КРЕМАТОРИЙ МАГАДАНА И ГОСУДАРСТВЕННО - ЧАСТНЫЕ ПАРТНЕРСТВА ч.3



Открытое письмо депутатам Магаданской городской думы
и всем неравнодушным гражданам, жителям города Магадан
Часть 3.

ГЧП как подрыв демократии и потенциал для коррупции

Предлагаю всем пересмотреть сюжет Магаданского телевидения, вышедший в эфир 5 мая 2016 года под заголовком: «Первый на Колыме крематорий планируют сдать в эксплуатацию уже в следующем году». Желающие могут найти этот видеосюжет в интернете.

vesti-magadan.ru/zhilishhno-kommunalnoe-hozyajstvo/pervyj-na-kolyme-krematorij-planiruyut-sdat-v-ekspluatatsiyu-uzhe-v-sleduyushhem-godu#.XKgdwVUzbIV

В данном сюжете названа приблизительная стоимость проекта строительства крематория на 2016 год — 200 млн рублей, в том числе указана стоимость печи 300 000 евро, или более 22 млн рублей по нынешнему курсу.

Ранее сам Юрий Федорович Гришан расторг контракт на постройку крематория за бюджетные деньги – потому что, по его словам – этих денег в бюджете нет. Когда право у граждан есть, а денег в бюджете нет – есть только три выхода – или не строить, или взять в долг, или пригласить частного инвестора.

Глядя на действия и риторику мэра, можно понять, что он сделал выбор в пользу частного инвестора. Однако ЧТО ОБЩЕСТВЕННОСТЬ ЗНАЕТ о предполагаемом «инвесторе»?

Вслушайтесь в слова Дмитрия Веча, касающиеся стоимости проекта: «Это, конечно, немаленькая сумма, но я думаю, мы сейчас будем вести переговоры… с начальником фирмы Tabo…. будем расписывать платежи,… думаю, что года на полтора-два мы это дело все растянем, подпишем какой-то контракт, может, какие-то у меня будут гаранты». Вот так просто – какой-то контракт, какие-то гаранты.

То есть, уважаемые граждане с активной жизненной позицией, верующие и неверующие, все, кому небезразлична СУДЬБА МЕСТНОГО БЮДЖЕТА и ПОДДЕРЖАНИЕ НОРМАЛЬНОЙ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ – оборудование стоимостью более 22 млн рублей планируется приобрести В РАССРОЧКУ, остальные 178 миллионов – планируется взять В КРЕДИТ. ПОД НЕИЗВЕСТНЫЙ ПРОЦЕНТ. Под НЕИЗВЕСТНО ЧЬИ ГАРАНТИИ.

Вот уж воистину – не считаем мы денег Дмитрия Веча. Поскольку, по его собственному признанию, его личных денег явно недостаточно для подобного проекта. Не интересен нам его карман сам по себе.

Исключительно ради здравого смысла решили мы взглянуть на уставной капитал Общества с ограниченной ответственностью «Колымский мемориальный комплекс», зарегистрированного 11.09.2015, — а он составляетвсего-то 10 тысяч рублей.

Вот так, с 10-ю тысячами рублей уставного капитала замахнуться на проект стоимостью 200 миллионов – это очень смело со стороны предпринимателя Веча.

Но как смело вступать в такое партнерство со стороны администрации! Хотя, скорее всего, я просто чего-то не понимаю. Наверное, какая-то выгода есть, только вот какая, и чья?

Как неравнодушный гражданин, я испытываю волнение – КТО же выступит ГАРАНТОМ при получении немалого кредита – уж не мэрия ли? А если бизнес – проект окажется убыточным? При двух целых семидесяти восьми сотых усопших в день (по данным самой же мэрии на 2018 (http://www.magadangorod.ru/info/36329-demografiya-rynok-truda.html), не все из которых пожелают быть клиентами нового коммерческого предприятия? И при огромном кредите, и еще больших процентах?

Как-то неприятно думать, что в конце-концов добросовестным налогоплательщикам придется расхлебывать последствия намечающегося государственно-частного партнерства, модели управления, которая в последние десятилетия была навязана всему миру и уже доказала свою несостоятельность, обернувшись катастрофическими провалами даже в богатых, развитых экономиках.

Да и в нашей стране за примерами ходить далеко не надо – всем известны новости о неудовлетворительных последствиях государственно-частного партнёрства в городе Салавате. А кому неизвестны, напомню: единственный роддом города Салават в 2017 году власти Башкирии передали в частное управление на 23 года по концессионному соглашению. О результатах частного управления можете прочесть в интернете. И это только один из многочисленных подобных примеров.

Некоторые представители общественности подчеркивают, что строительство крематория не противоречит законодательству – а разве мы с этим спорим? Не противоречит.

Но оно противоречит экономическим возможностям как бюджета муниципального образования, так и самого предполагаемого «инвестора», а посему оно ПРОТИВОРЕЧИТ ЗДРАВОМУ СМЫСЛУ.

Точно так же, как противоречит здравому смыслу покупка Мерседеса при зарплате в 20 000 рублей, хотя и право купить Мерседес у меня есть, и Мерседесы есть в продаже, и желание ездить на Мерседесе есть, и умение – нет только одного – нужной суммы. Разве, ограбить кого-то, или за кредитом сходить? Есть желающие выступить гарантом?

Ни мэр, ни «инвестор» не развеяли наших сомнений в ходе слушаний. Напротив, они всячески стремились пресечь любые вопросы, касающиеся экономики проекта.

А ведь проект может обернуться долговым обязательством, которое ляжет тяжким грузом на местный бюджет и налогоплательщиков – такое легко предположить, глядя на «инвестора», ведь у него явно отсутствуют необходимые средства, да и предпринимательский и менеджерский опыт Веча остается неизвестным общественности.

Тема государственно-частного партнерства, действительно, интересна и важна.

Рядовым заинтересованным гражданам необходимо понять контекст, в котором действуют наши чиновники и депутаты, хотя бы для того, чтобы в дальнейшем общественная дискуссия направлялась не по ложному руслу, а по пути, на котором разные социальные группы способны достичь взаимопонимания и сплотиться для продуктивного взаимодействия с местными органами власти ради общего благополучия.

А самим депутатам тоже было бы полезно расширить свое понимание данной темы. Чтобы действительно выполнить роль народных представителей, то есть стоять на страже народных интересов, а не на страже частных или корпоративных интересов.

Здесь можно лишь кратко осветить некоторые моменты этой обширнейшей и важнейшей темы, и тогда станет ясно, почему именно данная тема поднимается в связи с обсуждением проекта крематория.

Сегодня тема эффективности ГЧП обсуждается экспертами во всем мире, вследствие КРАЙНЕ НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНЫХ, а часто, ПРОВАЛЬНЫХ результатов применения этой модели управления.

Данная модель применяется не только в нашем отчестве. В последние десятилетия к ней прибегают во многих странах.
Идея государственно-частных партнерств (ГЧП) в течение длительного времени внедрялась в оборот Всемирным банком и Организацией экономического сотрудничества и развития, и являлась темой, активно навязываемой в переговорах G20 и переговорах, ведущихся в рамках программы ООН «Цели устойчивого развития» и связанной с ней программы ООН «Финансирование устойчивого развития». Многие правительства, оказавшись под мощным давлением наднациональных структур, развернулись в сторону ГЧП в надежде на то, что частный сектор будет финансировать общественную инфраструктуру и государственные услуги населению.

Сам термин ГЧП был введен в оборот в 1970-е, когда нео-либеральные силы выдвинули идею «Нового общественного управления» и государственно-частных партнерств как альтернативу неэфффективным и забюрократизированным, по их мнению, государственным предприятиям и организациям.

Согласно определению Института Всемирного банка, государственно-частное партнерство (ГЧП) – это долгосрочный контракт между частной компанией и государством в лице любого органа исполнительной власти, согласно которому частная компания обеспечивает некийобщественный актив/имущество, предоставляет некие общественные услуги, при этом частный бизнес берет на себя риски и управленческую ответственность и снимает финансовую нагрузку с государства. Европейская комиссия и Международный валютный фонд разъясняют, что цель таких контрактов между органами местной власти и частным бизнесом – обеспечение финансирования, строительства, реконструкции, ремонта, управления и поддержаниятехнического состояния, должного функционирования объектов инфраструктуры по обеспечению услуг. Речь, таким образом, идет об общественных услугах, традиционно относившихся и относящихсяк функциям органов исполнительной власти – транспортной системе, тюрьмах, водоочистных установках, организации вывоза и переработки мусора, строительстве и эксплуатации больниц, школ и других общественных зданий.

Вот только этот эксперимент по перекладыванию государственных функций на подобные партнерства привел к плачевным результатам во многих развитых странах мира, не говоря уже о развивающихся и совсем бедных.

О том, что идея дискредитировала себя, специалистами написано много серьезных статей. Спорность (мягко говоря) эффективности и результатов ГЧП обсуждается на собраниях ООН и других наднациональных международных организаций. В то время как на самом Западе, где эта идея был запущена в оборот и откуда начала шествие по миру не без помощи заинтересованных наднациональных структур, для большинства специалистов и здравомыслящих обывателей разрушительность этой модели давно стала очевидной, в то время, как мир активно анализирует причины провала идеи приватизации, частичной приватизации и ГЧП, наши чиновники, которым доверено управление местным бюджетом, копируют западные методы управления, вполне доказавшие свою несостоятельность.

Можно было бы процитировать многих специалистов в области государственного управления и финансов. Но для ознакомительных целей достаточно обратиться лишь к нескольким. Один из часто цитируемых экспертов — Дэвид Холл (DavidHall), директор – основательPSIRU, международной организации, аффилированной с университетом Гринвича, Великобритания, занимающейся исследованиями в области государственных услуг населению, и в частности, влияния ГЧП на экономики стран. Известный отчет Дэвида Холла «Почему государственно-частные партнерства не работают» написан по результатам всестороннего анализа, в нем собран и обобщен 30-летный опыт оценки таких партнерств, как в богатых, так и в бедных странах. Согласно проведенным исследованиям, опыт ГЧП повсеместно отмечен в одних случаях безуспешностью и безрезультативностью, а в других случаях полными провалами. По словам Дэвида, «этот опыт позволил специалистам всего земного шара понять, что те, кто продвигает идеи ГЧП, кормят людей лживыми обещаниями».

Понятно, что в ходе последнего финансового кризиса общественная инфраструктура и сектор государственных услуг сильно пострадали.Но зачем же продолжать биться головой о ту же стену? Вопрос, которым задаются многие специалисты по государственному управлению: «Почему идея ГЧП вновь и вновь возвращается в общественный дискурс, если прошедшие 30 лет свидетельствуют о ее фундаментальной ущербности?»

Население проигрывает, кто же оказывается в выигрыше?

Трезвый вывод самого Дэвида Холла звучит следующим образом: «Цель частных компаний, если они хотят выжить – получение максимальной прибыли. Данная цель абсолютно несовместима с целью обустройства и сохранения среды обитания и обеспечения всеобщего доступа к качественным общественным услугам». Воистину, эти две цели диаметрально противоположны друг другу. И понятно, кто оказывается в выигрыше.

Другой известный эксперт, УитфилдДекстер (WhitfieldDexter) в своей работе «Глобальный аукцион общественных активов» осуществил обзор ГЧП во многих странах Европы, Северной Америки, в Австралии, России, Китае, Индии и Бразилии. Этот эксперт изучил, как модель частичной приватизации была адаптирована к местной экономической, политической и правовой среде, а также исследовал растущий вторичный рынок инвестиций в ГЧП – по его собственным словам рынок, на котором «школы и больницы покупаются и продаются, как товары в глобальном супермаркете». Уитфилд отметил неуклонно возрастающее число провальных ГЧП, как правило, явившихся следствием ОШИБОЧНЫХ РАСЧЕТОВ и НЕДОБРОСОВЕСТНЫХ БИЗНЕС-ПЛАНОВ инвесторов, в результате которых правительства и государства вынуждены платить по счетам, после того, как инвесторы выходят из проекта.

Анализ выявил случаи использования ОБМАННЫХ МЕТОДОВ ОЦЕНКИ соответствия затрат и результатов (обоснованности расходов) и манипуляций с передачей рисков, к которым прибегают для того, чтобы проекты, финансируемые и реализуемые посредством ГЧП, превосходили по ожидаемым результатам традиционные формы предоставления услуг населению государственным сектором. Но самый важный вывод, сделанный Уитфилдом – это вывод о том, что «данная модель ПОДРЫВАЕТ ДЕМОКРАТИЮ, поскольку систематически уменьшает ответственность, организационный и производственный потенциал и власть государства».

С этим заключением не спорят и эксперты таких международных организаций, как ООН, Международный валютный фонд, Европейский Инвестиционный банк и др. Их оценки звучат более осторожно, так как это — те самые организации, которые и продвигали идею частичной приватизации в массы, но и они согласны с тем, что «во многих случаях ГЧП не дали ожидаемого эффекта, но напротив, привели к значительному увеличению государственных долговых обязательств».

Вопрос эффективности ГЧП как механизма финансирования общественных инфраструктурных проектов подробно обсуждался на Третьей международной конференции по финансированию развития в Аддис-Абебе в 2015 году.

В рабочем докладе Департамента по экономическим и общественным вопросам ООН, озаглавленном «Государственно-частные партнерства и программа устойчивого развития 2030: совпадают ли цели?» — говорится, что многие специалисты сегодня считают, что ГЧП отнюдь не является панацеей для решения вопросов финансирования общественного сектора. Многие эксперты придерживаются взгляда, что избежать многочисленных подводных камней и провалов такого партнерства невозможно, что «попросту ГЧП не работают вследствие несовпадения целей общественного и частного секторов». В частности, в 2010 году был проведен всесторонний анализ эффективности ГЧП на примере целого ряда проектов в Канаде, начиная от школьного образования, водоочистных сооружений, строительства мостов, заканчивая больничным питанием и другими общественными услугами. Специалисты аналитической компании Loxley&Loxleyпришли к выводу: все заявленные обещания, что ГЧП обеспечит уменьшение стоимости и улучшение качества услуг населению, позволит более эффективно организовать процесс предоставления услуг и тем самым сэкономит деньги налогоплательщиков и принесет пользу потребителям услуг, — все эти заявления оказались ПУСТЫМИ ОБЕЩАНИЯМИ и были квалифицированы как ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПОСТУЛАТЫ. Ибо по факту проекты в рамках ГЧП оказались более дорогостоящими, предоставляемые услуги были худшего качества и оказались менее доступными для населения по сравнению с проектами, осуществленными и управляемыми на бюджетные средства.

Есть также и другая важная тема, которая широко обсуждается специалистами в связи с ГЧП – ПОТЕНЦИАЛ для КОРРУПЦИИ в государственно-частных партнерствах.

Вот, что говорится в документе организации TheIntegrityVicePresidency (Безупречно-честное вице-президентство, независимое подразделение Группы Всемирного Банка, расследующее случаи коррупции и мошенничества в проектах, финансируемых Всемирным банком, с последующим наложением санкций), озаглавленном «Коррупция в ГЧП: проблемы и решения»: « Для того чтобы быть успешными, ГЧП необходимо соблюсти золотую середину между многими целями общественного и частного секторов, включая гарантированное низко-затратное обслуживание, стабильные возвраты на вложенный капитал, справедливые и предсказуемые рынки, сбалансированное распределение рисков. Однако, на любом этапе существования проекта, коррупция может подорвать хрупкий баланс ГЧП схемы». Хотя, по словам Всемирного банка, во многих странах процесс приватизации, в том числеГЧП, был направлен именно на снижение коррупции «путем изъятия некоторых активов из сферы государственного контроля и помещения их по собственному усмотрению в частную сферу, подчиняющуюся законам рынка» — несмотря на самые благородные намерения, потенциал для злоупотреблений отнюдь не снизился ни на участках, оставшихся в сфере контроля органов власти, ни на участках, переданных в ведение частного бизнеса».

Вывод специалистов Всемирного банка таков: правительствам необходимы новые навыки для адекватной реализации ГЧП, без таких навыков легко выбрать для ГЧП НЕПОДХОДЯЩИЕ ПРОЕКТЫ, невозможно гарантировать правильный бизнес-план и контрактные условия, что приводит к увеличению затрат и рисков, при этом намеченный результат не достигается. В условиях недостаточной прозрачности и слабости системы управления, ГЧП на любом этапе проекта легко могут стать ИСТОЧНИКОМ КОРРУПЦИИ и МЗДОИМСТВА.

Государственно-частные партнерства продолжают насаждаться по всему миру глобальными, наднациональными институтами и консультантами. Страны, подчиняющиеся режиму МВФ, и другие развивающиеся страны подвергаются политическому давлению и массированным маркетинговым компаниям. Банки развития, благотворительные организации (так называемые доноры), агентства Евросоюза, да и сами национальные правительстванаперебой предлагают свои субсидии в помощь бюджетам всех уровней, но исключительно в рамках ГЧП.

В условиях экономического кризиса правительства находятся под все возрастающим давлением необходимости быстро находить решения трудных вопросов, как финансировать инфраструктуру, как поддерживать коммунальное хозяйство в порядке, как обеспечить государственные функции и услуги населению. Чем дольше длится кризис, тем более возрастает давление на государственные структуры, отвечающие за эти сектора.

Вместе с тем возрастают и риски, если в структурах местной власти забывают о коренных причинах нынешнего кризиса – в числе которых неистребимая человеческая жадность, отмена государственного регулирования и контроля и чрезмерное доверие частному бизнесу. Вновь обратимся к отчету Дэвида Холла, снимающего покров таинственности со скрытых от взглядов общественности, неясных для нее процессов государственно-частного партнерства, большинство из которых прячутся за конфиденциальными переговорами, оберегаемыми коммерческой тайной. Как сказано в отчете, «нет никаких общественных консультаций, но есть множество ложных обещаний, есть невероятно сложные, часто неполные контракты, все без исключения имеющие целью защиту корпоративных прибылей. Есть невероятное количество взяток, поскольку такие контракты могут быть чрезвычайно ценными и прибыльными». Выводы, к которым пришли исследователи: ГЧП – это дорогой и неэффективный способ финансирования инфраструктурных проектов, отвлекающий бюджетные средства от других общественных нужд.

Всем, имеющим отношение к государственному управлению и заинтересованным в благополучии вверенной им сферы, предлагается ознакомиться с данным отчетом, чтобы лучше понять опасности такого сложного процесса, как полная и частичная приватизацияи ГЧП.

Специалисты предупреждают, что ГЧП используются с целью СКРЫТЬ ФАКТ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАЙМОВ, и обеспечить ДОЛГОВРЕМЕННЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ГАРАНТИИ прибылей ЧАСТНЫМ КОМПАНИЯМ. Задача же частных компаний, если они хотят выжить в нынешних условиях, повторимся, – максимизация прибыли, и эта задача АБСОЛЮТНО НЕСОВМЕСТИМА с сохранением среды обитания и обеспечением универсального доступа к качественным услугам здравоохранения, образования, коммунальным и прочим общественным услугам, традиционно являвшимися функцией органов государственного управления.

«Достойно сожаления, что большинство политиков и государственных служащих, занимающих высшие управленческие должности, не стремятся ознакомиться с информацией, подобной той, которая содержится в нашем отчете», — подчеркивает Дэвид Холл. «Местные и национальные правительства … находятся под мощным воздействием могущественных, влиятельных лобби крупнейших финансовых корпораций и корпораций услуг, глобальных консалтинговых и юридических фирм, частная и общая цель которых – пожать свою жатву, урвав прибыль от сектора основных общественных услуг.

Политика приватизации также связана с волной торговых переговоров (TISA – Соглашение о торговле услугами, TPP – Транстихоокеанское партнерство, TTIP – Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство), проходящих под завесой секретности, без общественных консультаций, при этом договоренности достигаются за закрытыми дверями под мощным давлением коммерческих структур. Данные торговые соглашения не только всемерно способствуют и продвигают государственно-частные партнерства, но также «замораживают» их, то есть делают невозможным отмену, аннулирование таких партнерств, независимо от их результата. Чтобы получить доступ к финансированию в рамках указанных торговых соглашений, правительствам рекомендуется заключить одновременно целый ряд государственно-частных партнерствс целью создать пул активов, которые впоследствии могут быть сгруппированыи проданы пакетом долгосрочным инвесторам.

Дэвид Холл видит свою задачу как специалиста, в союзе с общественными движениями, разбудить и осведомить общественность, потребовать прозрачности, отчетности государственных должностных лиц и избранных политиков, а также создания механизмов для систематического участия общественности и специалистов в принятии решений.

Мы же, в связи с обсуждением не частного, а государственно-частного проекта, имеем вопросы, которые озвучены выше, и на которые мы хотели бы получить ответ официальных лиц. БУДЕТ ли предполагаемый контракт государственно-частным партнерством? ПОД ЧЬИ ГАРАНТИИ инициатор проекта будет БРАТЬ КРЕДИТ на осуществление своего проекта?

А всем остальным гражданам, от которых уже не зависит окончательное решение, призываю подумать – так ли уж нужен городу крематорию НА ТАКИХ УСЛОВИЯХ – возможно, в долг, возможно под немалые проценты? Под неизвестно чьи гарантии?

Мы надеемся, что должностные лица, которым предстоит в дальнейшем принять решение, быть данному государственно-частному проекту, или не быть, будут мыслить в интересах избирателей, с учетом результатов общественных слушаний.

Людмила Троицкая.
  • avatar
  • .
  • +23

8 комментариев

avatar
Построят, а после обеспечат Веча муниципальными контрактами на ликвидацию безхозных захоронений. Отожмут бюджет по полной.
avatar
ты про новые бесхозные трупы или про старые, уже закопанные?
avatar
Сначала старые и биоматериал (тоже надо утилизировать это ещё контрактик), а потом и для новых закон продавят.
avatar
а зачем старые-то сжигать?
avatar
Есть такая программа на материке. для того что бы новые земли не занимать захоронениями, безхозные могилы убирают, останки кремируют и ставят один памятник с именами.
avatar
пздц авторшу понесло… и Салават и какой-то там уже америкашка в тексте…
1. Есть крематории и печи! подешевле — это факт.
2. Веч хочет бабкепиздунг сделать через старую схему — лопухи со времен Печеного до сих пор там.
3. Плати бомжам — они будут сжигать с покрышками в заброшке на горняке ) там итак 1-2 раза в год безголовые лежат… так чегож не жечь
  • djd
  • -1
avatar
Хера бабу бомбит)))
avatar
2.сабж. а точно Троицкая?
может Троцкая
  • 1GR
  • 0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.