Боец ЧВК Вагнера: «Лафа закончилась после ссоры Шойгу и Пригожина»

Штурмовик Акарабата и Дэйр-Эз-Зора — о буднях «наемников» в Сирии

Один из уральских добровольцев, воевавших в Донбассе, а затем в Сирии, в составе ЧВК Вагнера, вернулся недавно из зоны боевых действий. На условиях анонимности боец рассказал, как все устроено в частной военной компании. Правда ли, что в ней правят бывшие зэки, как вагнеровцы воюют с ИГИЛ*, помогают ли им российская и сирийская армии, подробности боя 7 февраля, когда погибли сотни россиян, детали быта «наемников» — в его эксклюзивном интервью для «URA.RU».

Александр (имя героя изменено) — бывалый вояка. По виду не скажешь: хоть и крепыш, но невысокого роста — явно не Рэмбо. Однако он профессиональный военный: офицер запаса российской армии. В 2014—2015 годах ездил добровольцем в Донбасс, командовал подразделением ополчения, в 2016-м отправился в Сирию в составе частной военной компании Вагнера. Просит не называть не только его фамилию, но и даже позывной («меня легко вычислят — служба безопасности у Вагнера работает хорошо»). На интервью согласился, чтобы рассказать правду о ЧВК Вагнера и попытаться изменить мнение россиян о добровольцах, воюющих в Сирии.

— У вас на днях была опубликована статья про ЧВК Вагнера и «Патриот» — мне очень не понравились высказывания экспертов, назвавших нас наемниками, — говорит Александр. — Наемники — это люди, которым по барабану, за кого воевать — лишь бы платили. У нас наемников нет, мы — добровольцы, работающие на интересы государства. В законе о воинской обязанности есть статья о краткосрочных контрактах, по ней все военнослужащие (в т. ч. запаса), воюющие с террористами, не являются наемниками.

Если называть нас «наемниками», то тогда наши военные разве не наемники? Тоже воюют за деньги — за тройное жалованье. Тоже на контракте сидят, как и мы. Я даже американские ЧВК не могу назвать наемниками, потому что они тоже работают на государство — на Госдеп, на ЦРУ, на Пентагон или на какую-то из спецслужб. Я нигде не видел информации, чтобы они работали на частные компании».

— Но разве ЧВК Вагнера не действует в интересах нефтегазовых компаний?

— Везде пишут, что мы заняты только отжатием заводов, нефтяных скважин. Я провел в Сирии почти год, у меня было две боевых командировки — за это время я ни одной скважины не отжал.

— Чем же вы тогда занимались?

— Мы штурмовали [сирийские города] Акерабат, Дэйр-Эз--Зор, уже после моего отъезда ребята штурмовали Меядин, Восточную Гуту. Говорить, что ЧВК Вагнера только отжимает заводы и «качалки» — это неправда.

— Но ведь бой 7 февраля, когда погибло много вагнеровцев (в СМИ речь шла о сотнях убитых и раненых) произошел якобы именно за того, что ЧВК пошла отжимать у американцев завод…

— Четыре завода. Но задача была не отжать эти заводы (это было само собой разумеющееся), а занять местность за ними, где стояли американские базы. Задача была вообще вытеснить их оттуда. Но генерал, который курировал эту операцию, не поддержал нас с воздуха. Задача войск была прикрыть нас или хотя бы включать средства радиоэлектронной борьбы и создать помехи авиации и дронам американцев, чтобы они не смогли работать, не «резвились» с воздуха.

Американский полковник вышел на связь, говорит: «Уберите своих — они наступают, мы не хотим кровопролития». А наш генерал из центра взаимодействия ответил, что российских военнослужащих там нет. Вот и получилось, что четыре батальонных группы пошли без поддержки, а у нас самих средств противовоздушной обороны в тот момент не было. По большому счету «Пятерку» (пятую тактическую группу) и «Карпаты» подставили.

— Ты сам в тот момент тоже там находился?

— Я тогда не занимался штурмовкой — мы сидели в обороне, прикрывая фланги. Но о том, что происходило, мы слышали в радиообмене.

— В статье на «URA.RU», о которой ты упоминал, эксперты объяснили потери 7 февраля некомпетентностью командования, отношением к личному составу как к «расходному материалу» и тем, что в ЧВК Вагнера мало профессиональных военных, зато много уголовников…

— ЧВК Вагнера — это состоявшаяся и эффективная военная организация. Но в ней много бардака.

 
То, что некоторыми подразделениями командуют люди без военного образования — это правда. Есть и люди с уголовным прошлым, некоторые из них — на командных должностях.

Причем они совершенно ничего не знают военное дело, но политика бригады: «Мы не вмешиваемся в кадровую политику командиров отрядов». И это вызывает проблемы.

У «блатных» очень большая жажда власти, но мизер ответственности. А у настоящего воина всегда есть ответственность. Я сколько ездил в Донбасс — не потерял ни одного своего бойца. Потому что я в первую очередь думал не только о том, как выполнить задачу, но и как сохранить личный состав — хотя мы и в разведку ходили, в том числе на вражескую территорию. Потому что я знаю, что у всех ребят жены, дети. А некоторые командиры, чтобы выслужиться, готовы подставлять людей.

— Как все непросто в вашей ЧВК!

— Но даже при таких раскладах эта бригада вытащила на себе почти всю Сирию.

— В смысле? Разве не сирийская армия освобождает города при поддержке авиации Минобороны РФ?

— Наше министерство обороны там ничего не штурмует. Авиация — да, работает. ПВО работает, потому что охраняет авиацию. ВДВ и морская пехота сидят на блоках вокруг авиабазы Хмеймим и морской базы Тартус, охраняют периметр. Реальной боевой работой по штурмовке позиций боевиков, населенных пунктов они не занимаются, за исключением групп ССО (силы специального назначения — армейский спецназ, прим.ред.). Достаточно ознакомиться с озвученными потерями минобороны в Сирии: около трех десятков погибших за три года. Война без потерь не бывает.

Сирийская армия… это вообще смех. Я даже не могу назвать ее армией. Там одна-единственная дивизия генерала Аль Хасана воюет более-менее, все остальные — никак.

Когда встал вопрос о форсировании Евфрата для освобождения Дэйр-Эз-Зора, чтобы взять правостороннюю часть, сирийская армия отказалась первой форсировать. Там же надо плацдарм взять и удержать. Фатемиды (афганские наемники) тоже отказались. Кого бросили? Нас. И Пальмиру брали тоже мы — ЧВК Вагнера, и первый раз, и второй.

До Пальмиры было все нормально, снабжение было армейское. Когда первый раз брали Пальмиру, в ЧВК были и танки Т-90, и гаубицы, и «Тигры», и БТРы. Но когда Шойгу доложил главнокомандующему: «Мы взяли Пальмиру», директор ЧВК Вагнер Пригожин возмутился: «Это мы брали Пальмиру, а не вы!». ЧВК Вагнера реально взяла все высоты вокруг нее (в том числе, знаменитую крепость тамплиеров), и террористы сами ушли из города, потому что сидеть внизу, когда тебя начнут кошмарить с высоты, смысла нет никакого. И потом подразделения министерства обороны спокойно шли по пустыне, не встречая почти никакого сопротивления. Всю тяжелую штурмовую работу сделала ЧВК Вагнера.

И когда Шойгу с Пригожиным поругались, лафа закончилось: Шойгу приказал отобрать у нас оружие…

Чем закончилась ссора Шойгу и Пригожина, почему некоторые ИГИЛовцы* достойны уважения, как относятся к русским бойцам жены террористов, как победить бардак в ЧВК, почему «вагнеровцы» уповают на Лаврова и ненавидят либералов — читайте во второй части интервью бойца ЧВК Вагнера. «URA.RU» опубликует его в ближайшие дни.

Автор: Андрей Гусельников

https://ura.news/articles/1036...



*Запрещенная в РФ организация
  • avatar
  • 1
  • .
  • +16

7 комментариев

avatar
уже бригада целая. Еще маленькая горка кокса — и урару найдет дивизию.
avatar
я очень секретный боец, очень секретной организации участвую в очень секретных операциях поэтому я вам имя не скажу и доказательств не дам ибо все очень секретно, но моим словам можно верить.
avatar
avatar
не запускается
avatar
Даже если предположить, что ЧВК «сон РБКшного журналиста» существует: что, никто не додумался с бойцов тайного инструмента прокси-войнушек подписку о неразглашении взять?
avatar
У меня уже чисто спортивный интерес. Как они лепят вместо-реальность, как они её поддерживают, как они на ней зарабатывают, как они подтверждают одной ложью другую. Фантастика на самом деле. Думаю многие вовлеченные из пиздобольной пишущей братии даже не догадываются об этом. Ну что стоило передать пленку с разговором на обработку со словами что это реальный человек, а не подставной в теме? Ничего не стоило. Так этот миф крепнет, наполняется «фактами» и все это в зазеркалье. На западе наличие этого, вместо контрактников ССО, вообще уже не обсуждается. Как же будет удобно свалить на них химическую атаку, воровство ядерной бомбы или положить всех их в песках трупами которых не заметит Россия со своим «гнилым» руководством. Потрясающе, прямо на глазах лепят.
avatar
Вуаля!

Отравления от Пскова до Сирии. В «Новой газете» вышло расследование Дениса Короткова о структурах Пригожина

Баранья голова, которую подбросили в редакцию «Новой газеты» накануне публикации Дениса Короткова. Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»



Журналист «Новой газеты» Денис Коротков опубликовал расследование «Повар любит поострее» о деятельности структур, подконтрольных «повару Путина» Евгению Пригожину. Как рассказали источники Короткова, связанные с предпринимателем люди могут быть причастны к нескольким отравлениям и убийствам, а также испытаниям боевых ядов в Сирии. «Медиазона» приводит краткое содержание расследования.


Публикация «Новой газеты» основана на информации бывшего сотрудника структур Пригожина Валерия Амельченко. Коротков пишет, что познакомился с Амельченко, расследуя нападение на социолога Сергея Мохова, мужа юриста ФБК Любови Соболь — вечером 25 ноября 2016 года неизвестный встретил Мохова возле подъезда и вколол ему неизвестное вещество. После этого у потерпевшего начались конвульсии, а затем он потерял сознание. Неназванный собеседник «Новой» раскрыл имя нападавшего — это Олег Олегович Симонов 1982 года рождения родом из Амурской области. Сам он скончался «при загадочных обстоятельствах» в мае 2017 года — его нашли мертвым в ванне с откупоренной бутылкой спиртного, хотя он не пил и не употреблял наркотиков. О причинах смерти «Новая» не сообщает.


Вдова Симонова опознала его на видеозаписи нападения на Мохова. Она рассказала, что погибший работал в аптеке на Ленинском проспекте в Петербурге; также у него была вторая работа, о которой он никогда не распространялся. В ноябре 2016 года и феврале 2017-го он уезжал из Петербурга по делам, связанным с этой «работой», причем во второй раз вернулся домой «с южным загаром». В этот период, как утверждает Амельченко, Симонов вместе с ним и другими людьми из структур Пригожина ездил в Сирию, чтобы тестировать яды на пленных членах ИГИЛ. Уже на месте группа узнала, что пленников нет, поэтому они проводили опыты над членами проасадовского ополчения, которые отказывались воевать. Симонов добавил неизвестный препарат отложенного действия в бутылочки с соком, которые подарили бойцам. Вскоре группу Симонова задержали сирийские военные — выяснилось, что после их отъезда смертельное отравление получил высокопоставленный сотрудник сирийской военной разведки, который «не то выпил сок из бутылочки, подаренной допрашиваемому, не то его позже угостили чаем со столика, на котором готовил отраву Симонов».


«Новая» пишет, что отравления стали основным методом структур Пригожина именно после появления фармацевта Симонова. Амельченко рассказал о совместной поездке в Псков в 2016 году с целью «проучить блогера» и активиста «Яблока» Сергея Тихонова (skobars). Ему вкололи неизвестный препарат на улице, после чего он скончался; родственники погибшего считают причиной его смерти сердечный приступ.


Амельченко, по своим словам, выполнял в структурах Пригожина «особые поручения по линии службы безопасности». Руководителем Амельченко был один из создателей «Фабрики троллей» и бывший сотрудник Пригожина Леонид Михайлов. Михайлов, в свою очередь, подчинялся главе службы безопасности бизнесмена Евгению Гуляеву. Амельченко вспомнил, как по заданию Михайлова следил за людьми, участвовал в инсценировке ДТП с предпринимательницей, у которой был имущественный спор с Пригожиным, а также приезжал в Сочи избивать оппозиционного блогера Антона Грищенко (huipster). После нападения Грищенко удалил все аккаунты и перестал публиковать свои заметки.


Сам Амельченко пропал во время подготовки публикации — Коротков пишет, что последний раз виделся с ним в кофейне вечером 2 октября. В 21:22 Омельченко позвонил журналисту и рассказал, что чувствует слежку и видит двух подозрительных людей, после чего перестал отвечать на звонки. Вскоре два его телефона и ботинок обнаружил за гаражами житель дома на Ленинском проспекте. О судьбе информатора ничего неизвестно; Коротков предполагает, что речь может идти и об убийстве, и о похищении, и об инсценировке. МВД объявило Амельченко в розыск.


О пропаже Амельченко со ссылкой на источники в правоохранительных органах первым сообщило издание «Невское время», которое связывают со структурами Пригожина. В следующей публикации высказывалась версия о том, что к пропаже Амельченко может быть причастен сам журналист — Коротков считает, что заметка может быть частью провокации против него.


Источник
Шито крыто.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.