Море по колено: американцы готовятся к конфликту с Китаем

Планируется радикальная реформа корпуса морской пехоты

Корпус морской пехоты США обнародовал планы радикальной реформы, рассчитанной на ближайшие десять лет. Глобальная цель не скрывается — к 2030 году корпус должен быть оптимизирован для потенциального конфликта с Китаем и в целом отвечать требованиям стратегии национальной безопасности США. Каков характер грядущих изменений и на что они повлияют — рассказывают «Известия».

26 марта пресс-служба корпуса морской пехоты США обнародовала подробности будущей реорганизации — документ под названием Force Design 2030 («Облик сил 2030»).

Основное внимание должно сместиться от участия в контртеррористических операциях в сторону крупномасштабных конфликтов с Россией или КНР. Именно так считает инициатор и один из авторов плана — нынешний комендант КМП США генерал Дэвид Бергер.

Фактически корпус собираются вернуть к его изначальному назначению — поддержке действий флота в операциях против равного по силам противника. Сам же потенциальный противник, театр военных действий и характер операций обозначены вполне четко. Морпехам предстоит действовать против военно-морских сил Китайской Народной Республики на островах и в прибрежных зонах Азиатско-Тихоокеанского региона.

 
 

«Китай, если говорить о военных возможностях, является наибольшей угрозой. Если бы мы ничего не предприняли, нас бы уже обошли», — сказал Бергер ранее в интервью изданию Wall Street Journal. «Я пришел к выводу, что нам необходимо сократить размер корпуса морской пехоты с целью добиться более высокого качества», — добавил он.

Для решения этих задач корпусу предстоит серьезно измениться — пересмотреть организационную структуру и набор вооружений, внедрить новую тактику и методы обучения. Некоторые перемены довольно радикальны и уже вызвали болезненную и негативную реакцию.

Убытки и прибыли

Сокращения в той или иной степени коснутся всех элементов структуры, однако самые серьезные перемены грозят сухопутному компоненту корпуса.

Общая численность личного состава сократится на 12 000. Будет расформировано три пехотных батальона, один полковой штаб и два резервных батальона. Оставшиеся батальоны морских пехотинцев будут реорганизованы, каждый предлагается сократить на 200 человек. Взамен им обещают большую «гибкость и огневую мощь», пока без дальнейших уточнений.

Расформированию подлежат все танковые и мостовые роты, а также подразделения машин поддержки. Таким образом, самой тяжелой «броней» на вооружении морпехов будут боевые машины на базе LAV-25 и новые колесные амфибийные боевые машины ACV (Amphibious Combat Vehicle). Именно они в перспективе должны будут заменить надежные, но устаревающие десантные машины-амфибии AAV7.

Также «под нож» попали все три батальона военной полиции, 16 батарей ствольной артиллерии и две роты амфибийных боевых машин.

Авиаторы, возможно, лишатся двух эскадрилий ударных вертолетов, трех эскадрилий тяжелых транспортных вертолетов и трех эскадрилий конвертопланов. Истребительно-штурмовые эскадрильи сохраняются в прежнем числе, но количество самолетов в каждой уменьшается до 10 единиц.

  Сейчас Планируется к 2030
Эскадрильи БЛА* 3< 6
Ракетные батареи 7 21
Эскадрильи транспортных самолетов С-130 3 4
Истребительно-штурмовые эскадрильи 18 18
Артиллерийские батареи 21 5
Танковые роты 7 0
Мостовые роты 3 0
Пехотные батальоны 24 21
Эскадрильи конвертопланов MV-22B Osprey 17 14
Эскадрильи ударных вертолетов 7 5
Эскадрильи тяжелых транспортных вертолетов 8 5

* Таблица планируемых изменений элементов КМП США. Данные касаются только активных частей и не касаются резерва.

 

Планы Бергера подразумевают и наращивание некоторых видов вооружений. Удвоится количество эскадрилий БЛА. Морпехам обещают не только количественное, но и качественное усиление, а именно «семейство беспилотных аппаратов, способных действовать как с корабля, так и с берега, а также нести разведывательное оборудование и вооружение».

Количество ракетных батарей планируется утроить, а их возможности расширить, добавив в «инструментарий» противокорабельные ракеты и крылатые ракеты «Томагавк» наземного базирования. Следует отметить, что, по словам Бергера, такое решение стало «одним из фундаментальных требований» к новому облику КМП и встретило наиболее широкую поддержку.

И, наконец, морская пехота получит еще одну эскадрилью транспортных самолетов/топливозаправщиков и три разведывательно-дозорные роты. По поводу последних Бергер сделал оговорку: «Я не убежден, что управляемая человеком колесная бронетехника является лучшим и единственным решением, особенно для Индо-Тихоокеанского региона». Вполне возможно, что в перспективе часть разведчиков заменят роботы.

В планах главы КМП вообще уделяется много внимания высокотехнологичным вооружениям и автоматизированным системам. Можно ждать, что морпехи получат не только беспилотные летательные аппараты, но и роботизированные платформы наземного и морского базирования. Также стоит ждать усиления возможностей в области радиоэлектронной борьбы, разведки и целеуказания. Однако конкретики пока нет — вопрос изучается.

В составе КМП появится экспериментальный литоральный (прибрежный) полк, Marine Littoral Regiment (MLR). Пока на нем будут проверяться новые концепции применения и совершенствоваться структура самого формирования. Результаты должны помочь с принятием решения о более широкой реорганизации экспедиционных сил. Также изучаются вопросы улучшения организационной структуры экспедиционных отрядов пехоты (MEU).

Бергер подчеркнул важность серьезных изменений в обучении и подготовке морских пехотинцев. На эти цели выделят дополнительные ресурсы и финансирование.

 

Тактика боя на мелководье

Вся эта бурная деятельность направлена на создание сил, способных действовать в рамках новой концепции операций.

По мнению руководства КМП, специализация на высадке десанта с боем оставалась неизменной с 1950-х и уже не отвечает текущим задачам. В частности, командование флота и КМП озабочено растущими возможностями ракетного вооружения КНР. В 2030-х морской пехоте предстоит воевать в принципиально иных условиях.

Теоретики считают, что экспедиционные силы должны быть способны действовать в зоне поражения дальнобойного высокоточного вооружения потенциального противника. В числе критически важных названы возможность действий малыми группами, быстрых и непрерывных перемещений каждые 48–72 часа, маскировки, в том числе с помощью средств РЭБ, а также непрерывного отслеживания противника и передачи данных флоту.

Проще говоря, небольшие группы морских пехотинцев должны проникать внутрь вражеских зон воспрещения доступа и маневра (т.н. «пузырей A2/AD»), ломать вражескую систему обороны, уничтожая или подавляя ПВО и ПКР противника, и развертывать свои передовые базы и собственные «пузыри A2/AD». Перемещения сил в этой схеме позволят не только уходить из-под контрударов, но и атаковать противника с разных направлений, что теоретически заставит его распылять свои силы.

Надо сказать, чтоконцепция одновременно напоминает осовремененную и адаптированную тактику инфильтрации немецких штурмовых групп времен Первой мировой и популярную сейчас теорию многосредной войны.

Сходство усиливается еще и в области логистики, по которой остается много нерешенных вопросов. В частности, пока непонятно, с помощью каких средств планируется снабжать всю распределенную группировку, которая действует и постоянно перемещается на значительном пространстве, находящемся под полным или частичным воздействием противника.

Может статься, что красивая в теории концепция споткнется на том же месте, где и германское наступление весной 1918 года. Снабжение и резервы не успевали за стремительно наступающими войсками, возглавляемыми штурмовыми отрядами. В результате темп наступления замедлился, союзникам удалось подтянуть свежие силы и остановить «Кайзершлахт».

 

 

В родную стихию

Намерения командования КМП предельно ясны — морских пехотинцев возвращают к работе «по специальности». Подготовка и содержание морской пехоты — удовольствие недешевое. Именно поэтому логичнее использовать дорогостоящие и специализированные экспедиционные силы не как обычную пехоту с «хвостом» из дополнительных возможностей.

Кроме того, американским морпехам приходится регулярно доказывать свою полезность и обосновывать, что расходы на них сейчас окупятся в будущем. В условиях неминуемых бюджетных сокращений разумно провести реформы по собственной инициативе и в какой-то степени на своих условиях, не дожидаясь, когда бюрократ в Вашингтоне радикально «порежет» бюджет с формулировкой «нерелевантны текущим задачам вооруженных сил США».

В плане Бергера упомянуто, что рекомендованные сокращения позволят сэкономить порядка $12 млрд, которые планируется направить на модернизацию оснащения, обучения и приоритетные программы развития. Впрочем, учитывая серьезный интерес руководства КМП к высокотехнологичным вооружениям и необходимость разработки новых образцов, совсем не факт, что морпехи «влезут» в бюджетные рамки и корпус будет обходиться американскому налогоплательщику дешевле, чем прежде.

 

Несмотря на уверения руководства КМП, что текущие решения и рекомендации появились не на пустом месте, а в результате тщательных исследований и серии учений и военных игр, многие отнеслись к планам прохладно, а то и резко негативно.

Звучат мнения, что корпус морской пехоты должен сохранить текущие возможности, в особенности танковые батальоны. Основной аргумент в поддержку этой позиции звучит достаточно здраво. Для того чтобы небольшие и мобильные группы могли применять новую тактику, им для начала нужно будет высадиться и закрепиться на островах. Учитывая особенности принятия решений в западных странах, противник к моменту высадки, скорее всего, будет осведомлен о планах атаки и успеет укрепиться так, что выбить его без поддержки тяжелой техники будет сложно.

С другой стороны, если дело дойдет до полномасштабного конфликта с Китаем в Индо-Тихоокеанском регионе, несколько батальонов пехоты или танковых рот ничего, в сущности, не решат. Как, впрочем, и весь инструментарий ближнего боя. Второй Иводзимы не случится — тут Бергер и его теоретики правы.

Для экспедиционных сил КМП, скорее, будут важны возможности нанести удар первыми, быстро перемещаться, вести распределенные действия и разведку. Сможет ли руководство корпуса морской пехоты США осуществить задуманное, покажет время.

Алексей Тарасов

  • avatar
  • .
  • +11

5 комментариев

avatar
американцы готовятся к конфликту с Китаем
Безумству храбрых поем мы песню… Или тупых?
Руководству КМП США давно бы пора привыкнуть, что доблестная американская морская пехота умеет успешно воевать исключительно в голливудских блокбастерах с противником не серьёзнее аборигенов с калашами. Ну или с безоружными гражданскими…
avatar
Это Переслегин рассказывал как у них на играх страна которая применяла информационную войну против других через пару ходов сама начинала верить в свою ложь. А тут ещё «не быть, а казаться».
avatar
Надо полагать, Кореи им не хватило…
avatar
а может цель и не Китай вовсе…
avatar
Конечно нет, цель громко пропердеть какие они крутые. Ты в фильмах видел? Ну вот.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.