Костыль для мозга

Сидящий у стола невысокий крепыш смотрел на Стаса выжидающе, с явной надеждой. Видно было, что он уже решился, но хотел чтобы ему обосновали его же решение. Правильными и точными словами. Мало того, скажешь что не так, ошибёшься в доводах — встанет и уйдёт, только его и видели.

Конечно, большинство визитёров в этот кабинет приводила жадность. Даже если у тебя миллионы на счетах, сэкономить копеечку, да ещё на своём здоровье — дело святое. Люди, что с них взять. Но не бывает правил без исключений, а ошибиться никак нельзя: ударит по кошельку и больно ударит. Тот удручающе худ и потому чрезвычайно чувствителен.

— Технологии отработаны, отточены и регламентированы, — начал Стас осторожно. — Уже нет необходимости в дорогостоящем и уникальном оборудовании. Снизились требования к квалификации врачей. Я не говорю, что любой может провести данную операцию. Но если лет пять-десять назад сделать её могли десятки, то сейчас уже десятки тысяч.

Лицо клиента расслабилось, он согласно кивал в такт словам доктора.

— И если так, — воодушевился хирург, — то зачем выкладывать огромные деньжищи, оплачивая рекламу клиник на центральных каналах и длинноногих секретарш зарвавшихся светил?

Чуть заметная гримаса искривила пухлые щёки гостя. Промах. Он из тех немногих, кто здесь не из экономии. Стас облизал стремительно пересохшие губы и продолжил прогулку по минному полю:

— Но бог с ними, с деньгами, главное — отношение. Витая в облаках и любуясь собой, они не обращают внимания на нужды и чаяния клиентов.

Опять мимо. Крепыш чуть подался вперёд. Сейчас он встанет и уйдёт. Есть только одна, последняя возможность остановить его. Ошибаться больше нельзя.

— Мало того, поговаривают, некоторые клиники злоупотребляют доверием клиентов в своих узко-корпоративных целях.

Вот оно. Заинтересовался, откинулся. В глазах появился блеск. Понятно: параноик.

— Сложное и многофункциональное оборудование, — закусил удила Стас, — зачастую используется нечистыми на руку врачами для чтения мыслей клиентов, внушения им преступных установок, стирания неугодных участков памяти. Здесь же вам ничего не грозит. У нас нет ничего лишнего. Только самое простое и необходимое оборудование. Что, разумеется, никак не скажется на качестве. Что вы хотели изменить в себе?

— Мне бы подавить нерешительность, — хрипло просипел гость и откашлялся.

— Мешает в работе? Элементарная операция. Стержень делаем съёмным?

— Да.

Усадив клиента в кресло, Стас зафиксировал его голову и споро принялся за дело. Получаса не прошло, как темя крепыша украшал серебряный тоннель с аккуратной застёжкой. В нём матово чернел композитный стержень-стимулятор.

Люди. Им бы работать над собой, самосовершенствоваться, выйти, превозмогая себя, за пределы возможного. Нет. Куда проще прийти к доктору и вставить костыль. Ведь, шунт-стимулятор ни что иное как костыль для мозга.

— Как вы себя чувствуете?

— Хорошо. Как-то сразу легче стало, проще.

— Отлично, не забывайте, вынимая стержень, герметизировать тоннель, а перед обратной вставкой протирать его марганцовкой.

Следующий посетитель был щупл, лохмат, одет в вытертую робу. Раскосые глаза смотрели испуганно и заискивающе. Как пить дать, попросит подхлестнуть логическое мышление. А чем, спрашивается, в школе занимался?

— Что угодно?

— Мне думать немного надо, — прямо от порога пролепетал гость.

— Штифт съёмный?

— Мне подешевле надо.

— Наркоз хотя бы нужен?

— Совсем подешевле. Нет денег много.

Что ж, желание клиента — закон. Каждую крошку — в ладошку. Кабинет сам себя не оплатит.

Стас усадил разнорабочего в кресло, зафиксировал голову, выбрал композитный гвоздь попроще и одним точным ударом молотка всадил его в череп по самую шляпку.

— Всё, — сказал он, пряча честно заработанные крохи в карман. — Неделю протирайте спиртом, в бане заклеивайте скотчем. Через три года нужно заменить.

— Справку нужно, доктор.

Стас усмехнулся. Гастарбайтеры в последнее время повадились имитировать шляпки гвоздей-стимуляторов копеечными заклепками. На ощупь не отличишь. Вот работодатели, отсеивая совсем уж необучаемых, и перестраховываются. Так в объявлениях и пишут «предпочтение отдаётся умственно стимулируемым со справкой».

Размашисто заполнил бланк, шлёпнул печать частного кабинета и выдал посетителю. Тот рассыпался в благодарностях и, пятясь, вывалился за двери.

Не хотят и не будут. Зачем бегать, тренироваться, мучиться, если есть автомобиль? Какой толк развивать силу рук, если полковник Кольт обо всём уже позаботился?

С другой стороны, чем бы занимался Стас, если бы не всеобщая лень и безалаберность? Что бы кормило и одевало его? Ничего другого он и не умеет.

Наступил вечер. Посетители иссякли. Вздохнув, Стас закрыл дверь изнутри и начал собираться. Переобулся, снял халат, вынул стержень стимулятора из затылочного тоннеля, привычным движением протёр его салфеткой и вставил в височный зажим.

Мир вокруг вспыхнул сочными красками, в нос ударили терпкие медицинские запахи кабинета. Заботы моментально отступили. Задолженность по аренде разом оказалась мелкой и несущественной.

Вечер пятницы. Впереди — длинные, полные и насыщенные выходные. Жизнь хороша и удивительна. А кабинет — лишь серое пятно между яркими вспышками счастья и удовольствия. Улыбнувшись, Стас шагнул за порог, в распахнутый и манящий мир.

  Берендей Дядя Фёдор

источник

  • avatar
  • .

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.