Обострение на Ближнем Востоке без иллюзий

Спецкор КП Дмитрий Стешин попытался трезво и цинично оценить наши риски и прибыль от обострения на Ближнем Востоке

Давайте посмотрим на разворачивающийся военный конфликт на Ближнем Востоке с точки зрения политикана-англосакса. Мы же любим такую прагматичную точку зрения, правда? Мы же уже лет тридцать переживаем, что нашей внешней политике не хватает цинизма и заботы о собственных интересах. И только о них.

Извольте.

1. Обострение на Ближнем Востоке.

Объективно, пока это обострение похоже на спекулятивную корректировку нефтяных фьючерсных контрактов – деликатные удары по тем точкам, где будет самый сильный медийный резонанс, на который отреагируют биржи. Убийство даже очень харизматичного генерала никогда не заставит армию сдаться. Удар по американской базе ракетами, с пока не ясным результатом. Катастрофа украинского «Боинга» — причины могут быть самые разные, вплоть до технических неполадок. Как ни странно, России от этого не просто не пострадала, а приобрела.

Нефть, которую мы добываем и продаем, добывается несколько севернее и северо-восточнее Ирана и Ирака. Уже 70-69.17 долларов за баррель! Европа, в очередной раз оценила риски поставки энергоносителей с тлеющего Ближнего Востока или с тихого, спокойного Севера по подводному трубопроводу в обход всех токсичных квазигосударств.

2. «Наш друг Иран». Одна из самых закрытых стран планеты. Страна, раздираемая внутренними противоречиями, которые пока удается купировать. А значит – нестабильная и непредсказуемая в ближайшей перспективе. Я работал Иране, видел. Самый яркий пример – спутниковое телевидение в стране порицается за бездуховность, а все крыши Тегерана в телевизионных тарелках… На пятничную молитву собирается до миллиона человек, при этом существует слой прозападной оппозиции, который способен устраивать уличные беспорядки. Западная агентура настолько вольготно себя чувствует, а значит, имеет поддержку внутри страны, что спокойно убивает иранских ученых-атомщиков. Интернет в стране частично заблокирован, но все сидят на запретных сайтах через анонимайзеры или турецкие симкарты. И так далее.

Никакой «дружбы» с Персией не может быть по определению — только временно-совпадающие интересы. Эти интересы не пострадали. Более того, они укрепились. Иран нам не друг, но и не враг. Союзник. Мы это подтвердили, Иран воспринял.

3. «Коварное нападение» и «третья мировая в Персидском заливе» — отлично. Просто подарок для нашего ВПК и наших геополитических позиций. Можно, в кои веков, спокойно возлежать на одной шестой части суши и следить, чтобы у противоборствующих сторон хватало боеприпасов, техники, запчастей и комплектующих. И чтобы не забывали обновлять свои арсеналы новыми экспортными разработками российского ВПК. Для сравнения, зримые итоги нашей операции в Сирии. В 2017 году экспортный портфель заказов российского ВПК был 45 миллиардов долларов, в 2018 году – 55 миллиардов, по итогам 2019 года – свыше 60 миллиардов. Причем, в стоимости этого портфеля не учтена «отложенная прибыль». Как известно, основной доход автопроизводители получают от сбыта запчастей, в случае с военной техникой, все тоже самое, плюс, боеприпасы.

4. «Убит генерал-победитель ИГИЛ* в Сирии» — ИГИЛ в Сирии победили только благодаря вмешательству РФ и позиции Китая в Совбезе ООН, когда Запад, как в Ливии собирался закрыть небо и вместе с ваххабитами начать «устанавливать демократию» в Сирии. Я был в Сирии накануне падения Дамаска в 13 году, когда западники должны были закрыть небо, а Национальный музей, как Эрмитаж в 41, погрузили в ящики и вывезли. Все изменилось мгновенно, с открытием нашей базы в Хмеймиме в 2015 году. Просто в одно мгновение.

Вооруженные иранские шииты имели в Сирии неподобающе-сильные позиции. В том числе и политические. По силе до армии Асада они не дотягивали, конечно, но с ними приходилось считаться. Погибший генерал не занимался чистой войной, он занимался дипломатией, мутил воду на Ближнем Востоке. Опять же, в своих интересах. Зачем России, утвердившейся наконец-то на Средиземном море двумя своими военными базами Тартус и Хмеймим еще один центр влияния в дружественной Сирии? Ждать, когда интересы Ирана и России на территории Сирии столкнутся?

5. «В Иране любят русских»

Реплики про любовь к русским, переадресуйте жертвам «персицких войн». Их было шесть – с 1651 года по 1911 год воевали! Три века! Такая вот «дружба» и «любовь».

Нет в мире никакой «любви к русским», давно это пора понять. Хорошо это видно на примере болгарских «братушек» или Сербии, где раз за разом выбирают проамериканское правительство. Пусть с подтасовками, но выбирают. И те, кто нас любит по-настоящему, ничего с этим поделать не могут.

Как только что заметил писатель Сергей Лукьяненко в своем блоге: «Все наши беды и проблемы всегда начинались с «давайте поможем братьям/соседям/этим славным парням, которые клянутся в дружбе и любви». Надеюсь, Россия это наконец-то поняла.

*запрещенная в РФ террористическая организация

Фото Дмитрий Стешин.
Дмитрий Стешин.

  • avatar
  • .

1 комментарий

avatar
Извлекать выгоду надо, но главное самим не способствовать подобным обострениям, как это делают некоторые долба@бы. В долгосрочной перспективе они могут оказаться совсем невыгодны. А прагматичность конечно должна быть на первом месте, со всеми странами без исключения.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.