Якутская рыбалка

Небольшие зарисовки разных вылазок на рыбалку в окрестностях Якутска. Также и описанное в истории реально имело место быть.

— «Ох и бестолковые эти городские» — со вздохом подумал Варфоломей, положив трубку телефона — «третий круг по деревне делают, а дом найти не могут, хотя чего уж проще, казалось бы...»

Спустя пятнадцать минут пыльный джип устало пыхтел у ворот. Из машины выпрыгнул водитель — молодой якут интеллигентного вида, с приятной улыбкой, назвавшийся Василием, и поинтересовался по адресу ли они приехали. Варфоломей устало подтвердил. За день это была уже девятая машина желающих переправиться на острова. В машине сидело еще четверо: ровесник водителя неопределённо-смешанной внешности и три барышни примерно того же возраста. «Слава богу, эти вроде трезвые» — отметил Варфоломей с облегчением — «А то начнут пивом разогреваться еще в дороге, потом намаешься с ними в лодке».

Обговорив условия, все дружно отправились к берегу, где уже поджидала моторная лодка. Поддерживая по пути ничего не значащий разговор, Варфоломей поймал себя на том, что эта молодая компания вызывает в нем даже какую-то симпатию. Матом не ругаются, дружелюбны, городского высокомерия нет. «Смешанный» иногда даже толковые вопросы задает. Видимо есть опыт управления моторной лодкой. «Ну да ладно, посмотрим какие вы рыбаки.» — прищурившись сказал Варфоломей, когда народ загрузил свой немногочисленный скарб в лодку и расселся в ожидании отъезда.

— Куда везти-то?

— А, м-м-м… можно вот сюда? – «смешанный» ткнул пальцем в карту, распечатанную из интернета.

— Можно и сюда. Сами решайте. Только бы там народу не было.

— Если там кто-нибудь уже сидит, то можно проехать дальше.

— Ладно, поехали — там увидим.

Лодка натужно стала вытягивать себя из воды, стремясь вылезти на блестящую поверхность, однако с учетом пассажиров и пусть небольшого, но груза, это было не просто. Постепенно лодка вышла на глиссер и привычно-натружено заскользила по поверхности, унося всю компанию к желаемому острову.

Добрались затемно. Варфоломей отправился в обратный путь, а компания разбила лагерь, расставила снасти и расположилась на ужин. Ожившие было при появлении людей комары, были мгновенно сметены ветром. Костерок, весело потрескивая, быстро заставил засипеть чайник. Разложенная на импровизированном столе снедь, с аппетитом уплеталась, похрустывая на зубах свежим песочком. Ночь постепенно вступала в свои права, окутывая сумраком все, что виделось по ту сторону неспешной реки. 

В нарастающей тишине, перемежаемой лишь порывами ветра и всхлипываниями волн, вдруг в отдалении отчетливо послышалась громкая танцевальная музыка и выкрики веселящихся людей, как будто посреди реки вдруг неожиданно появился ночной клуб, со всеми атрибутами безудержного нетрезвого веселья. По характерным огням стало понятно, что это круизный теплоход «Демьян Бедный» повез в своем чреве очередных праздных пассажиров по направлению к Ленским Столбам. Забавно, что им наверняка невдомек, что благодаря тишине и быстро разносимому водой звуку, их разгульное веселье можно было ощутить, как будто это происходит в соседней комнате.

Ночь постепенно сморила часть рыбаков, и они стали устраиваться в палатке. Однако двое из них по-прежнему курсировали по берегу, проверяя снасти, чутко вслушиваясь и всматриваясь во все окружающее. К рассвету, они уже могли похвастать первыми трофеями, которыми одарила их река, несмотря на усилившийся ветер и поднявшуюся волну.

Утро встретило странной погодой. Солнце сияло на чистой половине небосвода, обещая жаркий летний день. Однако все еще усиливающийся ветер, нагоняющий с противоположной стороны облачность, не позволял раздеться и загорать, подхлестывая студеными порывами, и грозя дождем. Смирившись с капризами погоды, мужчины разошлись со спиннингами в разные стороны береговой линии от лагеря, а барышни, вооружившись удочками, примостились у кромки воды поблизости. Ловля шла своим чередом. На спиннинг почти ничего не брало, в то время как на удочки то и дело попадались сороги и окуни. 

Вдруг у «смешанного», во время очередного заброса блесны, произошел рывок. Рывок был не слабым, что заставило рыбака испытать всплеск адреналина в жилах, а в подсознании — первобытные инстинкты охотника. Метров пять добыча на том конце лески нещадно билась, пытаясь уйти восвояси, и, наконец, освободилась, показав на прощание щучий хвост. Рыбак какое-то время осмысливал произошедшее, испытывая смесь восторга с разочарованием и досадой. Однако имеющийся опыт подсказывал, что еще не все потеряно, и он продолжал делать заброс за забросом, прочесывая курью. Очередная попытка едва не увенчалось успехом, когда щучка проводила блесну к берегу, и на глазах рыбака, шлепнув по ней хвостом, опять игриво скрылась в глубине. Тогда рыбак стал пытаться обхитрить хищницу, проводя блесну то быстрее, то медленнее, имитируя неравномерное движение рыбки с легкими рывками и остановками. Наконец, щучка не выдержала такого издевательства над своим аппетитом и жадно схватила блесну. Дальнейшие её попытки освободиться были тщетны. Тройник прочно засел в хищной пасти и, натягиваемая катушкой леска, неумолимо влекла её к берегу. Переполненный радостью рыбак, вынул тройник из пасти, подстраховав свои пальцы от острых зубов деревянной распоркой, и двинулся к лагерю.

В это самое время Василий оттачивал свои навыки забрасывания блесны, поскольку спиннинг появился в его арсенале совсем недавно. Увидев недавно, как его друг ловит на спиннинг щучек, он хотел сам хотя бы разок ощутить этот момент, когда хищница хватает блесну, начинает биться и противодействовать рыбаку в его попытках вывести её к берегу. Увлекшись «спортивным» забрасыванием, он вдруг ощутил этот долгожданный рывок. Поначалу он даже не сообразил, что произошло, лишь инстинкты, проснувшиеся в крови, заставили его усерднее сматывать леску, преодолевая нешуточное сопротивление. Однако в один из моментов он замешкался, раздумывая, как удобнее подвести улов к берегу и ослабил натяжение. Щука этим воспользовалась и в пару рывков освободилась от блесны. Даже не раздумывая, Василий продолжал швырять блесну раз за разом, находясь под впечатлением от недолгих, но столь захватывающих мгновений недавней борьбы. 

Два из последующих забросов так же едва не увенчались успехом, когда блесна, привлекая щуку, цепляла её тройником, но столь ненадежно, что щука уходила, едва почувствовав несвободу. И вот, уже остывая от адреналина и начиная испытывать досаду, но все еще подогреваемый надеждой, Василий ощутил рывок, который не позволял усомниться в том, что блесну схватили челюсти. Борьба была нешуточной, леска сматывалась сквозь бешеное сопротивление рыбины, норовя спутаться, руки тряслись мелкой дрожью, от невероятного восторга и азарта. Сила сопротивления взвинчивала нервы, заставляя их звенеть самыми тонкими струнами, натянутыми не хуже лески. И, наконец, добыча была у кромки берега. Оставалось лишь вытянуть её на песок, и она в руках! Но что это? Хвост еще не преодолел кромку воды, а блесна уже отцепилась, и щука в недоумении начинает биться, хватая воздух с песком челюстями и шлепая хвостом по воде. Прыжок Василия был стремителен, словно ягуар, притаившийся в засаде, рванул к добыче. Руки цепко схватили щуку, уже облепленную песком, увлекая её подальше от родной стихии. Вот она – первая и крупная добыча! Восторг неописуем. Василий схватил рыбу за челюсть, и вприпрыжку побежал к лагерю.

А в лагере, меж тем, царила атмосфера хорошего настроения и вкусных ароматов. И даже барышни, видя успех мужчин, старались приобщиться к рыбалке. 

Однако, им удалось еще и побаловать всю компанию изумительной рыбкой, приготовленной на костре. Чай с дымком очень органично дополнил трапезу в лучах летнего солнца и в легких объятиях свежего речного ветерка.

Варфоломей заехал за компанией, как и условились в ближе к вечеру. Вещи были уже собраны, первоначального лоска на ребятах как не бывало.

— Как рыбалка? – скорее из вежливости спросил Варфоломей.

— Да так… Думали, что будет лучше… — ответил «смешанный», с легкой ноткой кокетства.

— Ну что же, сегодня у всех рыбалка слабая. Я тут заезжал к разным компаниям – везде совсем понемножку. – попытался утешить Варфоломей, прищурившись.

Тем временем, «смешанный» подтянул из реки сетчатый садок и стал вываливать улов в большое пластмассовое ведро. Варфоломей даже удивленно присвистнул – ведро оказалось полным. Оттуда торчали пару неплохих щучьих хвостов. Окуни и сороги, шлепая хвостами, норовили выпасть через край.

— Так вы хорошо поймали, по сравнению с остальными! Не ожидал от вас! – улыбнувшись, честно признался Варфоломей. – Хотя… Те кто едут рыбачить – ловят. А кто едет отдохнуть, водку –пиво пить – те и уезжают порожними. Ну, грузитесь, поехали домой.

Обратный путь был наполнен свежестью ветра, приятной усталостью, удовлетворением от проведенного на острове времени и пережито рыболовного азарта. Компания испытывала даже некоторую гордость за себя — «бестолковых городских», которые удивили местного бывалого рыбака.

  • avatar
  • .
  • +27

2 комментария

avatar
И ни намёка на пьянку. :)
avatar
На рыбалку за рыбой едут…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.