иштар из Вавилона смотреть, — смеётся берлинский историк Алекс Келль. — Сейчас символика страны-привидения — ГДР приносит городу внушительный доход от туристов».

Фридрих (или, как он себя сам называет, Фредди) Хайнцель владеет магазином сувениров на том месте, где проходила стена. Его дом — в Западном Берлине, в двух метрах от границы: он помнит, как, перекинув верёвку в соседнее окно, люди сбегали на Запад. «Немцы ждали от падения Берлинской стены пропуск в нирвану, — объясняет он. — Не получив желаемого, они разочарованы. На Востоке говорят: «Хонеккер был отличный парень!», на Западе: «Нам и без вас было куда деньги тратить!» Смешно, но 20 лет назад мы понимали друг друга лучше». Хлопает дверь — Хайнцель отвлекается, извиняясь. Зашли покупатели, рассматривают футболки «Рождённый в ГДР». В последнее время они становятся всё популярнее…

Правильно ли мы поступили, отдав ГДР без всякой выгоды для себя? Что могла получить Россия от падения Берлинской стены?

Возведение стены, разделяющей Берлин, началось 13 августа 1961 года по инициативе ГДР: с целью «оградить граждан от влияния Запада». Берлинская стена протянулась на 155 км, включала в себя 302 вышки, земляные рвы и электрическую ограду. За 28 лет при попытке бежать на Запад погибло, по разным данным, от 192 до 1245 человек. 9 ноября 1989 года, после массовых уличных демонстраций, которые привели к падению режима Эриха Хонеккера, власти ГДР распорядились выдать визы желающим посетить Запад. В ту же ночь торжествующая толпа разрушила стену — стоя в проломах, восточные немцы братались с западными. ТВ транслировало эту «картинку» на весь мир. 3 октября 1990 года ГДР перестала существовать.
www.aif.ru/society/article/30592
  • avatar
  • .
  • +45

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.