Загадочная история деда про подводную лодку.

В моей семье обнаружилась история, связанная со службой в районе Курил в послевоенные годы.

Я увидела рассказ Николая Герасимовича в видеозаписи семейного застолья, прерываемый всякими «нарежь колбаски» и другой суетой. Ну, думаю, может, как бывает с фронтовиками, дед рассказывает сотни раз одно и то же, вот и не слушают? Спрашиваю – нет, оказывается, дед вообще впервые об этом заговорил. Было обидно за родню – почему вы не послушали его?! Ну что ж теперь, меня там не было…

 Поэтому видео и аудио выкладывать бессмысленно, слышно отвратительно. По слову, по пол-слова, выписала непосредственно текст рассказа и привожу его здесь.

Неразборчивые слова заменены многоточием.

----------------------------------

Я участвовал в спасении людей.

Я был на подводной лодке назначении начмедом.


Подводная лодка испытывалась новая, и всплытие запрещено было.

Но тут или бомба взорвалась, или был вулкан в море, и затопило остров Катаоку.

Погибло много людей.

Вот когда лодка счувствовала, всплыла, выставила … свой, то … помощь там нужна, нужно одного человека.

Кого же пошлёшь?

Я говорю – я поеду. Я так и думал, правильно.

Тут меня загнали в торпеду.

Это торпеда для выброса людей из лодки, специальная. И выбросили.

Наружу когда выбросили, я поглядел – плавают ещё люди.

Тут я включил разговор надводный и стал собирать, кто плавает.

И кричал – ко мне спас-шлюпку.

Шлюпку подогнали, я собирал людей.

И подошёл корабль спасательный, и туда людей, там оказывали помощь.

И меня «Торпеда» звали. Я собирал людей и торпедой звали.

Я соберу людей в шлюпку, и шлюпку отправляю на спасательный корабль.

Подъехал командующий (Кузнецов был тогда) флотом. Николай Герасимович.

Я знал, что он Николай Герасимович, а он не знал /про меня/.

И когда он меня «поднимите этого на борт», я ему отвечаю: «Команда собрать людей».

Ещё восемь человек. Я восемь человек подобрал и выхожу.

Раздеваюсь и докладываю:

Лейтенант медицинской службы Шкуратов Николай Герасимович.

Он: Как? Николай? Здорово! Я, говорит, первый раз встречаю тёзку.

Вот так подружились мы с ним.

Когда подводную лодку украли…

/запись обрывается/

----------------------------------------

Брат моей бабушки, Шкуратов Николай Герасимович, 1927 года рождения всегда выделялся образованностью, практической смёткой, самообладанием и особенным тёплым юмором. Он долгие годы работал фельдшером в посёлке Урман. Да, тот самый Урман, который несколько лет назад принял на себя удар рвущихся снарядов с  горящих складов недалёкой Базы.

 Родня тогда потеряла деда Николая, в его доме вылетели все окна, была разрушена крыша… А дед, почти слепой, спокойно залёг в овраге в лесополосе, слушая, как над головой летят снаряды, и позже вышел на дорогу, услышав звук приближающегося БТРа.

Николай Герасимович сейчас жив, но слаб, общение и беспокойство могут быть опасны для него. Хотелось бы понять, о каких событиях он нам так неожиданно сообщил.

Может, подумаем вместе — что именно, когда и где произошло? О какой украденной лодке могла идти речь? И пожелаем герою рассказа здоровья.

  • avatar
  • .
  • +66

4 комментария

avatar
Я знаю, что дед служил на Тихоокеанском флоте, а база у них была на Камчатке, в Вилючинске.
Предполагаю, что «украденная» подводная лодка могла быть Щ-117.
avatar
На бред похоже.
«Тут я включил разговор надводный и стал собирать, кто плавает.

И кричал – ко мне спас-шлюпку.
Шлюпку подогнали, я собирал людей.
И подошёл корабль спасательный,»
avatar
Это рассказ родственника Греты, как я понял. Как рассказывал, так и рассказывал.
avatar
Думаю, всплыл — включил радиосвязь — вызвал помощь.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.