Теракт в Керчи: последствия

В Керчи произошла ужасная трагедия. В результате террористического акта погибли и ранены около ста учащихся и преподавателей Политехнического колледжа. На данный момент ещё точно неизвестен формат теракта. Показания очевидцев традиционно разнятся.

Одни слышали один взрыв, другие — несколько взрывов. Кто-то видел ходивших по аудиториям и стрелявших в учащихся людей с оружием, кто-то говорит об одном человеке, кто-то утверждает, что стреляли из автомата, кто-то — что из оружия калибром 12 мм. Поскольку невозможно предположить, что по улицам Керчи незамеченным гулял человек с крупнокалиберным пулемётом, это могло быть охотничье ружьё или скорее обрез ружья.

Пока что последняя официальная версия выдвинута главой Крыма Аксёновым, который заявил, что был взрыв, что террорист — учащийся этого же учебного заведения, что он погиб и его тело найдено.

Первый вывод, который можно сделать из произошедшего, — низкий профессионализм соответствующих служб и властей Республики Крым в работе с информацией. Проблема не в том, что теракт произошёл. Теракты происходят везде — самые благополучные государства с самыми мощными спецслужбами не могут избежать терактов.

Но давайте вдумаемся, в чём заключается главная задача террористов? Самые масштабные теракты не в состоянии нанести государству значительный экономический, инфраструктурный или демографический урон. Если они направлены против государственных деятелей, их цель дезорганизация власти, запугивание чиновничества. Поэтому о неудавшихся покушениях на глав государств стараются не сообщать, чтобы не будоражить общественность. Если же теракт направлен против населения, его цель — запугивание и дезорганизация общества, пробуждения в нём чувства недоверия к власти, неверия в её способность защитить. К этой же категории близки и теракты, совершаемые одиночками. Наше общество склонно к распространению теорий заговора и не верит в способность одиночки (не руководимого ЦРУ, МИ-6 и Рокфеллерами и Ротшильдами) совершить нечто масштабное. Поэтому в таких случаях всегда возникают альтернативные версии и рассказы о том, что «от нас что-то скрывают».

Работа террористов на информационный фронт, а также наступающие информационные последствия всем известны. Известен и способ борьбы с паникой и распространением лживых слухов — максимальная информационная открытость следствия, работа на упреждение и быстрое разоблачение уже возникших слухов.

Могу уверенно сказать, что керченский теракт обязательно обрастёт слухами. И слухи эти будут для властей неблагоприятны. Именно из-за их непрофессиональной работы с информацией. В первые же минуты после теракта появилась версия со стрельбой, а также утверждения, что взрывов было несколько.

Первый вопрос: почему люди, обладавшие столь эксклюзивной информацией, не только через несколько минут, но и через два часа после взрыва, стоя на месте трагедии, делились своими знаниями с журналистами и даже обычными зеваками, пишущими их на камеры мобильных телефонов, а не со следствием.

 

Второй вопрос: почему официальные лица через три-четыре часа после взрыва, когда уже во всю муссировалась версия со стрельбой, когда в сети публиковались фотографии возможного террориста, в том числе и с чем-то напоминающим оружие в руках, делали вид, что всё это их не касается, и никак не подтверждали и не опровергали слухи.

Использовали ли террористы только взрывчатку, или они ещё и стреляли, был взрыв один или несколько — технические детали, важные для следствия, но ничего не меняющие, с точки зрения как государства, так и семей погибших и раненых. А вот неполная и/или недостоверная информация позиции государства резко ослабляет, порождая волну слухов из серии теории заговора. Причём, упустив время в самом начале, потом опровергать уже бессмысленно. Всё равно значительная часть общества будет верить уже не самой доказательной официальной версии, а самым бессмысленным слухам.

Между тем, отличить пулевые ранения от взрывных травм — не самая большая проблема не только для эксперта, но даже для простого оперативника полиции. Если в здании была стрельба, то должны быть гильзы, позволяющие легко установить тип и калибр оружия. Если было несколько взрывов, их места легко локализовываются.

Наконец, под зданием стоит толпа падких до сенсации журналистов. Если оперативник ФСБ или представитель полиции, или МЧС (кому поручили) проведёт их по зданию, покажет место (места взрывов), позволит провести съёмку и параллельно изложит официальную версию — дело сделано. Эта версия будет доминирующей в СМИ. Журналист будет зубами держаться за свою сенсацию, за свою минуту славы. Он будет вести войну не на жизнь, а на смерть с коллегами по цеху, которые усомнятся в адекватности его версии.

 

Вместо всего этого информация докладывается наверх. В конечном итоге интервью даёт Аксёнов. Это хорошо, что он моментально прибыл на место, возглавил штаб и вникает в детали. Но он не профессионал ни по части расследования, ни по части работы с информацией.

И вот через три часа после того, как версия со стрельбой уже активно гуляет по интернету и пробилась даже в пусть не самые респектабельные, но печатные СМИ, Аксёнов её просто игнорирует. Он не произносит сакраментальную американскую фразу «мы ничего не подтверждаем и не опровергаем» (или «без комментариев»), которая означает, что с версией событий власти знакомы, но в данный момент не считают нужным её обсуждать. Беседа проходит так, как будто неудобная версия не существует. Сам подобный формат беседы будет порождать в обществе подозрения. И когда через сутки-двое власть начнёт, наконец, доказывать свою версию с фактами на руках, многие ей уже не поверят.

На месте всегда надо иметь минимально обученных работе с прессой оперативников, которые и будут формировать и обосновывать официальную версию. Во-первых, людям, которые только что ловили бандита, доверия больше, чем высокопоставленным чиновникам, которые через несколько часов или дней в своём кабинете рассказывают, как тонко они руководили операцией по поимке (даже если действительно руководили). Во-вторых, оперативник живёт в том же городе, ходит по тем же улицам, ездит в том же транспорте. У него есть друзья, знакомые, кто-то просто регулярно видит его в том же супермаркете, в котором отоваривается сам. Человек всегда больше верит кому-то, кого знает лично, с кем сидел за одним столом или стоял в одной очереди, кто такой же, как он, и переживает те же проблемы, чем лицу из телевизора, пусть даже очень высокопоставленному.

Конечно, в таком режиме управлять информацией сложнее, работа требует более квалифицированных специалистов, а используемые механизмы — более тонкой настройки. Зато возникает эффект взаимодействия и взаимного доверия.

Ну и, конечно, нельзя не попытаться ответить на вопрос: а кто организатор теракта? Уже есть версия студента-одиночки. Возможно, и так, но принципиальным будет ответ на вопрос: этот одиночка действовал потому, что у него со сверстниками дело не ладилось, или у него были политические мотивы. Если политические, то дело плохо, даже хуже, чем, если бы это была засланная ЦРУ диверсионная группа. Ведь это означало бы, что враждебная России пропаганда не только воспринимается частью молодёжи, но и может дистанционно программировать некоторых психически неустойчивых индивидов на теракты. В таком случае можно было бы сделать вывод, что система информационной безопасности государства не соответствует требованиям времени и нуждается в оперативной модернизации.

 

Теракт мог быть организован и внешними силами. В таком случае я бы склонялся в пользу версии либо ближневосточных исламистов, либо украинских «диких» (не стоящих на государственном довольствии) нацистов. Госструктурам Украины сейчас невыгодно обострять отношения с Россией именно в таком формате. У них работают действенные механизмы контролируемого (пока контролируемого) обострения в виде игры в автокефалию и периодической интенсификации боевых действий в Донбассе.

Кроме того, теракт, направленный против учебного заведения, в результате которого изначально могли пострадать только подростки и их преподаватели, не может быть поддержан мировым сообществом. Он не приносит организаторам славы борцов, политических и информационных дивидендов, и взять на себя ответственность за него могут только окончательные отморозки.

Здесь нельзя с успехом применить даже любимый метод киевских пропагандистов и написать, что, пока Крым был украинским, терактов там не было. Поскольку, по официальной версии Киева, Украина воюет с Россией, а Крым — оккупированная территория, такое заявление будет означать, что Россия против граждан Украины теракты не устраивала, а Киев против людей, которых считает своими гражданами, страдающими под гнётом иностранной оккупации, устраивает, причём против детей. То есть выстроить на этом деле более-менее эффективный пиар Украина не может, а понести серьёзные имиджевые потери — вполне.

Поэтому, с моей точки зрения, теракт был совершён либо действительно усилиями одиночки или даже небольшой группы местных суицидников, либо, если будет найден иностранный след, это может быть делом рук негосударственных бандитских националистических или религиозных группировок как ближневосточного, так и украинского происхождения.

Впрочем, официальная версия окончательно ещё не сформулирована, а предъявить претензии соседнему государству можно не только за прямую организацию теракта, но и за то, что террористы использовали его территорию в качестве базы, или за то, что его пропагандистские усилия привели к формированию соответствующих террористических взглядов.

Ростислав Ищенко

  • avatar
  • .
  • +4

8 комментариев

avatar
террористического акта
И все-таки тер.акт.
это может быть делом рук негосударственных бандитских националистических или религиозных группировок как ближневосточного, так и украинского происхождения
Отрадно понимать, что в стране и мире извели всех террористов и они остались лишь на ближнем востоке и конечно же в/на Украине.
avatar
Рэпер «Oxxxymiron» – клип «Последний Звонок». В клипе 2016 года показано ровно то, что произошло в Керчи. При этом подонки, расстреливающие детей, выставлены героями, а массовое убийство и в видеоряде, и в тексте песни представлено в положительном контексте, как своеобразный протест против неправильного общества.

Сейчас рэпер Oxxxymiron абсолютно свободно ездит по городам России и проводит свои концерты, а на Первом канале ему поют дифирамбы в передаче Ивана Урганта, выставляя очень успешным исполнителем.

Текст песни Oxxxymiron «Последний Звонок»:

Сложней всего было найти тротил и запал –
И пронести на бал фитиль, был подозрительно мал
Актовый зал, АК достал, с предохранителя снял.
Как удивится директриса лишь увидев меня…

Одинадцатый “А” – не хотите мира, выйдет война!
Нет, я не маньяк! Причем здесь Чикатило, Битцевский парк?
Терроризма признанный акт – для других единственный шанс,
Единственный шаг – объявить обидчикам личный Джихад.

Я терпеливо ждал, но что делать? Мой класс – *едики
И жертвы маркетинга, масс-медиа и косметики.
Вы все в ответе за то несчастье, что сейчас светит вам,
Последний звонок, в шейный позвонок мой глаз метит вам!

Захожу без шума и спецэффектов – им деться некуда,
Палю известной в школе сердцеедке в сердце метко:
“Прости золотая, но врачи тебя не залатают!
Не*уй рвать мои письма” – толпа бежит из зала, тая.

Припев:
Можете величать меня исчадием ада.
Можете линчевать меня – мыча, как стадо!
Но на мне нет печати зла, сгущать не надо краски;
Я счастлив, что я не раб мещанских взглядов!
Можете обличать меня, крича с экрана.
Можете исключать меня из ваших кланов.
Но вы же сами не без греха… Признай,
Что я был к несчастью таким же, как ты, сейчас.
Молчать, и на пол!

Шарики, ленточки… Рядом двоечник и отличник.
Стонущий от боли обидчик, что может быть еще мелодичней?
Те, кто свинцом не напичкан – забаррикадировались в коридоре.
Я перезарядил. Проверяю затвор и стреляю в упор. Иду гулять по школе.

Я не сатанист, не фанат металла. Влом быть таким; мх стволы – металлолом!
Не псих, не фрик, не играл давно за компом, – так что не верь ментам, народ.
Жизнь, как игра в домино – всем важно одно: забить отпущенья козла.
Вы мне мученье доставили, но ваш час быть мишенью настал!

Время замедляет свой бег. Я не понимаю, кто стреляет по мне.
Где-то падает дверь. A la guerre comme а la guerre.
Снайперы мелькают в окне. Из меня что-то начинает течь.
Везде томатный кетчуп. Мне обеспечена Вечность. В руке детонатор…

Я просыпаюсь рывком, покрыт испариной лоб.
Кошмар, а не сон, в кровати жарко – я шагаю во двор;
Спускаюсь в погреб, отпираю ржавый медный замок, и
Собираю ствол АК – завтра последний звонок…

  • pvse
  • 0
avatar
Неужели не понятно, кто и как программирует подобные события? Что ещё должно случиться, чтобы общество увидело реальных заказчиков и проводников подобных трагедий? Дети не сами сходят с ума, их к этому тщательно подводят через информационное воздействие. Важной частью которого является подобная музыка, и её реклама в том числе в центральных СМИ. И либо мы начнём обращать пристальное внимание на то, какие песни звучат на концертах и каких личностей пиарят с экранов телевизоров, либо аналогичные инциденты будут происходить и дальше.

Найдутся те, кто обязательно обвинят во всём исключительно родителей, не занимавшихся воспитанием. Вот только в реальности воспитывают детей далеко не только родители, но и среда в которой они находятся, и если эта среда насквозь пропитана подобным «творчеством», которое не только не критикуется, но наоборот восхваляется в центральных СМИ, то это деструктивное влияние будет доходить до детей.

«Представьте себе следующую ситуацию. На первом этаже вашего многоэтажного дома открываются ночной клуб со стриптизом и наркопритоном, казино, курсы квартирных воров. Круглосуточный пивной бар. Вы начинаете возмущаться, требовать их закрытия. Но на все ваши жалобы вы слышите один универсальный ответ: «Не нравится — не заходите туда! Это не для вас. Это для другой категории посетителей, которым это нужно, интересно, полезно». Действительно, никто же не заставляет вас идти в эти клоаки, идите в библиотеку, музей, концертный зал и т.д. А проходя мимо зазывающих витрин, просто закройте глаза или отвернитесь в другую сторону и не мешайте веселиться другим.

Но вскоре выяснится, что в вашем доме резко выросло число краж, ограблений, изнасилований, драк, не говоря уже о том, что в подъездах и лифтах стойкий запах мочи и перегара. Конечно, можно не обращать внимания на всё это, продолжать закрывать глаза и уши, затыкать нос и быстро пробегать в свою квартиру. Можно постоянно себя убеждать, что между этими безобразиями и конторами на первом этаже нет никакой связи. Можно восхвалять невиданный уровень свободы, который достигнут в вашем отдельно взятом доме. Но, в конце концов, скопившееся и окрепшее зло настигнет и вас. Но тогда может оказаться, что возмущаться уже поздно. Большинство жителей уже привыкло к такой жизни, считает её единственно возможной, правильной. И постепенно весь ваш дом превратится в один большой бедлам. А потом жителей просто не останется. Кто-то сопьётся, кто-то умрёт от наркотиков, кого-то убьют в драках или при ограблении… „

«Не нравится – не смотри и не слушай, проходи мимо» – вот главный девиз всевозможных защитников аморальных исполнителей, воспевающих насилие и пошлость. Но люди, поддавшиеся подобным уговорам и согласившиеся жить по принципу «моя хата с краю», рано или поздно пожинают плоды своего бездействия. И иногда это бывают очень горькие плоды.
avatar
Ох ебать…
avatar
это просто мнение из интернета, так что выдохни)
avatar
Фух
avatar
ну, да, странная хрень на ютубе Но вряд ли это, или «дока 2» побуждает к таким действиям. Студент, которого все заебало, только получив разрешение, купив оружие за 30k, являясь сам иждивенцем у матери санитарки, которая в запрещенной секте иеговов, перед этим купив хуеву тучу патронов в оружейном магазине, будучи 18 летним мальцом, и никого не возникло подозрений, застрелился сам, почему то не в голову а в бок. да хрень вообще
avatar
ну, да, странная хрень на ютубе
вообще странно, что эту хрень показывают на ютубе, в контакте еще б ладно.
Откровенная пропаганда насилия, стрельба по безоружным людям, ппц.
Так то это безспорно не может быть объектом подражания, как и брат 1, 2 кино, но если и есть, это, ни один человек не будет этому подражать, даже уголовник.
gta5 вообще пособие для маньяков.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.