Бывший сотрудник СБУ рассказал, что с 2014 года передавал России сведения из АТО


Бывший сотрудник Службы безопасности Украины (СБУ) Василий Прозоров на пресс-конференции в Москве рассказал, что с апреля 2014 года оказывал содействие спецслужбам России.


«С 1999 по 2018 год я являлся Сотрудником службы безопасности Украины, причем с мая 2014 года работал в центральном аппарате, а именно в штабе антитеррористического центра СБУ. С апреля 2014 года я абсолютно добровольно, по идеологическим мотивам, оказывал содействие спецслужбам РФ в получении информации о деятельности украинских силовиков, в частности в районе проведения АТО (силовой операции Киева в Донбассе — прим. ТАСС)», — подчеркнул он.

Прозоров заявил, что на это решение его толкнули события на «майдане».

«По моему глубокому убеждению, в феврале 2014 года власть в стране захватила кучка негодяев, которая для того, чтобы удержаться у власти, не жалеет своих граждан, фактически развязала гражданскую войну в стране, создала карательные батальоны, возобновила практику концлагерей, проводит геноцид своего народа, уничтожая одних артиллерией и авиацией на Донбассе, а других — неподъемными тарифами и убийственной медициной», — сказал он.

«Эта власть — не моя. Когда ко мне пришло осознание националистического, даже нацистского, антинародного переворота в Киеве, я принял решение бороться с этой властью любыми доступными методами», — обратил внимание экс-сотрудник СБУ.

Экс-сотрудник СБУ Прозоров подтвердил, что гибель лидеров республик Донбасса является спецоперацией украинских спецслужб.

Прозоров сообщил, что Служба безопасности Украины организовала тайные тюрьмы в районе проведения силовой операции Киева в Донбассе (так называемая АТО), одна из них расположена на аэродроме Мариуполя.

«Нельзя обойти стороной такую тему, как тайные тюрьмы в районе проведения АТО, — сказал он. — Не могу говорить про все, но прекрасно знаю про одну, которая находится на мариупольском аэродроме».

По словам Прохорова, эту тюрьму стали называть библиотекой, а ее заключенных — книгами. «В левом крыле терминала мариупольского аэропорта на втором этаже находится заведение общественного питания, а на первом этаже — две нерабочие холодильные камеры. Одна размером 5 на 3 метра, вторая размером 3 на 2 метра, — сообщил экс- сотрудник СБУ. — Фактически они представляют собой железные комнаты с герметически закрывающимися дверями. В них набивали задержанных людей, содержали абсолютно неофициально».
  • avatar
  • .
  • +23

9 комментариев

avatar

Перебежчик из СБУ Прозоров: К катастрофе Боинга на Донбассе причастна Украина

Работник центрального аппарата, снабжавший Россию сведениями, дает пресс-конференцию

Место крушения самолета Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines.Место крушения самолета Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

К катастрофе Боинга на Донбассе причастна украинская сторона. С таким заявлением на пресс-конференции в Москве выступил экс-сотрудник СБУ Василий Прозоров.

Первое — феноменально быстрая реакция украинского руководства. Как будто Порошенко и и его службы знали заранее. Второе — воздух над боевыми действиями не был закрыт. Третье — на все попытки осторожно разузнать обстоятельства трагедии говорят: «Не лезь, если не хочешь неприятностей». Но по крупицам можно собрать информацию, кто причастен. Нынешний замглавы АП Валерий Кондратюк и начальник ГУР. Они отвечали за сокрытие информации. Причем последний сделал после майдана феноменальную карьеру. С подполковника в 2014 году до генерал-полковника в 2018 — так просто не бывает, передает слова Прозорова наш спецкор Александр Коц.

Экс-сотрудник СБУ Василий Прозоров на пресс-конференции в Москве, 25 марта 2019 г. Фото: Александр КОЦ
Экс-сотрудник СБУ Василий Прозоров на пресс-конференции в Москве, 25 марта 2019 г.
avatar
avatar
Перебежчик Василий Прозоров, работавший в центральном аппарате СБУ и с 2014-го года поставлявший России информацию, даёт пресс-конференцию в Москве. Главное:

Украина причастна к катастрофе Boeing MH-17 в небе над Донецком

Популярный канал «Сталингулаг» создан и контролируется спецслужбами Украины

СБУ готовит новые фальсификации на предстоящих выборах президента Украины 31-го марта

У украинских спецслужб есть тайные тюрьмы около Мариуполя, где они пытают и убивают людей

Убийство Гиви и Моторолы было спецоперацией вооружённых сил Украины

https://t.me/Lshot/11157
avatar
Двойственное впечатление…

Это сыграет на руку укронацистским властям. Теперь у них будет железобетонный пруф на тезисы о том, что везде «рука Москвы», «агенты Кремля» и прочие зрадники. Которые во всем и виноваты. Это укрепит хунту.

Есть, конечно, вероятность, что у них там разовьются шпиономания и паранойя, благодаря чему они быстрее друг друга перегрызут, но это и так идет, а укрогосударство от этого не дохнет.
avatar
Да вроде он им ничего и не укрепит, впрочем нового нам он тоже ничего не сказал. Разве что про анального пидора СталинГулага.
avatar


Перебежчик из Мариуполя

Перебежчик из Мариуполя



Помимо Прозорова, сегодня стало известно, что на территорию Донецкой Народной Республики перебежал заместитель начальника режимно-секретного отдела областного военкомата в Мариуполе Юрий Аушев.

Как и Прозоров, он с 2014 года сотрудничал со спецслужбами ДНР, по идейным соображениям передавая им информацию секретного характера. Сейчас он находится в Донецке, вместе с семьей.

На территорию ДНР Аушев перешел прихватив с работы секретную документацию, к которой он имел доступ по роду своей деятельности.

Сегодня или завтра должна состоятся пресс-конференция с его участием. Обещают обнародовать некоторую фактуру из того массива документов, которые Аушев прихватил при переходе на сторону ДНР.



Весна, выборы, военные преступления.
avatar
Крысы бегут с корабля, пытаясь прикрыться секретными документами?
avatar
Ага.
avatar
В дополнение к откровениям Прозорова.
Фотографии из тайной тюрьмы в терминале Мариупольского аэропорта.

Тайная тюрьма СБУ в Мариупольском аэропорту

Тайная тюрьма СБУ в Мариупольском аэропорту











Называлось все это «библиотекой», а по существу обычный фашистский застенок, где людей пытали и убивали.
Ничего нового в показаниях Прозорова конечно нет — о том, что в Мариупольском аэропорту пытают людей писалось еще в 2014-2015 годах.
В докладе Григорьева были собраны некоторые свидетельства со стороны тех, кто побывал в «библиотеке».

Пострадавший Павел Сикорский рассказывает, как к нему применяли психотропные препараты: «2 октября был задержан Нацгвардией и отвезен в аэропорт Мариуполя. Вначале били меня в живот, по ногам, плечам. Потом заставили выпить какие-
то таблетки. Таблетки засунули в рот насильно. Водой заливали. Потом сделали какой-то укол. Потом мне стало плохо, в глазах потемнело; что было потом, я не помню. Очнулся я в холодильнике».
Целый ряд жертв, подвергнутых украинскими силовиками пыткам, также свидетельствует, что были ими обворованы. Например, ополченец Василий Мацвей рассказывает: «19 ноября захвачен СБУ и был отвезен в Краматорск, где меня начали пытать.
Пытались крюком зацепить меня за ребро и подвесить. Потом пристегнули к решетке на полу, били ногами, палкой, надевали пакет на голову, били палкой по ступням, по почкам. Пугали пистолетом и били по затылку. Обливали холодной водой, чтобы не терял сознание. На четвертый день меня повезли в Полтавское СБУ. Там прошел медосмотр и флюорографию, где мои побои записали как оказание сопротивления при аресте, хотя я сопротивления не оказывал.
Эти мародеры при моем задержании вынесли все ценное, что можно было забрать».

Переданные во время обменов пленными участники одесского движения «Куликово поле», направленного против «Евромайдана», рассказывают о том, как подвергались пыткам и были обворованы сотрудниками СБУ. Пострадавший Александр Якименко (65 лет) рассказывает: «В канун событий 2 мая был комендантом православного палаточного городка на Куликовом поле, созданного Союзом православных граждан Украины. 9 июля 2014 г. был задержан СБУ Одесской области.
Во время обыска в моей квартире были похищены 4000 гривен наличными, пять банковских карточек, кортик офицера ВВС СССР (память об отце, ветеране трех войн) и другие личные вещи. Все это делалось под контролем следователя майора Нечипорука Ивана и оперуполномоченного капитана Мандрика. Через месяц с моей пенсионной карточки была украдена очередная пенсия в 2050 гривен.
С момента задержания в СБУ Одесской области меня избивали. Надели на мои кисти наручники ласточкой, надели на голову мешок и, взяв за наручники, бегом таскали по коридорам. Прекратили, только когда я третий или четвертый раз потерял сознание. После того как облили водой, начались вопросы оперуполномоченного Мандрика — с какого времени я являюсь сотрудником ГРУ и ФСБ».

Пострадавший Юрий Трофимов (60 лет) также рассказывает, как во время задержания сотрудники СБУ обокрали его дом:
«Я был заместителем коменданта православного палаточного городка на Куликовом поле. Во время боестолкновения с радикальными группами боевиков-ультранационалистов мне удалось с группой граждан Одессы укрыться на крыше Дома профсоюзов во время пожара. С крыши мне удалось выйти только утром, со мной вышли спасенные мной последние четыре человека. 9 июля 2014 г. был задержан подразделением «Альфа» СБУ Одессы. Руководил задержанием майор Иван Игнатович. Постановление не предъявили, права на обыск, понятых не показали, адвоката не предоставили. При задержании разбили мне правую сторону лица, много ссадин и гематом на правом плече и коленках. Обыск проводили хаотично — каждый тащил, что хотел. Один вытаскивал деньги — 500 гривен из кармана куртки, майор украл два золотых кольца и наручные часы, другой украл новый фотоаппарат. Украли принтер, плоские мониторы, медицинские приборы и многое другое».

Пострадавший от пыток украинских силовиков Павел Каракозов также говорит о пропаже ценных вещей во время обыска. Он рассказывает, что именно произошло после того, как он был захвачен батальоном «Азов» в Мариуполе: «До этого в городе Мариуполе я занимался референдумом. Оказывал помощь в подготовке и проведении его. Двенадцатого числа, после работы, заехав на территорию предприятия, на котором раньше работал, по своим личным делам, был захвачен людьми в военной форме, которые сразу же меня избили на территории, надев на голову мешок. Во время обыска в квартире пропали ценные вещи. Жена написала заявление в милицию о пропаже денег и золота.
По приезде в аэропорт Мариуполя я был избит и брошен в подвал. Через несколько часов был поднят и избит до полубессознательного состояния. После вызова врача был сделан укол, и меня опять опустили в подвал. Потом пытки продолжались
утром и вечером. На следующий день меня перевели в «стакан» конвойной машины, которая стояла на солнцепеке, на сутки. Перед этим предложили конвою избить меня, что они исполнили с удовольствием.
После суток в «стакане» меня повели на допрос, где у меня случился инсульт. В дальнейшем я постоянно находился в полуобморочном состоянии. Меня топили. На лицо накидывают тряпку, два здоровых быка на одну руку, два здоровых быка на другую руку — и держат. А пятый наливает воду на тряпку, когда тряпка намокает, ты начинаешь вдыхать воду. И от нехватки воздуха, так как тряпка мокрая, начинаешь в себя втягивать воду, которую тебе льют на лицо, и задыхаешься. Я не знаю, это, наверное, хуже, чем утонуть. В дальнейшем я потерял счет допросам, пыткам и времени. После автозака меня перевели в холодильник в том же аэропорту. Три дня находился в ИВС, так как СИЗО отказывалось принимать из-за побоев, пока не будет заключения врачей, что я останусь жив. Перед обменом пленных в Мариуполе устраивали наши про-воды — прогоняли сквозь строй на корточках и били по спинам резиновыми палками».

Далее представлены несколько подробных рассказов тех, кто стал жертвами пыток со стороны Национальной гвардии, украинской армии и СБУ.
Представитель общественной организации «Планета Ребенка» Татьяна Земленухина свидетельствует: «Наш офис находился в Киеве по ул. Грушевская, 4б, за гостиницей «Днепр». Во время противостояния в январе — феврале 2014 г. принимала активное участие в помощи «Беркуту» и ВВ в качестве волонтера в группе Ивана Проценко. На тот же момент состояла в движении «За чистый Киев», движении «НОД». Принимала участие в акциях против событий, происходящих на Майдане, перед посольством США, судом, на Бессарабской площади. По этим же событиям связывалась с российским телеканалом Россия–1. Также летала на передачу «Украина в огне. Брода нет» крымского телевидения.
Единомышленники мне сообщили, что я нахожусь в списках «Правого сектора». По этой причине я решила покинуть Киев и уехать в Крым. Потом приняла решение возвращаться. 9 июля я выехала поездом из Севастополя. После пересечения грани-
цы меня сняли с поезда. Со всеми личными вещами посадили в машину и увезли в неизвестном направлении. Впоследствии я узнала, что это было здание СБУ Запорожья. На меня оказывалось психологическое давление, угрожали расправиться с моей семьей».

В 1946 г. на Нюрнбергском процессе помощник главного обвинителя от СССР Л. Н. Смирнов предъявил факты, собранные Чрезвычайной Государственной Комиссией, о злодеяниях немецко-фашистских оккупантов в Ставропольском крае:
«Оглашаю показания режиссера кинохроники Павла Крапивного: «Следователь включал стоящий на столе реостат, и когда подследственный не так отвечал на вопрос, как того хотел следователь, рукоятка реостата безжалостно шла на напряжение, тело подследственного начинало дрожать, а глаза вылезали из орбит», и «подследственного со связанными назад руками подвешивали к потолку… и начинали его крутить вокруг собственной оси. Покрутившись таким образом до 200 раз, висящий на веревке подследственный с бешеной скоростью раскручивался в обратном направлении. В этот момент палачи с двух сторон били его резиновыми палками. Человек терял сознание не только от бешеного вращения, но и от побоев».

Начиная с 2014 г. аналогичные пытки использовали и украинские силовики. Например, об этом подробно рассказывает Игорь Лямин, задержанный 14 сентября сотрудниками батальона «Днепр», которого подвешивали на дыбу, использовали «качели»,
били электротоком. Кроме того, он называет позывные тех, кто подвергал его пыткам на базе «Днепр–1»:

«Меня схватил батальон «Днепр». Я поехал на рыбалку, меня схватили, привезли в линейное отделение милиции и сразу, со старта, начали избивать. Били всем, чем можно, — и палками, и ногами, и пистолетом по голове. У меня
голова была, как ежик. Потом на дыбу вешали — это руки за спину, руки в наручниках. Повыворачивали все руки. Потом сделали, как они назвали, «качели». Это длинный ломик-шестигранник. Руки под ноги в наручниках, и надевается ломик. Потом кружили меня этим ломиком, оставляли, и я висел на нем. Кости чуть не повылазили у меня. До сих пор не работают руки, эти части. Последний раз они двадцать минут продержали на этом ломике, сняли, начали обливать водой и бить током электрошокерами. Это длилось, пока я не начал терять сознание. Не давали спать. Если я начинал засыпать, такие экзекуции повторялись. Оказывается, пытали мою жену. Тоже забрали и держали в соседней камере.
Ей сломали на левой ноге все пальцы. Я подписал все бумаги, в которых меня обвиняли, и меня увезли в СБУ. Что они пытались выяснить, я так и не знаю. Зачем вот это все надо было вытворять, я не знаю. Сколько я историю ни изучал,
немцы не извращались такими пытками, как делали они. После СИЗО нас отправили в Днепродзержинск на базу «Днепр–1». Позывные у тех, которые там служили, — Икс, Альбина и Макс. Они издевались как хотели, стреляли над головами. Все были практически переломаны, но они заставляли отжиматься. Одного человека вообще чуть не закопали в яме. Хотели застрелить. Это продолжалось четыре дня, и потом нас увезли в СБУ Харькова уже на обмен.
Там у меня открылась язва. Меня отвезли на «неотложку» в Харькове. При этом врачи сделали мне эндоскопию и все анализы — у меня сильно кровоточила язва. Факт в том, что меня отвезли под чужой фамилией. Мне сказали, называй любую фамилию, любой адрес. Меня хотели положить в стационар. Но им запретили. Привезли меня обратно в СБУ, и, пока не произошел обмен, приходилось как-то терпеть все эти боли невыносимые. Кроме того, что было все тело побито, ну еще и язва
открылась».

Пострадавший от пыток украинских силовиков Дмитрий Ермаков состоял в движении «Антимайдан» в Мариуполе. 18 сентября 2014 г. около своего дома он был захвачен украинской Национальной гвардией. Он свидетельствует: «Во дворе дома стояла
иномарка без номеров. Когда я проходил мимо, из автомобиля вышли четыре человека в камуфляже и масках, вооруженные автоматами. Привезли на территорию мариупольского аэропорта, где располагались части Нацгвардии. После приезда полтора часа стоял на коленях. За отрицательные или уклончивые ответы угрожали пытками, покалечить и убить. С 20 по 23 сентября находился в холодильнике. 21 сентября в холодильник привели сильно избитого молодого человека Макаренко. Его задержали на работе в цеху «Азовстали» в середине рабочего дня за то, что он пустил погостить у себя приятеля и его товарища, которые состоят в батальоне «Восток». Поздним вечером 21 сентября привели еще двух парней. С их слов, их задержали за то, что они в темноте подъехали к блокпосту ВСУ. Они не заезжали на блокпост, развернулись и поехали обратно в свою деревню. Свой поступок объяснили тем, что находились в состоянии алкогольного опьянения и решили проверить
недавно приобретенный автомобиль. Они сообщили, что уже подъезжали к своей деревне, когда их догнали военнослужащие ВСУ и обстреляли автомобиль без предупреждения, вынудив их остановиться. Их избили. Стреляли в землю рядом с головами. Еще через некоторое время привели молодых людей, которых схватили за то, что они ловили рыбу рядом с ограждением Азовского морского порта. В ходе общения с другим задержанным они рассказали, что по дороге в аэропорт их избивали и пытали электрошокером».


Пострадавший Павел свидетельствует, что причиной его задержания и пыток стала его телефонная беседа с депутатом из Донецкой Народной Республики: «Сначала со мной беседовали вежливо, потом зашел мужчина и начал бить по ребрам. Мне
стало дурно, и мне дали таблетку. Были судороги, у меня онемело тело. Они требовали признаться? что я был корректировщиком. Это неправда. Они слушали телефоны, а я просто поговорил с депутатом из Донецкой Народной Республики. Когда отвезли на полигон «Днепр–1», там человека ни за что ни про что кидали в трехметровую яму, заставляли копать могилы».
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.