Тетрадь по русскому



— Сынок… Ты должен записать то что я тебе сейчас скажу…
— Мама, не умирай! — воскликнул Алеша, и заливаясь слезами уткнулся маме в грудь.
— Сынок… Это очень важно… Я тебя очень прошу… Возьми тетрадь, запиши.
Алеша, всё ещё рыдая, расстегнул рюкзак — врачи разрешили пронести его в палату, и достал тетрадь по русскому языку.
— Мама вот… Я здесь всего один лист написал в школе… Пойдет
— Пойдет… Пиши, только без ошибок — «шестьдесят два, пятнадцать, сорок восемь, пятьдесят два, ноль четыре, шестьсот...»
— Мам… Что это?
— Не знаю сынок… Но это очень, очень важно, ты должен выучить… На всю жизнь выучить.
— Почему мам?
— Я не знаю сын, запомни, пообещай мне…
— Обещаю…
— Пиши дальше…


Алеша продолжал писать, время шло, он заполнял неровным почерком страницу за страницей. По щекам текли слезы и падали на строчки, он вытирал их рукой, но мысль о том что мамы скоро не станет рождала все новые и новые капли.
— "… Пятнадцать, сорок девять, одиннадцать, левый, полный..." — продолжала диктовать мама. Отец пару раз заглядывал в палату, но мама Алёши делала ему знак рукой, и шептала «подожди». Он, в десятый раз наверное, спускался вниз, выкурить сигарету. И только начав, тушил и снова бежал наверх. Через час, или даже больше, мама наконец сказала:
— "… пятьдесят три, сорок два, выполнено."
— Мама что, всё?
— Прочитай сначала сынок, проверим…
Алеша начал читать, перечисляя непонятные груды цифр и слов, временами смотря на маму. Но мама лишь говорила:
— Хорошо сынок, дальше…
Алеша продолжал читать…
… А ночью мамы не стало. На третий день, вечером, после похорон, ребёнок захлебываясь плачем, спрашивал у отца:
— Папа!.. Ну почему так?!.. Я же все записал, как она просила… Ну посмотри пап!
Отец, вытирая слезы, листал тетрадь сына, снова и снова переворачивая страницы:
— Ничего не понимаю… Сын, ты же знаешь, мама была тяжело больна, рак мозга… И из-за этого у людей могут быть, ну как бы тебе объяснить… Немного странные мысли.
— Ну и пусть пап! Ну и пусть странные! Почему она умерла? Это же очень важно — она сказала! Она не должна была умереть! Я должен это выучить… Тогда как? Кому мне рассказать?
— Мне расскажешь, раз обещал… Мне…
Отец и сын взяли за традицию каждое воскресенье декламировать текст из тетради:
— ...«четырнадцать, двадцать два»… эээ…
— «Ноль семь», сынок…
— «двадцать два, ноль семь, правый...»
— Хорошо сынок, давай дальше…
Они не раз пытались расшифровать то что надиктовала мама, некоторые цифры были похожи на время, но никаких привязок к датам или к чему либо ещё. Алеша просто выучил весь текст наизусть, как и обещал.
Летели недели, месяцы и годы…
— … Поздравляем вас выпускники, вы теперь вступаете в новую, взрослую жизнь!
"… Пятьдесят, сорок четыре..." — рисовались в мыслях цифры, Алексею казалось что мама сейчас, как и тогда диктует их ему.
— … Теперь вы офицеры, поздравляем вас с окончанием летного училища!
("… пятьсот двадцать один ...")
— … За успешное выполнение задания, наградить повышением в звании…
("… ноль восемь, триста шестьдесят...")
— Вам оказана высокая честь — теперь вы в отряде космонавтов!
… Прошло ещё пять лет. Три корабля — два транспортных и один пассажирский подлетали к Марсу. На транспортных, «Родине» и «Восток — 11», везли оборудование для постройки исследовательской базы. «Заря», которой командовал Алексей, везла персонал базы, строителей и специалистов. Она замыкала небольшую эскадру. На экранах впереди было видно только пару звёзд, одна побольше, и одна поменьше — это транспортники включили режим торможения, значит скоро будем выходить на орбиту.
— Всем занять места, пристегнуться! Через минуту включить режим торможения! — отдавал приказы Алексей.
Слева от траектории кораблей мерцал Фобос — один из двух спутников Марса. К нему стремительно приближалась яркая точка. «Внимание! Опасная ситуация! Возможно столкновение! Предполагается попадание под многочисленные обломки» — начал вещать бортовой компьютер. Включилась сирена.
— Что за чёрт? Что там приближается к Фобосу? Параметры? — вскричал Алексей.
— Командир, цель — диаметром двести метров, скорость — двадцать девять километров в секунду… Похоже астероид...- ответил ему Дмитрий, штурман корабля.
— Как мы могли его проморгать?
— Алексей Юрьевич, его траектория была закрыта Марсом… Поэтому и не засекли.
— Вероятность столкновения с Фобосом? — спросил Алексей
— Сто… Через девять, восемь, семь…
— Мать твою… Внимание всем! Приготовиться к столкновению! «Восток» и «Родина» вы слышите?
— Слышим «Заря»… Готовьте орудия… Пусть Бог вас хранит...- ответили командиры транспортников.
Космос осветила яркая вспышка. Удар астероида разрушил Фобос, и миллиарды обломков устремились в сторону трёх кораблей. Уклониться в сторону от летящего облака не представлялось возможным, слишком большая скорость была у кораблей, и инерция не позволила бы это сделать.
— Командир, «Родина» войдёт в облако обломков через десять секунд!!! — прокричал Дмитрий.
На подлете к облаку у «Родины» заработали орудия противометеоритной защиты. Вокруг неё начали вспыхивать взрывающиеся обломки. Транспортный корабль вошёл в облако. Четыре секунды, пять… На шестой — яркая вспышка.
— «Родина» ответьте… «Родина»!!!
— Алексей Юрьевич… «Родины» нет на радарах…
Алексей вцепился руками в край пульта управления, так что побелели пальцы:
— «Родина» — я «Заря», приём…
— Командир, «Восток» сейчас войдёт в облако…
— «Восток — 11» я «Заря»… Удачи Сергей...- дрожащим голосом сказал Алексей.
— И вам удачи Алёша… Приготовиться, орудия — огонь!..
«Восток» открыл огонь по обломкам. Плазменные орудия разносили их в пепел, но количество целей было слишком велико. Пять секунд, шесть, семь… Яркая вспышка…
— Нет! — вскрикнул Алексей. Так не должно быть… не должно…
— Командир… Алексей Юрьевич… Входим в облако через сорок две секунды… — промолвил штурман.
— Ясно… Сообщи о ситуации в центр управления…
— Есть… ЦУП, я — «Заря», шестьдесят второй день экспедиции, время — пятнадцать, сорок восемь…
— Стоп!!! Что ты сейчас сказал?! — вскричал Алексей.
— Шестьдесят второй…
— Экипаж, слушай мою команду! Дима — за штурвал, Андрей — орудия правого борта, Макс — орудия левого. Я буду говорить команды, строго по времени — выполнять без вопросов! Ясно!?
— Есть командир!
— В пятнадцать, сорок восемь, пятьдесят две — Дима ставь вектор ноль четыре, тяга шестьсот…
— Перегрузка будет в одиннадцать G…
— Выполнять! Без вопросов!
— Есть командир!
Дмитрий нажал на рычаг управления тягой, позади корабля полыхнуло море пламени.
— Андрей, огонь всем правым бортом через три, два, огонь!
Корабль дёрнуло отдачей, тут же в космосе появилась вспышки попаданий.
— Макс, — через три, два, огонь!
Корабль дёрнуло отдачей ещё раз, вокруг него стало становится светло. Разлетающиеся в пыль обломки горели и освещали все вокруг.
— Дима, вектор ноль восемь, тяга триста двадцать, через три, два, старт!
«Угроза столкновения, внимание, угроза столкновения, опасность!» — пищал динамик компьютера.
— Выключи его на хрен, Дима! — крикнул командир.
— Есть!
В перерывах между командами, бесшумно шевелились губы Алексея «пятнадцать, сорок девять, семнадцать, ноль шесть, пятьсот девяносто...»
Корабль трясло от неимоверных перегрузок, но он как раскалённый нож в масле, выжигал себе дорогу среди каменных обломков…
Руководитель центра управления полетов сидел в кресле, обхватив голову руками:
-… Такие ребята… Такие ребята… За что, за что?..
— Павел Андреевич, там «Заря»… — сказал подошедший к нему помощник.
— Что?.. Тоже?..
— Нет Павел Андреевич, они ведут огонь, уже полторы минуты!
— Как?! — тень надежды блеснула у руководителя.
— Да Павел Андреевич, и у них даже не включена система наведения орудий… Они бьют вслепую… Фантастика!
— Как?! Это невозможно!
Павел Андреевич выскочил в зал управления из своего кабинета. Все кто был в зале стояли и замерев дыхание слушали переговоры с «Зари»:
— "… Пятнадцать, пятьдесят, ноль семь — вектор ноль три, тяга — семьсот! Андрей — три, два, огонь!..."- звучал голос Алексея.
На экранах ЦУПа было видно то что «Заря» вертелась среди обломков, как уж на сковороде.
— Это невозможно… Невозможно… Кажется они бьют по времени… Точно по времени… И положение в пространстве… Но как? Откуда они знают?
— Понятие не имею Павел Андреевич… Это чудо…
Корабль держался уже четыре минуты, медленно но верно он подходил к краю облака. Сзади него горел шлейф из обломков, стволы орудий были раскалены. Ещё залп и ещё, изменение траектории, перегрузки, ещё залп и ещё…
— Пятнадцать, пятьдесят три, сорок две секунды… Выполнено… — сказал Алексей.
— Командир… все цели позади… Чисто! Мы вышли! Ура! — закричал экипаж.
— Ура! — прогремело в ЦУПе, все стали поздравлять друг друга и обниматься как сумасшедшие.
— Павел Андреевич они смогли, они настоящие герои!
— Конечно герои! После нам нужно понять как им это удалось. Но сейчас прошу минуту молчания по шестерым нашим погибшим товарищам…
— … Командир! Это чудо! Ты нас всех спас! — ликовал Дмитрий.
— Дим, это не я...- ответил Алексей тяжело дыша. — Это моя мама…
— Но как Леш?.. Ты же говорил что она давно…
— … Умерла, да. Просто когда мамы уходят, они оставляют свою любовь у нас в сердце… А у меня вот ещё и здесь...- ответил Алексей доставая из внутреннего кармана старую, потрёпанную тетрадь.
  • avatar
  • .

2 комментария

avatar
На космическом транспортнике куча орудий, которые ещё и отдачей дёргают! :facepalm:
avatar
Да ладно тебе, норм кино…
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.