«Я наслаждаюсь жизнью, как гурман»: как живёт сейчас модель Элеонора Кондратюк, облитая кислотой 20 лет назад

20 лет назад всю Россию потрясла страшная трагедия. В Сочи облили кислотой мисс очарование, 17-летнюю Элеонору Кондратюк. У девушки были сожжены лицо, горло, шея и глаза. Врачи удивлялись, как Элеонора после таких повреждений осталась жива. Следствие установило, что заказчиком этого ужасающего преступления был сочинский криминальный авторитет Рубен Григорян, ухаживания которого Элеонора отвергла. Пока шли следствие и суды, история Кондратюк не сходила с экранов телевизоров и первых полос газет. Как сейчас живёт Элеонора Кондратюк — в материале.
 

  • © Фото из личного архива

Договориться с Элеонорой об интервью было непросто. Женщина не любит вспоминать о том страшном дне — 2 сентября 1999 года. Чтобы ей не напоминали об этом снова и снова, Элеонора даже написала книгу.

«Я воспринимаю эту книгу и как своеобразную метафорическую печать — поставив её, можно было бы окончательно закрыть тяжёлое прошлое, о котором, к сожалению, мне периодически безжалостно напоминают, чтобы оно шлейфом не тянулось за мной всю жизнь», — говорит она. Некоторые моменты мы воссоздавали по материалам дела (имеются в распоряжении редакции).

2 сентября 1999 года во дворе школы на 17-летнюю Элеонору Кондратюк напали знакомые Рубена Григоряна — сочинского предпринимателя. За год до случившегося девушка выиграла титул «Мисс очарование» на конкурсе красоты в Сочи. Спустя полгода на улице ей преградил дорогу Григорян и предложил познакомиться. Какое-то время он оказывал девушке знаки внимания, однако Элеонора отвергала его ухаживания. Получив очередной отказ, он сказал, что она будет «плакать кровавыми слезами». 

Как позднее установило следствие, 15 сентября 1999 года Элеонора должна была участвовать в конкурсе красоты в Москве. Накануне отъезда девушки на это мероприятие Григорян попросил своих знакомых Богоса Нубаряна, Артёма Восканяна, Адгура Гочуа и Романа Дбара разобраться с бывшей возлюбленной и облить её кислотой. Степень поражения кислотой подельники проверяли на себе. Они сочли просто серную кислоту слишком слабой для мести и добавили в неё растительное масло. Сам же Григорян на время уехал из города, чтобы обеспечить себе алиби. 

  • © Фото из личного архива

В тот страшный день Элеонора перед отъездом в Москву решила прогуляться с подругой. На встречу с ней Элеонора должна была пройти через школьный двор. Там преступники и подкараулили свою жертву. Схватив девушку за волосы, они облили её концентрированной серной кислотой, смешанной с растительным маслом. Кондратюк смогла добежать до школы, где ей навстречу выбежал учитель труда и за руку отвёл в медицинский кабинет, а потом в больницу.

По словам врачей, травмы были несовместимы с жизнью, но Элеонора выжила и даже смогла вернуть зрение. Следствие и судебные разбирательства длились почти три года. На суде участники преступления отрицали свою причастность к нападению. Однако их вина была доказана. Адгур Гочуа был приговорён к восьми годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима, Богос Нубарян — к семи, Артём Восканян — к шести. Ещё один участник нападения, Роман Дбар, не дожил до суда — погиб в криминальной разборке. Заказчик преступления Рубен Григорян был приговорён к 11 годам лишения свободы.

Между тем сама Элеонора несколько лет провела в больницах. В общей сложности за последние 20 лет женщина перенесла около 200 операций, но здоровье не восстановлено до сих пор. Кондратюк отучилась на психолога, сейчас консультирует людей, попавших в сложную жизненную ситуацию. Она уверена, что в каждом плохом жизненном обстоятельстве можно найти смысл для преодоления себя.

Лечение и восстановление

— Сколько операций вы перенесли с момента трагедии?

— В общей сложности около двухсот. Сейчас мне делают уже незапланированные операции, а экстренные — если состояние вдруг ухудшается. Сколько их ещё будет, только Всевышнему известно. Но я всегда очень надеюсь, что каждая из них последняя. 

— Что вы почувствовали, когда впервые после случившегося посмотрели на себя в зеркало?

— Я неделю не могла на это решиться, хотя я достаточно смелый человек. Если я предполагала или знала, что в комнате есть зеркало, то специально отворачивалась. Потом, набравшись решимости, я просто взяла и посмотрела на себя. Ничего ужасного я там не увидела — на тот момент было сделано уже несколько десятков операций. Но я всё равно была подавлена и расстроена — ещё были свежи воспоминания о моей прежней жизни и внешности, когда я ещё не знала, что такое рубец, пересаженные ткани, контрактура и проблемы со зрением. Потом я всё время думала: «Почему было проведено так много операций и всё ещё такой результат?» Именно тогда я начала понимать всю серьёзность полученных повреждений. Мне очень помогла мама и её слова: «Не гневи Бога, ты осталась в живых, это самое главное». Но большой вопрос был, как жить дальше.

 — СМИ писали, что во время лечения вы не расставались с диктофоном. Для чего он был нужен?

— Поскольку я уезжала лечиться надолго, то мои друзья и близкие люди записывали на диктофон свои пожелания. Когда мне было тоскливо, я слушала их. Голоса близких мне помогали сохранять связь с родиной.

— Прошло 20 лет с того дня, как вы думаете, можно ли было избежать той трагедии?

— Я очень часто задавала себе этот вопрос первые годы после случившегося. Но сейчас я не люблю подобного рода рассуждений, прошлого не вернуть, прошлое не терпит сослагательного наклонения.

«Мне помогла психология»

— Чем вы сейчас занимаетесь? У вас остались связи с модельным бизнесом?

— Я уже давно очень далека от этой темы. Я дипломированный психолог. Провожу консультации и постоянно повышаю свою квалификацию. Например, сейчас обучаюсь в немецком институте логотерапии и экзистенциального анализа.

— Почему вы решили стать психологом?

— Мне самой очень сильно помогли занятия с психологом. Задачи передо мной стояли серьёзные: как не упасть духом, когда всё к этому располагает, какие задействовать струны души, чтобы выдержать всё и преодолеть, как не позволить своей личности деформироваться, когда вокруг столько боли. Я глубоко убеждена, что психолог так же необходим, как хирург или терапевт.

— Кто к вам приходит на консультации? Есть ли среди них кто-то с похожей ситуацией?

— По понятным причинам ко мне преимущественно обращаются люди с посттравматической реабилитацией. Но проблемные ситуации бывают разные. Это и семейные сложности, и проблемы со здоровьем. Я интегрирую методы логотерапии. Логотерапевт — это специалист, который помогает человеку раскрыть свой потенциал в сложных обстоятельствах и не опустить руки. Это очень важно — не скатиться в самую глубину бескрайнего отчаяния. По себе знаю.

— Что вы думаете о декриминализации статьи о домашнем насилии?

— Этим летом почти 2 млн человек подписали петицию о принятии закона против домашнего насилия. Я тоже поставила свою подпись под петицией. Законопроект предполагает профилактические меры: государство сможет вмешиваться уже на первом этапе, когда агрессор ещё не покалечил и не убил — это очень важно. Там прописано, что должна делать полиция, чтобы предотвратить дальнейшее насилие. Нельзя допускать, чтобы происходили такие вопиющие и трагичные случаи.

— Что делать женщинам, которые подверглись домашнему насилию? 

— Прежде всего обращаться в полицию. Человеку надо незамедлительно обеспечить безопасность. Я думаю, что нельзя исключать и кризисные центры, которые у нас сейчас есть. Там также можно обратиться бесплатно за юридической и психологической помощью. Есть и кнопка SOS на различных интернет-ресурсах на случай экстренной ситуации.

О жизни сейчас

— В 2018 году вы опубликовали свою книгу. Как вам пришла идея её написать?

— Эта идея пришла мне не одномоментно. Я побывала в разных ожоговых центрах, институтах хирургии, клиниках. Люди, окружавшие меня там, интересовались моей жизнью, мнением о методиках лечения. Я охотно делилась с ними своим опытом. Но часто они спрашивали об одном и том же. Тогда я стала задумываться, что все мои знания и личный опыт можно собрать в один источник. Что мой опыт преодоления поможет людям обрести жизненную стойкость или убережёт от отчаяния.

— Каким было ваше отношение к мужчинам после трагедии? Вы не разочаровались в мужчинах? 

— Моё отношение к мужчинам не изменилось. Преступники определяются не половой или национальной принадлежностью, а действиями. В жизни мне встречались настоящие мужчины — мужчины с большой буквы. Преподаватель труда, который увидел, что я в школе стучусь в закрытую дверь медицинского кабинета. Он не побоялся получить ожог, взял меня за руки, попросил закрыть глаза и отвёз в больницу. 

Потом в моей жизни появился полковник юстиции Тайгиб Казанапович Тайгибов — начальник уголовного розыска. Он сказал, что для него раскрыть это преступление — дело чести, и он это сделал. Но он не только искал этих преступников, но и принимал активное участие в моей судьбе, помогал с лечением. Мужчина потрясающий. Он для меня герой нашего времени. 

Заведующий отделением реанимации сочинской больницы Николай Александрович Антонян вовремя оценил серьёзность повреждений и сделал первую важную и сложную операцию, организовал срочную транспортировку в Краснодар и сопровождал меня в дороге.

  • © Фото из личного архива

Все мои замечательные доктора, в особенности Сергей Борисович Богданов. Он спас мне жизнь и сделал уникальную операцию по закрытию ран. В Германии врачи сказали, что лучше него ничего бы не сделали. Затем Сарыгин Павел Валерьевич — заведующий реконструктивным отделением в Институте хирургии им. Вишневского. Он провёл около ста хирургических операций. Буквально по кусочкам воссоздавая меня. Последние годы моим лечением занимался Гогиберидзе Отари Теймуразович — уникальный специалист, который помогал мне возвращаться к полноценному образу жизни. Профессор Томас Райнхард — только он смог вернуть мне зрение и делал всё возможное для этого. Профессор Бьорн Штарк, который сделал мне десятки операций в Университетской клинике во Фрайбурге. Мой муж, замечательный человек. Разве может быть моё отношение к мужчинам отрицательным, когда мне по жизни встречаются такие примеры мужского благородства, чести и достоинства?  

— Вы вышли замуж. Расскажите подробнее про вашего мужа. 

— Муж мой — учёный, доктор биологических наук, генетик. Любит спорт, занимается силовыми тренировками и участвует в соревнованиях. Очень талантливый, глубокий и благородный человек. Вместе мы уже больше трёх лет. 

— Судя по вашему Instagram, вы часто путешествуете. Куда вам хочется возвращаться снова и снова?

— Мои путешествия не связаны с отдыхом. Это либо конференции мужа, либо моё лечение. Всегда хочется возвратиться домой, в родную страну. Но, к сожалению, дома я бываю не так часто, как хотелось бы. Лечиться мне приходится в Германии.

— В наше время многие одержимы желанием стать красивыми или максимально долго сохранить свою молодость. Как вы сегодня, пройдя свой долгий путь восстановления, относитесь к тому, что женщина часто не может найти гармонию с собой?

— Желание женщины быть красивой и желание сохранить надолго свои внешние данные у меня вызывают уважение и иногда даже восхищение, потому что я понимаю, что за этим стоит невероятный труд. Это образ жизни, спортивные тренировки, правильное питание, постоянный уход за собой. Всё это требует невероятной самодисциплины и труда. Но всегда очень важно в погоне за красотой не потерять здоровье. Однако чувство гармонии с собой не достигается только улучшением внешних данных. Это ещё и кропотливая внутренняя работа, избавление от комплексов, обретение уверенности, психологический комфорт и ощущение внутренней целости.

— Где вы черпаете вдохновение для себя? Какое дело приносит вам радость и рождает наибольший творческий подъём?

— Сейчас я живу словно гурман, который пригубливает вино и наслаждается каждой его каплей. Вот так я сейчас отношусь к жизни. Мне приносит удовольствие очень многое — мирное небо, зелёная трава, растительность, свежий воздух. Всё доставляет мне невероятную радость, я умею это ценить. Недавно на меня вышли в Instagram волонтёры из проекта «Дети в семью». Суть этого проекта заключается в том, чтобы рассказывать как можно больше о детках, которые находятся в детских домах, с целью найти потенциальных родителей. Что может быть более радостным, чем видеть, что ещё один ребёнок обрёл свою семью и поехал домой?

 

источник

  • avatar
  • .
  • +24

2 комментария

avatar
Каким нужно быть уебаном головного мозга что бы такое творить?
avatar
нужно быть уебаном
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.