Что происходит в Дагестане. Репортаж Владимира Ворсобина

Спецкор «Комсомолки» приехал в Махачкалу за день до начала арестов чиновников, и к нему выстроилась очередь с жалобами на местные порядки

ПРЕЙСКУРАНТ ДОЛЖНОСТЕЙ

Парламент Дагестана, где место депутата, как мне только что сказали, стоит 5 миллионов рублей, в гробовой тишине слушал русского прокурора Дениса Попова.

Это была трагедия. Издевательство. Иезуитство.

Впервые в дагестанской истории депутатов заставили проголосовать за кандидатуру прокурора республики.

Причем бесплатно.

Это вызывало тихий ужас внизу и сдавленный смех на нашей галерке, состоящей из журналистов, пресс-секретарей, мелких чиновников и других сравнительно честных людей.

— Пять миллионов? Такса? — с сомнением спросил я у коллег, злорадно разглядывающих многолюдный зал.

Раньше, говорят, 5. Но недавно в коридорах парламента произошла безобразная сцена, обнаружившая, что цены сильно упали.

Один народный избранник (пока не арестован) пришел к родственнику очень и очень известного дагестанского деятеля (тоже) и потребовал сдачу. Дескать, платил за министерскую должность, власть сменилась — министра не дали. Верните деньги! В приемную, куда носились миллионы, бедолагу не пустили. Скандал он учинил прямо в коридоре, крича на весь честной парламент: «Да это депутатство от силы 2 миллиона стоит! Отдайте сдачу!»

В Дагестане такие истории разносятся теплым кавказским ветром, причем не в виде сенсаций. А как биржевые новости. Ну, например, как о баррели нефти… Подешевело депутатство. Ну, и да, маленькая трагедия — вложился депутат, не отбил, кинули мужика, бывает…

«Буду работать в соответствии с законом Российской Федерации», — сказал дагестанской элите прокурор Попов, и все.

Самая короткая на моей памяти предвыборная речь.

— Пожалуйста, есть вопросы? — приветливо улыбнулся прокурор.

— Будут ли у депутатов вопросы к Денису Геннадьевичу? – поддакнул спикер в нарастающей тишине.

Пауза. Тишина ушла в абсолют.

— Вопросы будут позже, — неуклюже объяснил ситуацию председатель.

Наша галерка заколыхалась.

— Представляю, какие! — хохотнула она. — В зале сидят такие люди! Кто на газе, кто на нефти, кто на налогах…

— Надеюсь, завтра меня не арестуют, — вдруг пошутил по соседству какой-то чиновник, внимательно глядя на непроницаемого генерал-губернатора Владимира Васильева.

Как потом выяснилось, из-за ошибки протокола над и. о. главы республики много­обещающе стоял российский флаг, а не дагестанский…

Это был знак.

— А послезавтра? — шучу и вижу по лицу — зря.

На следующий день в мэрии начались обыски…

На фото - врио вице-премьера Дагестана Шамиль Исаев. Фото: ТАСС

На фото — врио вице-премьера Дагестана Шамиль Исаев. Фото: ТАСС

ВСЕ ПРОГНИЛО...

По опыту — когда в какой-то регион приезжает спецбригада по зачистке и в аэропорт едет позорный автобус с губернатором с мешком на голове, народ и чиновники испытывают противоположные эмоции.

Первый — обнадежен и счастлив, вторые — забиваются в щели и, если ты их даже выковыриваешь, раздраженно шипят: «А почему именно мы?!»

В Дагестане Васильеву, прокурорам, группе захвата, даже московским журналистам — впечатление — РАДЫ ВСЕ! Причем так надрывно рады, что ты теряешься.

Каждое задержание — маленький праздник!

В интернете — улюлюканье и игра в прятки. Куда делся министр МВД, в какой стране, редиска, спрятался?

Или — «зачем сажать дагестанских чиновников, отправим их в США, и они пустят по миру вероятного противника».

На фото - экс-министр образования Дагестана Шахабас Шахов. Фото: Михаил ПОЧУЕВ/ТАСС

На фото — экс-министр образования Дагестана Шахабас Шахов. Фото: Михаил ПОЧУЕВ/ТАСС

Или даже попытка пойти из Хасавюрта крестным… тьфу, исламским ходом к Васильеву с жалобами на чинуш.

Мой номер телефона уже на следующий день в Дагестане стал общеизвестен, и потянулись ко мне ограбленные граждане, пытающиеся достучаться до Васильева.

— Хуже уже быть не может! — говорили они. — Здесь прогнило все. Чиновники требуют взятки и ничего не делают бесплатно.

Но потом ко мне пошли… сами чиновники. С бумагами, компроматом друг на друга, с прекрасными в своей дикости историями.

— Здесь все прогнило! — не менее горячо убеждали они. — Все берут взятки. А именно — этот, еще этот, а еще вон тот.

— А вы не берете? — спрашиваю.

— Ну, что вы, — говорят. — Ни разу в жизни. За 20 лет (5, 30, 40 лет) ни разу! Я честный. И на таких, как я, надо опираться Васильеву. Я бы возглавил (налоговую, администрацию, УВД)...

Я как-то живо представил себе первые дни русского генерал-губернатора Васильева…

И потом через несколько дней при встрече, когда губернатор вдруг нервно закричит:

«Все, закончились эти времена!»

Это уже не казалось удивительным...

Но первый день новой волны арестов впечатлял.

Оцепив целый квартал, спецслужбы для начала арестовали главного архитектора Махачкалы Магомедрасула Гитинова.

— Никто и никуда не убегает, никто не прячется, поэтому нет необходимости архитектора города брать большой группой с масками, — тут же запротестовал из Москвы экс-глава Дагестана Рамазан Абдулатипов. — Это архитектор города, у него, кроме карандаша и планшета, ничего нету.

— Я бы на месте новой команды был бы поосторожнее с землей, — посоветовал мой знакомый чиновник. — Ее в Дагестане мало, это болезненный вопрос…

Новый прокурор Дагестана Денис Попов. Фото: youtube.com

Новый прокурор Дагестана Денис Попов. Фото: youtube.com

ЗЕМЛЯ И АПОКАЛИПСИС

Официально Гитинова арестовали за невинную для дагестанской жизни шалость — он дал разрешение на строительство на территории, принадлежащей другому владельцу. Тот подал в суд, и система… дала сбой. Судья вдруг рассмотрел дело по закону — новостройку снести за счет города. А это серьезный ущерб государству и естественный арест…

Для Дагестана это революция.

Еще со времен великого мэра Махачкалы Саида Амирова, о котором в рес­публике до сих пор ходят страшные легенды (судя по ним, Амирову Махачкала принадлежала вместе со всем ее добром — жителями, бизнесом, следователями и казной, а те, кто в этом сомневался, — исчезали. Видимо, поэтому пять лет назад Амиров получил пожизненное), законами тут не интересовались.

О санитарной зоне, например. От чего набережная Махачкалы застроена прекрасными гостиницами родни бывшего мэра.

Градостроительная анархия привела к тому, что в Махачкале возникли странные кварталы, опровергающие все градостроительные нормы сразу.

Слишком многоэтажные для сейсмически опасной зоны. И так плотно, что между ними буквально несколько метров.

Объясняется все очень просто. В последнее время стоимость разрешения стала такой астрономической, что застройщику сказали — строй как хочешь. Тот и выкручивается любой ценой.

Но самое страшное — если кто-нибудь рискнет купить себе обыкновенный участок земли…

Потому что до недавних пор никто в Дагестане толком не знал, сколько документов на собственность ПРОДАЛИ местные чиновники.

Когда сразу несколько собственников встречались разбираться, у кого документы настоящие, вспыхивали перестрелки и поножовщина. Но это если собственники живые.

Меня, например, попросил о встрече пенсионер, которого обокрали с помощью мертвеца.

Знаменитый в республике певец, исполнитель кумыкских песен Магомед-Запир Багаутдинов, умерший в 2010-м, в прошлом году успешно продал землю и зарегистрировал сделку в местном МФЦ. Суд это отменил. Но чиновники решения не заметили и довели дело до перепродажи. Теперь несчастный владелец этой земли ходит по замкнутому кругу и вот пришел жаловаться на знаменитого мертвеца ко мне.

— Они заплатили тому, этому, — жалуется он. — Один документы теряет, другой — их просто не замечает, третий — новые делает… Как жить в таком гадюшнике?!

— И самое страшное, — говорят мне местные предприниматели, — что, если Васильев соберется проверять законность собственности на землю и строительство зданий, случится апокалипсис.

— Например, возьмем мой дом, — говорит мне один из них. — Земля под ним, к счастью, моя. То есть (задумывается) я в этом почти уверен. Когда я пришел узаконивать дом стоимостью, допустим, три миллиона, а чиновники выкатывают прайс, по которому каждый шаг — это 300 — 500 тысяч рублей, а таких шагов 6 — 7, я их посылаю к чертям. И поэтому полгорода — официально самострой. Я знаю бедолагу, который десять лет ходит по инстанциям, пытается по-честному зарегистрировать свой дом. Они просто теряют документы и смеются над ним…

— Тебя впечатляют такие мелочи? — удивляются местные коллеги. — У нас на землях сельхозназначения стоят даже не дома. Города! Со школами, детсадами. Здесь не смотрят в документы.

— Подождите, — говорю. — Власти строят школы на незаконной земле?

— Слушай, дорогой, ты инопланетянин? — качали головами дагестанцы. — Похоже, ты ничего не понимаешь…

Владимир Васильев Фото: Евгения ГУСЕВА

Владимир ВасильевФото: Евгения ГУСЕВА

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Владимиру Абдуалиевичу ВАСИЛЬЕВУ 68 лет. Он родился в подмосковном Клину в семье педагогов, мама — русская, отец — казах.

Васильев с 1972 года — в органах МВД. С 1997 г. — заместитель министра, начальник ГУБОП — Главного управления по борьбе с организованной преступностью. Был замом руководителя штаба по освобождению заложников в Театральном центре на Дубровке. С 2003-го — депутат Госдумы, вице-спикер. 3 октября 2017-го назначен и. о. главы Дагестана.

Имеет звание генерал-полковника МВД.

КОГО ЕЩЕ ЗАДЕРЖАЛИ

Вице-премьер Раюдин Юсуфов.

(Официальный представитель СКР Светлана Петренко сообщила, что вышеперечисленные лица подозреваются в мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору).

Мэр Махачкалы Муса Мусаев и главный архитектор города Магомедрасул Гитинов.

Им вменяют превышение должностных полномочий при распределении земельных участков.

НОВЫЕ КАДРЫ

В Махачкалу едет «варяг» из Казани

Юлия РЕВИНА («КП» — Казань»)

Артем Здунов . Фото: Пресс-служба минэкономики РТ

Артем Здунов. Фото: Пресс-служба минэкономики РТ

Правительство Дагестана может возглавить 39-летний министр из Татарстана.

 

Как устроена коррупция в Дагестане

Наш спецкор Владимир Ворсобин побывал в Махачкале в те самые дни, когда там начались аресты чиновников. И понял, почему этой республике нужна большая чистка.

Владимир ВОРСОБИН

Теперь руководящих чиновников в Дагестан завозят извне - похоже, местным кадрам веры не осталось. Справа - новый глава правительства Артем Здунов, в центре - и. о. главы Дагестана Владимир Васильев, слева - председатель Народного собрания республики Хизри Шихсаидов. Фото: Евгений Костин/NewsTeam/ТАСС

ВАСИЛЬЕВ И ВЕТРЯНЫЕ МЕЛЬНИЦЫ МЗДОИМСТВА

— Беззакония больше не будет! — почти кричал и. о. главы Дагестана Владимир Васильев на очередном совещании.

И все кивали — конечно, не будет.

Это было то фирменное лучезарное дагестанское утро, когда все вокруг светится от улыбок.

Понимающе улыбался президент Татарстана Рустам Минниханов, который только что привез на Кавказ к Васильеву нового премьера — своего министра экономики Артема Здунова.

Улыбалось поредевшее правительство Дагестана, сиротливо жмущееся к стене.

Час назад ФСБ арестовала предыдущего дагестанского премьера Абдусамада Гамидова и двух его замов. Они должны были сидеть сегодня рядом с Васильевым, а оказались в воздухе — на спецборту самолета в Москву с мешками на голове.

Улыбались всепонимающе журналисты, которым пресс-служба настрого запретила спрашивать об арестах. «Чтобы не пугать татар».

Не улыбался только и. о. главы Дагестана.

Он почему-то сильно нервничал.

— То, что строится сейчас, будет сноситься! — грозил кому-то Васильев. — Я за судебными решениями слежу — не принято ни одного решения, узаконившего незаконное строительство. Но кто-то еще этого не понял. Один мне говорит: хорошо, я построю в другом месте. Вы мне компенсируете затраты?

Васильев обвел глазами дагестанцев, видимо, в поисках изумления.

Зря. Только любопытство. Дескать, эй, а так нельзя уже, да?

— Они не понимают, что процесс закончен. Все! — пытался достучаться до Дагестана его новый начальник…

Васильев ругается с местными периодически. То грозит приездом двух тысяч русских электриков «со своими проводами и машинами», которые проверят это хитрое Царство Перематываемых Счетчиков (в результате воровство списывается на исправно платящих пенсионеров, к которым приходят фантастические счета).

То влетит за воровство минобру, то минимуществу.

Но приходит новое дагестанско-улыбчивое утро, и выясняется к примеру, что у аэропорта найдена очередная незаконная врезка в газопровод.

В трубу уважаемого Газпрома врезался не менее уважаемый республиканский «Дагнефтегаз» и за полгода накачал на 80 миллионов рублей. А врезка, как говорят, старая. Возможно, тут не полгода, а лет 10 лежит эта «золотая» труба...

Через минуту и. о. главы исчез в плотном окружении до зубов вооруженного спецназа.

Именно в этот момент пришла информация: под охрану взята и оставшаяся в Москве семья Васильева.

Сам он живет в одном из самых охраняемых объектах республики — санатории ФСБ…

— Я бы на месте Васильева в бронежилете интервью давал, — понимающе вздыхаю.

— Э-э, что ты! В Дагестане ему нечего бояться, — пожал плечами мой знакомый чиновник. — Денежные потоки уходят наверх. И самое интересное начнется, когда из-за этих честных ребят кто-то там в Москве начнет «голодать»...

ОТКУДА И КУДА ТЕКУТ ЗОЛОТЫЕ РЕКИ

Русла денежных рек в Дагестане бесстыдно обнажены.

И нет ничего сложного пройтись по их берегу, помня о почти 60 миллиардах рублей дотаций, ежегодно присылаемых сюда Москвой.

Например, я познакомился здесь с предпринимателем Магомедом, занимающимся производством мебели.

Магомед не из клана чиновников, отжимающих здесь прибыльный бизнес (или облагающий налогом — до 80% от прибыли). Трудяга. Небольшой магазинчик, небольшой штат работников. Сейчас еле сводит концы с концами. Кризис.

Живет Магомед в параллельной вселенной. Платит половину стоимости электричества — электрик приходит и за эту сумму обнуляет счетчик. Половину налогов — налоговик эту сумму кладет в карман, и в отчетности обнуляет долг Магомеда.

Здание офиса построено незаконно, потому что для оформления надо прийти к армии чиновников и каждому заплатить по 300 — 500 тысяч…

— Я работаю 20 лет, — говорит предприниматель. — И ни разу не встречал чиновника, который бы не взял с меня деньги.

— Но как можно убрать вас из базы налоговой? — пытаюсь сообразить. — Один отдельный налоговик разве в силах это сделать?

— Нет. Поэтому ему достается процентов 15 от суммы, дальше это идет его начальнику, и так до верху… И в этой цепочке не может быть неберущего чиновника, не брать здесь — опасно для жизни (усмехается), и это не изменить. Потому что здесь все повязаны.

Иду по руслу дальше.

Через хитрые дагестанские связи знакомлюсь с бывшим налоговиком — седовласым и абсолютно честным пенсионером. Назовем его Артуром Абдулаевичем.

— Я могу прямо смотреть в глаза людей, — говорит он. — Никто не может сказать, что Артур вымогатель. Взятки никогда не брал. Знаешь, кто был сволочью, — мой начальник, которому я деньги передавал.

— Деньги?

— Люди просили помочь, я нес деньги начальнику…

— А себе?

— Да что там себе (брезгливо морщится), брызги шампанского, 15 — 20%… И вот однажды деньги начальник взял, а из компьютера долг человека не вычеркнул. И уволился. Бесчестный человек!

Мы с бывшим налоговиком долго гуляли по Дербенту, а я все силился постичь дагестанскую философию.

— Артур Абдулаевич, — говорю. — Вы разве не понимаете, что ваша «честная жизнь» тянет на 7 — 8 лет тюрьмы?

— По вашим законам, да, — пожимает плечами и хмурится. — Вы, Владимир Владимирович (Артур очень полюбил мое имя-отчество), знаете, что такое намус? Это честь горца. Здесь то свадьба, то похороны, и сидеть за столом бесплатно, не дав 5 — 7 тысяч рублей, нехорошо. А родственников много. Где деньги найти? И люди помогают друг другу. На этом здесь держится мир...

— Хотя, — задумывается. — Говорят, был у нас такой человек, который никогда не брал. Многие не верят. Но есть у нас одна легенда...

ЛЕГЕНДЫ КАВКАЗА

Сказ о честном чиновнике

Говорят, жил в Дагестане один честный человек. Работал он на золотом месте — в руководстве местной нефтекомпании. Но до такой степени честно, что слухи об этом странном человеке разнеслись по всей республике.

Приходят, например, проверяющие. Пишут штрафы — то не так, это… Ну и говорят по дагестанскому обычаю: давай половину наличными.

Честный человек, как гласит легенда, тут же звонит секретарше и громко требует: оплатить штрафы официально через банк.

Однажды отправили этого чудака в Грузию — посмотреть трактора для возможной покупки. Грузины предлагают гигантский откат, партия — сотня машин, а не берет начальник. Говорит, а вдруг они сломаются и на меня косо люди смотреть будут...

— Я не верю в такую историю, — морщится другой мой знакомый, который совсем недавно работал в налоговой службе в Махачкале. — Это почти невозможно.

По его словам, добрая половина предпринимателей и организаций Дагестана вообще не зарегистрирована в налоговой. И власти отчаянно не хотят их регистрировать, потому что эти деньги идут сначала по сосудам (участковые — УВД — министерство), потом по артериям (налоговый инспектор — начальник — правительство), а потом, скопившись, — самолетом в Москву.

— Причем все главы Дагестана в первые годы после назначения говорят открыто: больше никаких самолетов. Хватит, мол, платить. Боремся с коррупцией, бла-бла-бла, — смеется он. — А потом вдруг Москва закрывает нам госпрограммы, трансферты, потому что везде ждут откат. Единые правила! А тут честный чиновник?!

— Подожди, — говорю. — А если найти такого и поставить на важный пост?

Знакомый горько покачал головой.

— У нас есть села, на 80% состоящие из инвалидов. Молодые, пышущие здоровьем горцы, — вздохнул он. — Купили себе инвалидность, получают по 10 тысяч в месяц, дома сидят, а настоящие инвалиды вкалывают. Потому что нет денег на справки. И представь, ты назначаешь в это село честного человека, и тот начинает разбираться, что законно, что нет…

— И что с ним будет?

— Убьют, — пожимает плечами. — Хотя этот бардак здесь всем надоел...

Продолжение в следующем номере «КП».

ЧАСТЬ 1

Что происходит в Дагестане. Репортаж Владимира Ворсобина

Парламент Дагестана, где место депутата, как мне только что сказали, стоит 5 миллионов рублей, в гробовой тишине слушал русского прокурора Дениса Попова.

Это была трагедия. Издевательство. Иезуитство.

Впервые в дагестанской истории депутатов заставили проголосовать за кандидатуру прокурора республики.

Причем бесплатно. (подробности)

ЕСТЬ МНЕНИЕ

Сможет ли русский генерал-губернатор разрубить узел дагестанских кланов

Дмитрий СТЕШИН

В последние десятки лет Дагестан играл в России роль образцово-показательного «острова невезения». У Дагестана было и есть все для полноценного развития — избыток рабочих рук, уникальное географическое положение — море, транзитный коридор на Ближний восток, запасы углеводородов, целебные минеральные воды, мягкий климат, горные пейзажи и плодородная почва (подробности)

Сможет ли русский генерал-губернатор разрубить узел дагестанских кланов

Наш колумнист — о громких отставках и уголовных делах в республике

Дмитрий СТЕШИН специальный корреспондент отдела политики
Владимир Васильев в редакции "Комсомольской правды".
Владимир Васильев в редакции «Комсомольской правды».Фото: Иван ВИСЛОВ

В последние десятки лет Дагестан играл в России роль образцово-показательного «острова невезения». У Дагестана было и есть все для полноценного развития — избыток рабочих рук, уникальное географическое положение — море, транзитный коридор на Ближний восток, запасы углеводородов, целебные минеральные воды, мягкий климат, горные пейзажи и плодородная почва. Но, не смотря на все усилия метрополии, в Дагестане «дела не шли». В Дагестане «дела делались». Республика исправно поставляла криминальную молодежь в российские мегаполисы, ваххабитов и террористов на все фронты «необъявленной войны» — от Мосула до Алеппо, и 300-бальников ЕГЭ, толком не знающих русский язык. А еще, внутри республики медленно тлела гражданская война двух уровней. Салафизм воевал с традиционным исламом, а свыше сотни национальностей, населяющих Дагестан, боролись за место под солнцем, образуя клановые союзы или эти союзы ликвидируя. Иногда, после очередного взрыва или расстрела, было просто невозможно понять — с какой стороны прилетело? От «лесных»? Или это вечные разборки между крупнейшими этническими группами, населяющими Дагестан: лакцы-даргинцы-аварцы-ногайцы?

А всего в Дагестане — больше 100 народов и народностей.

Сумасшедший дом, а не республика.

Разумеется, многие русские просто социально-активные граждане поуезжали отсюда после развала Советского Союза, обескровив и без того небогатый интеллектуальный ландшафт. Спецкоры КП часто работали в Дагестане, ко многому привыкли. К «новой» ваххабитской мечети в Хасавьюрте, из репродукторов которой разносится привольно по округе салафитская проповедь. К коровам, гуляющим чуть ли не по центру Махачкалы и жующими мусор. К «самострою». К фальшивым газовым и электросчетчикам продающимся на рынке — их можно скручивать, как пожелаешь. К подпольным кирпичным заводам работающим на краденом газе, к льющемуся рекой коньяку на каждом углу и одновременно — заведениям, где спиртное не подают по религиозным соображениям. К бывшему мэру Махачкалы Амирову, (его еще называли «теневым правителем Дагестана), который после интервью с нами в 2013-м не хотел отдавать «микрофон-петличку», просто не мог справиться с хватательным рефлексом… Амирова, спустя пару недель после этого памятного разговора увезли прямо в Лефортово. Личная армия Амирова — разбежалась, или нашла себе других сюзеренов-покровителей. Работы им хватало. Все денежные потоки и прибыльные бизнесы в республике издавна были поделены между национальными группами — даргинцы, например, контролировали при Амирове электросети. Ни о каких инвестициях со стороны, речи и быть не могло. Бизнесмены, обычно умные люди, любящие свои деньги, свою жизнь и здоровье. Лучший показатель бизнес-климата в Дагестане — отсутствие в нем крупнейших торговых сетей.

С Дагестаном нужно было что-то делать. Местные политологи прекрасно знали, тот самый, единственный выход. И не раз озвучивали его в интервью: «Пришлите нам русского генерал-губернатора!». И объясняли — «он будет править железной рукой, никого из народностей не выделяя, а значит, никому не будет обидно».

Но перед этим Дагестану был дан последний шанс — опытный и образованный управленец Рамазан Абдулатипов. Он пришел в республику летом 2013 года, с десятком умных и правильных политических, социальных и экономических программ. Ушел, «по собственному желанию» в 2017-м. Из сделанного — замена старого гимна Дагестана на новый, что страшно не понравилось местной общественности и она подала на «реформатора» в суд. Вот и все. В этом болоте с бульканьем тонуло все — федеральные деньги, природные и людские ресурсы и все не сбывшиеся надежды и мечты. И тогда, Центр одновременно исполнил мечту умных дагестанцев, знающих историю и разбирающихся в политике и страшно огорчил других дагестанцев — путающих государственных баранов со своими.

В Дагестан действительно пришел, будем называть вещи своими именами, «русский генерал-губернатор». Русский, но с восточными корнями. Чиновник и политик, но с колоссальным опытом работы в силовых структурах. Россия, вместе с Владимиром Васильевым, вернулась к тому от чего ушла — к управлению особо сложными территориями по лекалам исчезнувшей Империи. Судя по масштабному погрому в дагестанском истеблишменте и десанте российских прокуроров — ни с кем в республитке договариваться Васильев не собирался. Ни у кого дружбы и куначества не искал. А предложение нового главы перевести из успешного Татарстана в Дагестан министра экономики Артема Здунова — чистое надругательство над дагестанскими понятиями последних десятилетий. Я приблизительно могу себе представить, какая бы фантастическая клановая война разгорелась бы за эту должность! Сколько бы «уважаемых» людей «сели бы на лицо» другим «уважаемым» людям. Сколько бы сгорело машин и ларьков, написано доносов. А сколько лет можно было бы обсуждать, кто кому «кинул салам», и кто под кем теперь ходит… Я очень надеюсь, что в эти дни, «хромая судьба» уникальной республики закончилась. Я верю, что у Дагестана все-таки будет другая жизнь, а дикое пост-советское безвременье скоро забудут, как сон. Если у Васильева все получится, думаю, что похожие хирургические управленческие вмешательства ждут и некоторые другие российские регионы.

.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Во всех министерствах Дагестана начались массовые обыски

Чтобы не дать местным чиновникам сбежать, на посты ДПС заступили полицейские из других регионов

Чучело тигра, ящики с водкой, золотое оружие: что еще нашли в доме премьера Дагестана

Следственный комитет показал новое видео обысков в домах Гамидова

Скачать

Как сейчас выглядит Дагестан — самый дотационный регион страны.После серии разоблачительных арестов высокопоставленных чиновников Дагестана, корреспондент «КП» отправился узнать, как на самом деле обстоят дела в регионе

  • avatar
  • .
  • +27

6 комментариев

avatar
Ждем продолжения.
avatar
Следующего дотационного региона? Там вроде Магадан как раз?
avatar
Если так взялись — получится ли разорвать эту круговую поруку? Посмотрим лет через 5 :)
avatar
Менталитет там надо менять в головах.
avatar
Трудно менять то, что засело в головах много веков назад.
Клановость и байство у них в крови, восточный менталитет многовекторности можно только сдерживать силой, по другому тебя будут воспринимать как твою слабость, торгаши с тысячилетним опытом обмана себе подобных по другому не могут.
Тут только жесткач и хардкор.
Там даже в советское время эта байда процветала, ну не в таких масштабах конечно, потому как суровые дяди с хмурыми лицами и строгих костюмах вовремя по рукам давали, а на «мелкие шалости» закрывали глаза, чтоб не вызывать недовольства населения тамошнего.
avatar
Разворошили осиное гнездо. Будут посадки — другие будут бояться, они просто еще не поняли, что неприкасаемых больше нет.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.