«Железный занавес» в науке. Учёные в шоке от скандального приказа министра

Министерство высшего образования и науки разослало в институты приказ, который вызвал недоумение и возмущение среди российских учёных. Теперь им будет сложнее сотрудничать с иностранными коллегами.

Уже заговорили о новом «железном занавесе», который политики опускают в ущерб научным исследованиям. Однако «занавес» опускается не только в России: в США дела также обстоят не лучшим образом.

Разбираемся, к чему это приведёт.

Письменно и с круглой печатью

Скандальный приказ Минобрнауки был подготовлен ещё в феврале, но разослан в подведомственные организации в июле. На этой неделе его предал огласке заведующий лабораторией Института проблем машиноведения РАН Александр Фрадков. Он обратился к министру науки и высшего образования с открытым письмом, в котором просит отменить странный приказ.

В чём же его суть? Этот документ ужесточает правила контактов с зарубежными учёными. Например, он требует за пять дней до встречи с прибывающими из-за границы коллегами предоставлять в министерство список участников и сканы паспортов иностранцев. А после — составлять отчёт о встрече, «заверенный круглой печатью», и также отправлять его чиновникам.

Нелепых требований много. Среди них есть запрет встречаться с иностранцами в одиночку. А также необходимость спрашивать у своего начальства разрешения на то, чтобы пообщаться с приехавшим из-за границы коллегой вне стен института. Например, поужинать с ним или сходить в театр. И о данном времяпрепровождении опять же нужно отчитаться перед министерством: письменно и с круглой печатью своей организации.

Особое недоумение у автора открытого письма вызвал 17-й пункт приказа: находясь в российских научных учреждениях, иностранные учёные не должны использовать записывающие и копирующие информацию устройства (скажем, сотовые телефоны). Точнее, могут использовать только тогда, когда это предусмотрено международными договорами. «А что делать, если мы проводим международную конференцию с участием многих иностранцев? У всех отбирать часы и телефоны?» — вопрошает завлабораторией.

Не менее печально, что под определение «иностранный учёный» теперь попадают российские исследователи, работающие по совместительству в зарубежных организациях. «Должен ли я запрашивать разрешение на встречу с российским гражданином, сотрудником моей лаборатории, если он работает в иностранной организации на территории России по совместительству или по контракту?» — пишет Александр Фрадков.

«Смешные совковые меры»

Обнародованный документ мгновенно вызвал возмущение в среде учёных. «Я в своё время вернулся в Россию, поработав в Англии, Швейцарии и США, чтобы заниматься наукой именно здесь, — поделился своим мнением с АиФ.ru химик Артём Оганов, профессор Сколтеха. — Тогда, в начале 2000-х, я видел, что страна меняется к лучшему, в ней создаются хорошие условия для работы учёных. Я верил и продолжаю верить, что Россия — свободная страна. В ней можно свободно высказывать своё мнение и общаться со всем миром. Однако появление такого приказа лично меня деморализует. И, думаю, не меня одного.

К чему все эти требования про оповещение министерства „за пять дней до прибытия иностранных специалистов“ и вопросы про цель их визита? Кто должен писать бессмысленные отчёты о том, что они здесь делали и о чём мы говорили? Секретари? Но они сами не напишут, учёным всё равно придётся отвлекаться, чтобы предоставить помощникам информацию. Это потребует от нас времени и уж точно не повысит нашу продуктивность. В итоге затея обернётся тем, что учёные будут составлять отписки, лишь бы от них отстали. Кому всё это нужно?»

Молекулярный биолог Константин Северинов, директор Центра наук о жизни Сколтеха и профессор Университета Ратгерса (США), считает, что, составляя текст приказа, чиновники переписали нормы и требования, существовавшие в советские времена. Он обращает внимание на то, что подобные нормы противоречат национальному проекту «Наука», заявленная цель которого — сделать Россию полноправным участником мировой науки.

«Смешные совковые меры этому способствовать точно не будут, — уверен он. — Находящийся в здравом уме иностранный учёный к нам не поедет. Мы можем рассчитывать лишь на приезды соотечественников из-за рубежа».

Столкнувшись с такой реакцией научного сообщества, Минобрнауки поспешило заявить, что приказ «носит рекомендательный характер» и отражает общемировую практику при осуществлении взаимодействия с международными и иностранными организациями.

Как закручивают гайки в Америке

Под «общемировой практикой» чиновники, скорее всего, подразумевают то, что происходит в США. Там гайки в сфере взаимоотношений американских и иностранных учёных принялись закручивать давно. А иностранные учёные — это прежде всего китайцы.

Два года назад директор ФБР Кристофер Рэй забил в набат. «Мы фиксируем использование нетрадиционных собирателей информации — профессоров, учёных и студентов — в академических кругах по всей стране. Не только в крупных, но и в маленьких городах. Практически в каждом научном направлении», — сказал он, выступая в Сенате. По его словам, внедрённые из Поднебесной агенты пользуются открытостью и наивностью американских учёных, чтобы получать от них необходимые данные и передавать их в Китай. Цель ясна: украсть у США передовые идеи и технологии, лишив страну статуса сверхдержавы и гегемона мировой науки.

Американские учёные, работающие с китайскими коллегами, уже избегают электронной переписки: ФБР может расценить нечаянную фразу как шпионаж и утечку информации. Но столь же придирчиво там теперь относятся и к российским исследователям. «Сейчас в США пошла неприятная волна ограничения международного сотрудничества, — сетует Константин Северинов. — Да, в основном это связано с Китаем: американцы боятся, что результаты научных исследований бесконтрольно утекают в эту страну. Но участились случаи, когда отказывают в визах нашим студентам и аспирантам».

«Прессинг со стороны ФБР — это чистый террор»

«Похоже, вновь стал опускаться „железный занавес“, — говорит Артём Оганов. —В США уже существует длинный „некролог“ учёных китайского происхождения, потерявших работу или посаженных в тюрьму из-за подозрений в шпионаже. А великий американский исследователь Шоучен Чжан под давлением ФБР в связи с такими подозрениями покончил с собой.

Учёным из российских и китайских научных организаций запрещено проводить эксперименты в национальных лабораториях США. Те американцы, которые сотрудничают с Китаем и Россией в рамках „программ талантов“, подвергаются допросам ФБР.

На недавней научной конференции я узнал удивительные истории двух американских коллег, которые работали с Китаем по программе „1000 талантов“ (аналог нашей программы правительственных мегагрантов). Их допрашивали агенты ФБР. Учёным было сказано, что персонального расследования пока нет, но, если они не прекратят сотрудничество с Китаем, ФБР заглянет в их банковские счета и тогда всё может измениться».

Один из этих двоих, как утверждает Артём Оганов, действительно порвал отношения с коллегами из Поднебесной. А второй выбрал свободу: уволился с работы в США и переехал в Шанхай, полностью поменяв свою жизнь в 60 лет.

«Совершенно точно могу сказать, что эти двое не занимались ни военными исследованиями, ни созданием новых технологий. Прессинг со стороны ФБР — это чистый террор, — убеждён российский учёный. — Не хочется, чтобы у нас было так же. Я бы хотел видеть Россию островом здравого смысла в нынешнем безумии шпиономании. Но этот приказ Минобрнауки даёт основания думать, что есть силы, стремящиеся ровно к обратному: к тому, чтобы в этом безумии Россия стала эпицентром. Этого нельзя допустить. Данный приказ должен быть аннулирован».

ИСТОЧНИК

  • avatar
  • .
  • +11

1 комментарий

avatar
какой занавес…
за колючий забор, да с ксп
госсобственность они хотят невозбранно разбазаривать.
яйцеголовые
  • 1GR
  • 0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.