Жопа Чукотки



Я мог бы написать заголовок обтекаемо витиевато и лукаво политкорректно, не задевая нежных эстетических чувств читателя и мещанских литературных норм публичной эпистолярии. Только к чему это? На Чукотке, за пределами Анадыря и нескольких крупных поселений, романтические сантименты, уместны также, как чувство такта у бойцов боев без правил в октагоне. Здесь белое это белое, негр это негр, а радуга, никакого отношения к секс-меньшинствам не имеет.

Где-то с боку от края географии, на берегу Чукотского моря почти 80 лет существует село Нешкан. Большую часть жизни это село ничем не отличалось от других сёл Чукотки: колхозно-совхозное строительство, центральная усадьба оленеводческого хозяйства и морские охотники, интернатное образование и всеобщая вера в светлое будущее. В 1990-е Нешкан, с остальной Чукоткой, дружно вошёл в мир анархо-свободы и тотального социал-дарвинизма. Эти два периода были целостными, логичными и синхронными с остальным чукотским миром. Трансформация из «типичного», в «уникальный», произошла в нулевых, когда на Чукотке начался очередной виток «материального коммунизма», проходившего под эгидой капиталистических преобразований кризисного менеджмента. Старая Чукотка сгорела в пламени социально-экономических реформ, на пепелище которой зародилась разноцветная котеджно-сайдинговая Новая Чукотка.

Во время волшебной феерии  про Нешкан забыли. «Москва, не сразу строилась», — говорили терпеливые нешканцы, с надеждой и предвкушением смотревшие по местному телевидению масштабные преобразования под руководством Абрамовича. Нешкан ждал. Красные стрелки «капиталистического строительства» на карте Чукотки, всё ближе и ближе подходили к Нешкану.  Преобразования уже затронули западного и восточного соседей Нешкана. «Ещё чуть-чуть подождать и у нас всё изменится», — думали нешканцы. Не изменилось. Когда казалось, что счастье, замахнувшись ковшом эксковатора вот-вот постучит в дверь, всё закончилось. Волшебство, как оргазм, явление приятное, но кратковременное. Злая фея заколдовала Нешкан превратив его в ...

Разумеется никакой феи не было, а был народ, который слагает не только мифы и легенды, но и изрекает мудрости, которые впоследствии дают пищу этнографам и краеведам. И народ изрёк истину: «Чукотка — жопа России, Нешкан — жопа Чукотки». С народом не поспоришь, народ врать не будет. 

Долгим и тернистым был мой путь в Нешкан. Но однажды настал момент встречи. В солнечный морозный день, на снегоходе, в качестве вешковальщика трассы гонок на собачьих упряжках «Надежда» я приехал в Нешкан. Установив в ста метрах от финишной черты самую западную вешку «собачьей трассы» я пошёл знакомится с «великим и ужасным».



В конце нулевых — начале десятых годов, Нешкан на Чукотке стал именем нарицательным и критерием определения социального дна.

— Хуже Нешкана ничего нет.
— У нас ладно, вот в Нешкане...
— Хотите жить как в Нешкане?

Визуализация дна жопы Чукотки крайне скудная, но ужасающая. На тех немногочисленных плохих фото из Нешкана: деревянные покосившиеся дома-бараки, кучи мусора и своры «свирепых собак».  Ужас охватывал в основном жителей Анадыря, которые изначально в «лаптях» не ходили, а после реформ Абрамовича и вовсе переобулись в брендовую обувь в которой ежедневно ходят по чищенной тротуарной плитке в кинотеатры, бассейн и рестораны. В чём народ действительно преуспел, так это в демонизации и утрировании повседневности. Слухи и легенды о Нешкане, о беспробудном пьянстве и моральном разложении по накалу страстей вполне можно было бы поставить в один ряд с кукрыниксовскими карикатурами об «алчном загнивающем Западе».  Социальный портрет чукотской бабайки получился весьма впечатляющим и страхолюдным: «Чур меня от Нешкана».

А что Нешкан? Нешкан не подвёл. Встретил во всём блеске нищеты и убожества. Улыбка расползается на всё лицо: «Ну здравствуйте, мои юные 1990-е, давно мы с вами не встречались». Чистоту эксперимента нарушил праздник — я приехал с гонкой на собачьих упряжках «Надежда». Это не рядовое явление, в жизни любого села. Но где же толпы пьяных зомби? Не видать.

Первым нешканцом, точнее нешканкой, была бабушка-пенсионерка Нина Александровна Кыттагина.
— Вадим Чайвын мой внучатый племяник, — говорит она после знакомства, — вы, наверное, его знаете.
Знаю не то слово. А ещё знаю, что у Вадима родственники по всей Чукотке. В трёх или четырёх селах через меня  ему привет передавали.  Нина Александровна знакомит меня с историей села и немного рассказывает о себе.

«Первый встречный» -  это не только сказочная литературная конструкция, но ещё и проводник в новый мир, в данном случае в мир Нешкана. От «первого встречного» во многом зависит и первое впечатление от населённого пункта. Это только заскорузлые материалисты верят, что встречи случайны. Нет, все встречи закономерны. Не всегда только удаётся разгадать этот ребус.

На окраине посёлка площадка на которой встречают гонщиков. Здесь знакомлюсь с главой села Николаем Воробьёвым. Глава быстро перемещается по площадке, перекидывается по ходу движения с земляками. Наконец, он задержался на несколько минут на площадке, где варят мясо для собак.

— Репортаж, говоришь приехал снимать? Пьянство — вот наш главный бич. А эти лунтики, — он показывает рукой на участкового, который стоит чуть в стороне, — не хотят работать. У нас здесь два предпринимателя (приезжие из Омска), на корню спаивают население. А лунтикам хоть бы хны. Они прилетели на вертолёте, отсидели год и улетели. Взамен одного присылают другого лунтика.

С Воробьёвым мы общались два дня. О Главе Нешкана я напишу отдельный пост, здесь лишь отмечу, что это самый деятельный и максимально коммуникативный глава села на всей Восточной Чукотке, а может и во всём округе. Кроме исчерпывающего интервью о проблемах и возможных путях их реализации (подобной информированностью обладают всего несколько глав поселений на Восточной Чукотке) он лично провёл экскурсию по селу. Неравнодушие — главная добродетель любого чиновника, тем более главы села.

Слава о Нешкане гремит. По Чукотскому району точно. Хороших новостей из Нешкана никто не ждёт, новости из Нешкана это почти всегда криминал. Так было и в эту весну. В конце марта подростки в Нешкане побили все стёкла в вездеходе, который привёз продукты в село и этой же ночью сожгли снегоход. Подростковый бандитизм, в последние несколько лет стал серьёзной криминальной проблемой. Безнаказанность и отсутствие профилактики это вершина айсберга, отсутствие досуга -  подводная часть. В Клубе, который ни за что не найдёшь если не подскажут, потому что он больше похож на сарай, из кружков только  национальный ансамбль. И всё! В Нешкане нет даже спортивного зала. Занятие спортом на селе это больше, чем спорт, как бы банально это не звучало.
Чиновники от образования в Анадыре говорят что-то о планах постройки крытой быстровозводимой спортивной площадки. Но говорят неуверенно.  Говорят что существуют нормы по вентиляции, раздевалкам, душевым… Странно это слышать. Жить в несуществующих по бумагам домам — можно (из 70 домов, только 18 стоят на балансе, других официально просто не существует), вывозить мусор из посёлка один раз в год — можно, в школе, этой святая святых мира современного бюрократического контроля, делать некачественный ремонт от которого трескается здание, полы проседают, а температура в некоторых классах зимой не всегда нормативная — можно, а построить спортзал без душевых — нельзя. И да, в нешканской школе туалет типа «сортир». Но это же школа! В школе можно, в спортзале нельзя.

Школа в Нешкане интернациональная. Педагоги со всей России: Калмыкия, Бурятия, Чувашия, Алтай. Директор, Светлана Михайловна Тонкова из Екатеринбурга. Если не считать кривого ремонта, то впечатления от школы самые благоприятные. По сути, школа в селе — единственный институанальный инструмент воспитания детей.

Подростковый бандитизм и хулиганство никуда не денутся. Потому что подрастающее поколение будет тиражировать беспредел, а так как после 9 класса школьники уезжают на учёбу в интернат в Лаврентия или в училище в Эгвекинот, то «зараза» будет расползаться за пределы Нешкана.

Нешкан, как и многие сёла Чукотки — сборная солянка из нескольких бывших оленеводческих стойбищ. В советское время развитие шло более, чем интенсивно: коровник, свинарник, звероферма — это в самом селе, не считая центральной усадьбы крупного оленеводческого совхоза и артели морских охотников. В постсоветское время заговорили о закрытии Нешкана. Разговоры ведутся и по сегодняшний день. Но как это сделать никто не знает. Рассматривались варианты переселения в Озёрный, в Иультинский район.  Но 700 человек это не сто, как их переселишь? Нешкан на Чукотке считается крупным населённым пунктом. И что примечательно, разговоры о закрытии ведутся только по отношению к Нешкану, в котором населения больше, чем в соседних Энурмино, Инчоуне и Уэлене и в которых, в отличии от Нешкана, нет оленеводческих бригад.

Торговля в Нешкане представлена 5 торговыми точками. Но свежести, яйцо и некоторые другие группы товаров в Нешкан завозятся крайне редко и тут же раскупаются. Но в другом отдалённом селе, соседнем Нутэпэльмене, практические круглый год фрукты, овощи, яйцо и т.п. То село в три раза меньше Нешкана. Разница  в том, что оно в другом муниципальном районе и торговлей там занимается не муниципалитет (главный магазин в Нешкане муниципальный), а предприниматель.

Нешкан депресивное село, но в нём чувствуется энергия. Дурная, безвекторная.  Я бы сказал русская, но село чукотское. В этой дури есть какая-то притягательная сила, которую бы пустить в нужное русло. В селе много людей с руками и головой. Приятно поразил меховой цех по пошиву одежды, который открыли в прошлом году. Собрались мастерицы-тундровички и упросили/убедили руководство сельхоз предприятия открыть мехцех. Мехцех это всего пять рабочих мест, пять мастериц. Мало. Кардинально повлиять на уменьшение скрытой и явной безработицы это не может.

Я сижу в небольшом помещении. Возле меня сидит молодой парень, ему ещё нет и тридцати. Он хорошо выпивший, изо рта бежит слюна, но говорит внятно:

— И ты вот это ездишь везде, снимаешь?
— Да.
— А у нас снял?
— Да, поснимал.
— Вот так и живём. Почти как бомжи. Ничего нет. А по телевизору показывают как Путин ракеты запускает, которые могут летать по разному (показывает руками, как они могут менять траекторию). Крутые ракеты. А у нас дома построить не могут. И вообще жопа полная.

Сюр и диссонанс: Нешкан, пьяный парень, у которого по идее, должна голова болеть только об одном — где ещё взять бухла? А он в нескольких фразах обрисовал социально-экономическое положение России, её стратегию и концепцию развития. Сражён, такое услышать я был не готов. Он помолчал, а потом добавил:

— А ещё по телеку  показывают, как на материке люди в помойках лазят, еду себе ищут. Нищие. У нас слава богу такого нет. Хреново, но где-то ещё хуже. Ты пить будешь?


Нешкан это наглядное пособие, когда всем на всё пофиг: власти на жителей, жителям на самих себя. Жить хорошо не прикажешь, но и запретить трудно. Не всё зависит от нешканцев, но когда мы с главой попытались собрать мнение жителей о деятельности морских охотников, которые оставили село без мяса морзверя, все наотрез отказались. Так, без камеры скажем, на камеру нет.

Есть вещи, которые ни Путин, ни Папа Римский, кроме тебя не решит. Например, не мусорить возле своего дома. Даже если мусор вывозят один раз в год.

2. Вид на Нешкан с сопки


3.


4. В Нешкане всего несколько новых домов


5. Большинство домов выглядит вот так. Это т.н. «чукотские домики» постройки 1956-1958 гг


6.


7. Профессия печник на Чукотке отмерла как вид, хотя во многих сёлах печники ой как нужны


8.


9.


10. Школа


11.


12. Здание администрации


13. Разделка мяса морзверя


14.


15.


16. Больница


17.


18. Дети встречают гонку «Надежда»


19.


20. Как тебе такое, Илон Маск? (не совсем в тему, но модная нынче фраза)


21. Выделка шкуры


22. Бабушка в кухлянке


24. Не мой размер


25. Настенка


26. Глава села Николай Воробёв


27. Космоснимок и план


28.


29. Клуб. Вход справа


30. Выступление фольклорного коллектива «Эргав»


31. Всё, что нужно знать о Нешкане, основано не просто в 55 году от Р.Х., а в 1955 г.


32. Вечерняя детвора.


33. Каюр со своей собакой


34. За нами всегда, кто-то есть



35. Возле кочегарки


36. Дизельная


37. Закачка морской воды для опреснения


38. Оператор опреснительной станции


39. Вскрыша


40.


П.С. Этнонаблюдение: в Нешкане большая часть мужского населения включая детей, постоянно сплёвывает через зубы.

 

источник

  • avatar
  • .
  • +46

1 комментарий

avatar
Интересно!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.