Пенсионерка два месяца провела в СИЗО. Просто так.

«Они моим телом подметали асфальт»

Нина Трапш

Нина Трапш

31 октября Тюменский районный суд признал Нину Трапш виновной по статье «Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования». Пенсионерке назначили штраф в размере 30 тысяч рублей и освободили. В СИЗО в ожидании суда она провела более двух месяцев: ее обвиняли в угрозе насилием в адрес сотрудника Следственного комитета.

В изоляторе ветеран труда Нина Федоровна Трапш оказалась, потому что судья, избиравший ей меру пресечения, счел, что она действительно угрожала убить 24-летнего сотрудника СК, когда тот обыскивал ее квартиру. Пенсионерка вину полностью отрицает, но подавать апелляционную жалобу не собирается: говорит, что нет сил. Корреспондент «Сибирь.Реалий» встретился с ней вскоре после освобождения.

– Началось все с ремонта нашей улицы в конце 2015 года, – рассказывает Нина Трапш. – Ремонт курировал замглавы администрации города Афанасьев. Он собирал людей, говорил, что все будет сделано вовремя, но годами длится все это: то там начнут копать асфальт, то тротуар не был доделан, то зачем-то хороший магазин снесли садоводческий, капитальное красивое было здание. Там же предприниматели были, они же деньги затратили. Но гнилой дом, который убого выглядит и портит вообще вид улицы, до сих пор стоит, брошенный на произвол судьбы.

Я спрашиваю: а у вас есть разрешение? Нет? Тогда уходите. Уходите вон отсюда, мы полицию не вызывали

Ходили слухи, что было украдено много денег из бюджета. Я написала жалобу губернатору, еще тогда Якушев был: выделите, пожалуйста, деньги, если их действительно не хватает, но улицу надо приводить в порядок. И что вы думаете? Афанасьев обратился к следователю в марте 2017 года, что якобы я ему угрожаю. Что якобы я ему там написала какую-то анонимку, что ему будет плохо и так далее, не знаю, какие уж у него были мотивы. Узнала я о возбуждении уголовного дела только с приходом следователя Колесникова в июле, а дело он завел спустя 60 дней после обращения чиновника.

4 июля прошлого года приходит к нам следователь и прямо с порога кричит, что на вас заведено уголовное дело, вы угрожали Афанасьеву. Я говорю, такого быть не может. А он: я должен провести у вас обыск. Я спрашиваю: а у вас есть разрешение? Нет? Тогда уходите. Уходите вон отсюда, мы полицию не вызывали, у вас разрешения на обыск нет, я вас знать не хочу и знать не знаю. И он мне ничего не показал, никаких документов. Я даже подумала, сейчас много ходит всевозможных преступников, приняла его за какого-то авантюриста.

Следователь очень большой, двухметрового роста, широкий в плечах, огромная у него обувь, это громадина. Ему 24 года, а мне, считайте, 74

Может, ему показалось, что я ему грубо отвечаю или что-то еще. И он, значит, сфабриковал дело, что я и ему тоже угрожала. Я с ним не ругалась, я просила его уйти, ну, может быть, на повышенных тонах ему сказала, что ему не понравилось. Вот, решил, что я ему угрожаю, чуть ли не физически, а этого не было совершенно.

Следователь очень большой, двухметрового роста, широкий в плечах, огромная у него обувь, это громадина (фото. – Прим. СР). Ему 24 года, а мне, считайте, 74. Как он может меня бояться и что я могу ему сделать?! В общем, это страшный абсурд.

В деле сказано, что понятые тоже свидетельствовали против вас.

– Почему они подтверждают его слова, я не знаю, может, он попросил их. Понятых было двое: пробегающий мальчик, он здесь не живет и не прописан, тут у него дальние родственники, и соседка. На суде она сказала, что я говорила грубости следователю, но точно не помнит что.

Когда вы узнали, что Колесников вас обвинил в угрозе убийством?

– В тот день он ушел и ни слова не сказал об угрозах в свой адрес. Я даже до последней минуты не знала, что возбудили уголовное дело. А 12 декабря пришел другой следователь Аглиуллин. С кувалдой. Я вообще не хотела открывать, так он кувалдой нам дверь пытался вынести, как настоящий бандит.

На этот раз у него были документы для обыска. Он заявил, что я угрожала следователю Колесникову, на меня заведено уголовное дело. Я, во-первых, испугалась, я человек старой закалки. Раньше приходили с обыском, значит, это уже рецидивист. И мне стало до такой степени обидно и неприятно, как можно ставить меня в этот ряд?!

Вообще в мировой практике такое было? Мало ли, люди ругаются, кто кому что сказал, за слово разве судят? Судят же за действие. А я и рукой не замахнулась, просто сказала: уходи, видеть тебя не могу, у нас искать нечего, у тебя нет документов, пошел вон. Может, ему показалось, что я его чуть ли не убиваю?

Когда было первое заседание, была страшная вьюга. Я пошла одна в суд, упала в снег, встать не могла, меня мужчина привел домой, я была в ужасном состоянии. И с тех пор я стала очень сильно болеть.

Когда меня поместили в СИЗО, мне показалось, они его скопировали с концлагеря. Первое ощущение – мне не хотелось жить даже

Судья решила, раз я на то заседание не пришла, на другое не пришла, решила взять меня под стражу. Я пошла за хлебом, иду по улице, подъезжает машина, меня хватают, кто-то мне подставил подножку, я упала. Говорят, сейчас поедешь в полицию, ты объявлена в розыск. Вы особо опасный преступник, вы всем угрожаете. Я говорю: да вы что, с ума, что ли, сошли?

Встать не могу, сопротивляюсь, они моим телом подметали асфальт. Меня тащили за руки и за ноги в машину. Вот такая у нас полиция, вот такое у нас государство.

Вы поняли в тот момент, что вас действительно могут посадить?

– Я не думала об этом, потому что была убеждена, что вообще ничего не совершила. Я до сих пор чувствую себя невиновной. Я ничего не украла, никого не убила! Мне 73 года, много почетных грамот, и я всегда была уважаемым человеком, и вдруг вот такая напасть. Когда меня поместили в СИЗО, мне показалось, они его скопировали с концлагеря. Первое ощущение – мне не хотелось жить даже. Я была просто оскорблена, унижена страшно. Я была уверена, что не виновата, что никогда никто ничего такого не может совершить против меня. Как доказывать, что ты вообще не верблюд? Это дикость какая-то.

Когда привезли меня в СИЗО, у одного мужчины инспектора были слезы на глазах. Он говорит, как так, мать, за что тебя? Я говорю: ни за что. Многие женщины-инспектора, раньше их называли конвоирами, они мне все время говорили, глядя на тебя, сердце кровью обливается. Я говорю: что-то у судьи моей и прокуроров сердце кровью не обливалось.

Они все сочувствовали, мечтали, чтобы у меня все благополучно закончилось. Я же на халат пальто накинула, и в булочную так выбежала. И меня так и задержали, и в этом халате привезли в СИЗО. И одна из женщин-конвоиров мне потом теплые колготки принесла, чтобы я не замерзла. Работники в СИЗО неплохие, я могу сказать, нормальные люди, просто сами условия содержания людей отвратительные.

Нина Трапш с сыном

Нина Трапш с сыном

Расскажите подробнее?

– Во-первых, решетки страшные там кругом. Куда бы ни пошел, или на прогулку тебя ведут, или в медсанчасть, руки за спину, и впереди двое с пистолетами, сзади двое, переносить такой кошмар вообще невозможно.

Еда ужасная, я там практически ничего не ела, все выливала в унитаз

Думаю, да какой смысл жить, если я на 100% уверена, что не виновата, и вдруг оказываюсь в месте, где кто за убийство, кто за наркотики сидит, и вдруг я в одном ряду с ними. Это было дико. А потом думаю, я же совсем не сошла с ума, почему я должна свою жизнь подарить этим врагам?

Условия там ужасные. Под семью замками, за железной дверью, с сокамерниками, а они же совершили преступления все-таки. Мне было, конечно, страшно. А им терять нечего, многим грозило по 10 лет.

В основном, молодежь вся сидит за наркотики. Девочки некоторые более-менее. Я говорю: как такое могло произойти? Нет работы. Страшная безработица в стране. Одна говорит, получала 12 тысяч, за съемную квартиру платила 10. Что мне оставалось делать? Предложили большие деньги, я и пошла. В основном молодежь сидит за наркотики, 90% молодых красивых девиц. Страшная безработица погубила молодежь. Я не знаю, что дальше будет с нашей страной, это невозможно.

– А как там кормят?

– Что приносят? Вот похлебка, она такая нудная, будто там посуду помыли, и это суп называется. Если гороховый суп, там две горошины плавают, и ничего не солится. Каша по утрам, естественно, без масла, на воде. О фруктах, овощах речи нет. Картошка была первое время вообще черно-коричневая, гнилая.

Если бы людям ничего не приносили, можно просто умереть от голода. В окошечко тебе принесут поесть, а еда ужасная, я там практически ничего не ела, все выливала в унитаз. Короче говоря, мы все кормили унитаз. Прозвали его Эдиком. Эдик тоже хочет кушать.

Я днем из сил выбивалась, умывалась холодной водой, чтобы не заснуть, чтобы не попасть в карцер

Самое интересное, что окна мало того, что в решетках, так они еще такой пленкой закрыты, чтобы мы улицу вообще не видели. А гулять нас выводили в другие камеры. Они полностью железные, потолок решетчатый и тоже покрыт чем-то, чтобы мы небо тоже не видели. Настолько ты ограничен во всем, я не знаю, как это даже назвать. Это кошмар какой-то. Разве можно назвать прогулкой из одной камеры в другую? Где ты там дышишь, вообще непонятно, только холодно. И если ты не пойдешь на прогулку, будешь отказываться, попадешь в карцер. Я боялась, что опять будут обо мне говорить, что мало того, что всем угрожает, еще и дисциплину нарушает. Я старалась, что они говорят, все выполнять.

Но самое страшное – это постель. Железные кровати с решетками, которые выпирают, матрац грязный, столетней давности, тоненький. Лежишь, все это железо упирается в спину. У меня от них до сих пор болит спина. Ночью там полностью выключают отопление, холодно, дрожишь. Я спала иногда в пальто.

Подъем в шесть утра и до десяти вечера. Спрашивается, что там мотаться из угла в угол? Но самое страшное, попробуй ты хоть на пять минут засни днем, значит, пойдешь в карцер. Конечно, я днем из сил выбивалась, умывалась холодной водой, чтобы не заснуть, чтобы не попасть в карцер.

У них никогда не было в СИЗО человека в таком возрасте. Там есть так называемые бабушки после шестидесяти, ну самой старшей там шестьдесят три было.

И при этом еще и медицина ужасная. Я не могла там валидол даже выпросить.

– На суде говорили, что есть записи следователя со смартфона во время его визита к вам в квартиру. А что там на записи, слышно, как вы ругаетесь?

– Ее никому не показывали, запись эту никто не видел. Следователь говорит, что там все записано, как я ругаюсь, как угрожаю ему. Адвокат запрашивал, но ему никто не дал эту запись. К тому же он мог там монтаж какой-то сделать, что я кричу там чуть ли не матом. Я вообще в жизни не ругаюсь матом.

– Ваш адвокат ходатайствовал, чтобы вас выпустили из СИЗО под домашний арест или подписку о невыезде?

– Да, адвокат был хороший, а ему во всем отказывали. Я все время говорила, вход сюда есть, а выхода, наверное, нет. Потому что у меня было такое впечатление, что никогда оттуда не выйду. Я просто стала молиться. Даже эти молодые девочки сидели и читали со мной молитвы. Мы просили, пусть восторжествует справедливость.

Свидания с сыном вам разрешали?

– Не разрешали. Всем разрешали, мне нет. Единственное, мне разрешили три раза позвонить. Конечно, за плату. 50 рублей в СИЗО карта стоит для одного разговора.

Каждый раз, когда везли на суд, я надеялась, что меня выпустят. Но меня отпустили 31 октября. Такая история нелепая, никчемушняя, пустая. У нас нарушаются права человека. Так относиться к людям нельзя. За эти два месяца мне казалось, что я чуть ли не пожизненно там сижу. Это никакое не СИЗО, это тюрьма строгого режима.

Там приходил священник, с людьми общался. Я когда пришла к нему, он говорит: мать, у тебя седые волосы, как не стыдно, ты почему в тюрьме? Я говорю, вот так и так. А он: боже мой, ну мало ли, разозлился человек, ну могли бы штраф просто выписать. Но чтобы, говорит, судить по этой статье и швырять в СИЗО, ну это у нас уже какие-то новшества в стране появились.

Раньше у меня была надежда, что будет хорошо у нас, сейчас нет. Пока у нас великий Путин у власти, ничего не изменится к лучшему. Я теперь считаю, что я в оппозиции. Они меня специально отправили в оппозицию. Если раньше была надежда, что все изменится к лучшему, теперь я на стороне протестующих. Теперь только так.

А что вы сейчас думаете об этом сотруднике СК, из-за которого вы и оказались в СИЗО?

– Я считаю, что он просто наглый молодой человек и начинает свою карьеру не с того. Если он всем преподносит, что я чуть ли не бандитка какая, а как он будет работать с ярыми уголовниками? Я считаю, что человек это бессовестный. Если ты следователь, так надо быть честным, а так он может любого подставить. Мне очень жаль, что молодой человек не с того начинает, и ему не место в Следственном комитете.

  • avatar
  • 1
  • .
  • +14

21 комментарий

avatar
Не, ну вот история. Вот вам русские люди. Высокодуховные. Это, ведь, мы сами такие. Рыла суконные.
Слышу голоса — это частный случай, мы хорошие!
Хорошо, хорошие люди, это про плохих людей. Ну так а кто это такие? Где их фотографии, адреса проживания, номера школ, где их дети учатся, где их родители живут. Страна должна знать своих героев в лицо.
avatar
Частный голос: любой персонаж из СИЗО тебе расскажет, что он не виноват.

Было дело работал с пожилыми, поверь они могут быть невыносимы, у кого-то маразм у кого-то другие расстройства в силу старости просто. Они весьма бывают не сахар.
Была тут история, найти не могу, бабушку социальные работники обижали, штук 10 бабулька — божий одуванчик перебрала людей и все ее обижали. А как на деле так оказалось бабулька божий одуванчик самой настоящей бабой ягой, профессиональным жалобщиком и поклепщиком.

И не все в истории правда как всегда. Болела бы никаких проблем это бы не вызвало. Достаточно предоставить больничный или ходатайство заявить о представлении интересов и рассмотрении дела в отсутствии по состоянию здоровья или еще что, там варианты есть.

Однако соглашусь в СИЗО сажать настолько престарелых имея возможность применения альтернативных мер принуждения не совсем что ли правильно.

Но так в судах принято (у нас нет прецедентного права, ага. У нас есть «судебная практика») так вот в случаях неявки или отсутствия ходатайств или вообще каких-либо действий кроме игнорирования и т.п. применяется такая мера. Розыск, конвой, этап если в другом городе поймали и СИЗО.
avatar
Это не пресловутая «судебная практика», а конкретное судейское суконное рыло отправляет бабку в СИЗО. Где его фотка?
В этом контексте мне в своё время импонировал Караулов. Не знаю на кого он работал, но аудитория у него была огромная и на центральных каналах. Кому-то даже они помогли. Вот в таком формате нужен ресурс. Дабы реальные дела с реальными героями, с адресами и семьями, на всеобщее обозрение.
Ну, с другой стороны, личный опыт говорит — ни хера это не поможет. Не перед кем бисер метать…
avatar
Это не пресловутая «судебная практика», а конкретное судейское суконное рыло отправляет бабку в СИЗО. Где его фотка?

В Свердловской области 64-летняя жительница Екатеринбурга и её 30-летний сын признаны виновными в разбойном нападении и убийстве.
Суд назначил пенсионерке 16, 5 лет колонии общего режима, ее сыну — 15,5 лет колонии строгого режима. Кроме того, осужденных обязали выплатить потерпевшей стороне 1 млн рублей компенсации материального ущерба и 900 тыс. рублей — морального вреда.

Ерунду не городи. По-твоему и следователь, и судья от обиды на кого-либо могут завести дело, арестовать, посадить и так далее. Это примитивное представление о СК и о суде. Все делается в соответствии с действующим законодательством — если следователь возбудил дело и ходатайствовал перед судом об избрании той или иной меры пресечения, а суд ее избрал, то в соответствии с законодательством. Это во-первых.

И во-вторых — если гражданка (нет отдельного процессуального кодекса для пенсионеров) считает, что в отношении нее были совершены незаконные действия, то она вправе обратиться в прокуратуру, в суд, в ЕСПЧ и так далее.

Ты же не имея ни малейшего основания поливаешь людей грязью, причем тех, кто находится при исполнении своих СЛУЖЕБНЫХ обязанностей. А почему, собственно? А потому, что она пенсионерка и она сказала, что она нивчемневиновата.

А с материалами дела, ты, разумеется, не знаком, но выносить свой вердикт относительно личности судьи и следователя, считаешь возможным.
avatar
Вторая цитата, очевидно, для того, чтобы доказать, что все пенсионерки способны на разбойное нападение и убийство. Я понял.
Я также понял, что следователь просто обязан был завести уголовку на полоумную бабку, шибко опасаясь за свою жизнь. Потому, что, как выше мы доказали, всякая бабка способна на убийство.
Также я понял, что судья избрала заключение под стражу в качестве меры пресечения, опасаясь серии разбойных нападений на сотрудников полиции и простых граждан со стороны бабки. И у неё выбора не было.
Пиздёжь и ты это прекрасно понимаешь.
А я это знаю.
У меня в 91-м в Питере было задержание по огнестрелу.
Так вот, и следователь отказала в возбуждении, и судья потом меру не изменил. Потому, что есть вменяемые люди. А те — рыла суконные.
Точка.
avatar
Вторая цитата, очевидно, для того, чтобы доказать, что все пенсионерки способны на разбойное нападение и убийство. Я понял.


Ну тогда тебе бессмысленно отрицать, что эта твоя цитата, очевидно, для того, чтобы показать, что ни одна бабка не способна на уголовное преступление:
Это не пресловутая «судебная практика», а конкретное судейское суконное рыло отправляет бабку в СИЗО.
Или нет?
А те — рыла суконные.

Рыло суконное это ты, как и все считающие суконными рылами тех, кто по их мнению таковыми являются.
Иди в игнор, читать тебя противно.
avatar
С просторов интернета некоторые цитаты.
Прокурор просит разрешения зачитать показания фельдшера на предварительном следствии.

— «Женщина была очень возмущена тем, что в ее квартире проводится обыск. Она все время ходила за следователями и ругалась на следователя-мужчину очень высокого роста (на Колесникова. — И.Ж.). При этом она использовала такие слова: «Отваливай, пока я тебя не убила, сейчас башку отрублю, гадина», — читает прокурор.
Факт словесных угроз подтвердили и остальные два свидетеля — бывший сотрудник уголовного розыска Дмитрий Тагильцев и соседка пенсионерки, понятая Александра Иполетова. Также соседка заявила, что семья Трапш — «правдорубы», периодически ссорятся с другими соседями.
Следующий свидетель — оперуполномоченный полиции Дмитрий Тагильцев. Он проводил обыск в квартире Трапш вместе с Колесниковым.

— Поведение подсудимой было, мягко говоря, неадекватным. Она в ходе обыска начала симулировать сердечный приступ. Скорая приехала и никакого приступа не обнаружила. Посылала нас на три буквы, угрожала, что «отрубит башку». Я не исключал в тот момент, что она может воплотить свои угрозы в жизнь.
Последним свидетелем стала соседка Нины Федоровны Александра Эполетова. Она была при обыске понятой. Эполетова подтвердила, что Трапш ругалась на следователей, но каких-либо угроз не помнит.
Ответ судьи оказывается неожиданно человечным.

— Понимаете, вид пожилой бабушки за решеткой никого не умиляет. Не умиляет он и меня, — говорит Черкасова. — Но когда для нее избиралась мера пресечения, у нас не было выбора.

— (продолжает) Мы планировали начать суд еще семь месяцев назад, к тому моменту Нина Федоровна находилась под подпиской о невыезде. Мы слали ей повестки, но она в суд не приходила. Мы посылали приставов — они не могли застать ее дома. В конце концов, мы были вынуждены объявить ее в розыск.

Пенсионерку задержали 28 августа в парке около ее дома.— После того как ее объявили в розыск, избрать меру пресечения не в виде содержания под стражей, было невозможно. И пришлось отправить ее в СИЗО, хотя мне как человеку это тоже не нравится, — продолжает судья. — Но таков закон. Сейчас я хочу только поскорее это дело закончить. Статья 296 УК — не тяжкая. Она предусматривает лишение свободы, но только для рецидивистов. Нина Федоровна — не рецидивист. Я очень надеюсь, что еще одно-два заседания, и к 1 ноября мы выйдем на приговор. И все это закончится.
avatar


Старший следователь Сергей Колесников.

Короткая прическа, крепкое телосложение. Это и есть потерпевший следователь Колесников.


Следователь Колесников второй справа (номер 225).
avatar
avatar
Крепко, видать, бабка его изобидела, раз решил он дело завесть.
Это он, видать, на бабке отыгрался за тех кавказских малолеток, которые в переходе ему поджопников надавали.
(Последнее чисто для примера, но на реальных событиях).
avatar
Ну так а кто это такие? Где их фотографии, адреса проживания, номера школ, где их дети учатся, где их родители живут. Страна должна знать своих героев в лицо.
Дабы реальные дела с реальными героями, с адресами и семьями, на всеобщее обозрение.
с этими закидонами вна украину. миротворец кажется.
там ищи.

зы. сопротивлялась сотруднику при исполнении?
ну и всё.
avatar
Так а зачем сотрудникам рисковать жизнью при сопротивлении бабки? Надо было вызвать ОМОН и принять по-людски. А не то, глядишь, чего доброго, пошинкует бабка росгвардию…
avatar
Щас её отпустят, ты поезжай, найди её. И пусть она тебе мозги ебёт а не гвардейцам.
А то упустишь время, она опять кого нахуй пошлёт, при исполнении и будешь потом передачки ей возить.
Или не будешь?
avatar
Какая-то мутная история.
К примеру бабка путается в показаниях: то ей 73 года, то 74, сначала сказала, что повязали 28 июля, после подсказки поправилась, что 28 августа.
И вот очень слабо мне вериться, что сейчас есть настолько борзые сотрудники, которые придут на обыск без всяких документов. И не понятно нахрена следаку эта канитель с бабкой, судя по фото у него всё хорошо в жизни, зачем так подставляться?

И ещё меня немного зацепила фраза:
Мало ли, люди ругаются, кто кому что сказал, за слово разве судят? Судят же за действие.
Даже если она угрожала убить следователя и всю его семью, то сама она преступлением это не считает. Она же даже руки не подняла. А учитывая возраст и то, что путается в датах, могла уже сама забыть все проклятия. А если вспомнить недавнее происшествие со старушкой, коллекторами и грибами, я бы не стал совсем отбрасывать реальность угроз, если такие действительно имели место быть.
Читаю дальше и вдруг:
Я говорю: как такое могло произойти? Нет работы. Страшная безработица в стране. Одна говорит, получала 12 тысяч, за съемную квартиру платила 10. Что мне оставалось делать? Предложили большие деньги, я и пошла. В основном молодежь сидит за наркотики, 90% молодых красивых девиц. Страшная безработица погубила молодежь. Я не знаю, что дальше будет с нашей страной, это невозможно.
В то время как уровень безработицы в Тюмени 4,5% И вакансии есть.

А чуть дальше:
Раньше у меня была надежда, что будет хорошо у нас, сейчас нет. Пока у нас великий Путин у власти, ничего не изменится к лучшему.Я теперь считаю, что я в оппозиции. Они меня специально отправили в оппозицию. Если раньше была надежда, что все изменится к лучшему, теперь я на стороне протестующих. Теперь только так.
Хоп, и становится ясно откуда ноги растут.
avatar
Хоп, и становится ясно откуда ноги растут.
кровавая гебня и темнейший? ГыГы
avatar
Корреспондент «Сибирь.Реалий» вам не достаточно? :)
avatar
их цели " сохранять верность традициям, заложенным в 200-летней истории агентства"??
avatar
Ну да. Врать про Россию. Традиции они такие.
avatar
Вот ты, Lyka, меня игноришь за «рыла суконные», а определения этому термину не знаешь. А вот, разузнай, тогда тебе всё станет ясно. И на душе полегчает.
avatar
а ты знаешь? что-то не вяжется с тем, как ты его везде пихаешь.
avatar
Ну вот, прям, так уж и везде…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.