Насколько интерактивна Black Mirror: Bandersnatch

Интересный, но просто кишащий недостатками эксперимент от Netflix.


Когда я был маленьким, то сама идея интерактивных фильмов казалась мне чем-то немыслимым, футуристическим, чем-то таким, что ожидает нас в далеком будущем, где машины научились летать, а человечество уже колонизировало все изведанные и неизведанные планеты. Представлял я, разумеется, широчайшее дерево последствий, которое все сильнее разветвлялось бы с ходом сюжета, немыслимое количество возможных реплик и десятки уникальных историй. Будучи киноманом с самого детства, такая концепция была для меня чем-то вроде мечты, которая, пусть и неумолимо приближалась с каждым днем, но всё еще оставалась вдалеке, маяча где-то в далеком-предалеком будущем.

Глупо было думать, что “Bandersnatch” сделает решительный шаг к этому самому будущему, но все же во мне теплилась надежда на то, что эта интерактивная серия задаст направление для последующих подобных проектов, которое и приведет кинематограф к моим детским фантазиям.

«Black Mirror: Bandersnatch» — не первое интерактивное игровое кино, два года назад выходил «Late Shift», который был довольно тепло встречен игроками

До выхода “Bandersnatch” было много статей, которые описывали технические и сюжетные подробности серии. Дескать, что подобное интерактивное кино (не игра, а именно игровое кино) — это инновация, что при длительности в полтора часа было записано целых пять часов материалов и что зрителя ждет большая вариативность концовок. И всё это, конечно, так, вот только под каждым пунктом стоит вставить небольшую ремарку, которая утихомирила бы ожидания любого читателя.

Во-первых, «инновация» — это слишком громкое слово. Слишком смело говорить, что серия сделала какой-то «стремительный шаг вперед» — она лишь неуверенно приподняла ногу и замерла в ожидании того, как зрители её примут. Во-вторых, пять часов отснятого материала – это уловка. Посмотрев полтора часа серии, вы увидите где-то 85-90% её контента (об этом интересном парадоксе чуть позже). В-третьих, почти все концовки не завершают историю серии. Они воспринимаются зрителем как своеобразный «геймовер», что-то такое, после чего нужно загрузить последнюю контрольную точку (а такая возможность здесь есть) и искать ветки, которые продолжают сюжет, а не внезапно его заканчивают. «В-четвертых, не выиграл, а проиграл».

Не ведитесь на хваленые «пять часов материалов»

Сначала я наивно подумал, что серию можно будет посмотреть как минимум еще раз, раз за разом натыкаясь на новые фрагменты, если делать другие выборы. Это не так. Очень много времени уходит на сцены, которые абсолютно ни на что не влияют. Например, отец спрашивает сына о том, какие хлопья он будет на завтрак. Или главный герой выбирает, какую музыку он будет слушать. Для зрителей это все не имеет значения, так как последствия этих выборов не отразятся никак и нигде, но каждую такую сцену все равно снимают несколько раз, «накручивая» тайминг. Так что пересматривать “Bandersnatch” – это не такая уж и хорошая идея. Если бы игровой термин «реиграбельность» можно было бы прикрутить к кино, то в новом «Черном Зеркале» этой самой реиграбельности считай и нет.

Концовки. (Не)много их

Завершить просмотр “Bandersnatch” можно и через двадцать минут, тогда вместо титров фильм позволит зрителю вернуться на один или два выбора назад. Есть и волшебная кнопка «Перейти к титрам», но кто её вообще нажмет, когда впереди еще больше часа нераскрытого сюжета? По этой причине некоторые концовки не удивляют, а откровенно раздражают: ты хотел продолжить сюжет, а вместо этого он закончился, и теперь тебе придется возвращаться к контрольной точке и минуты полторы слушать те же самые реплики. Порой фильм и вовсе принудительно «бросает» зрителя в старые сцены, меняя в них детали таким образом, чтобы открывались новые сюжетные ветки. Однако сути это не меняет. В описании сказано, что фильм длится полтора часа, и если вы хотите посмотреть все эти полтора часа, то, будьте любезны, не тупите и не ошибайтесь, иначе одна неверная реплика приведет вас к преждевременной концовке, которую, закатив глаза, придется «переигрывать».

Если пересматривать лень, вот детальная схема сюжета и пути получения всех концовок. Ссылка на оригинал.

То, что перед зрителем два варианта, не значит, что у него есть выбор.

В серии есть сцена, где перед зрителем предстает выбор из всего одного варианта – это сделано специально для того, чтобы показать безвыходность и невозможность что-либо изменить. А есть и другие сцены, где развилки нет, но варианты перед зрителем – есть. При повторном просмотре после таких сцен чувствуешь себя обманутым.

Эй, Стефан! Скажи, я прав?

Серия разрушает четвертую стену и высмеивает сама себя.

Ближе к концу создается впечатление, что серия сама прекрасно знает о всех своих грехах и всячески их высмеивает. Так, например, после большинства концовок серия словно «резюмирует» выборы зрителя. Главный герой – программист – делает что-то вроде игры своей мечты и в зависимости от выборов зрителя эта игра может как провалиться, так и взлететь. Так вот, получая концовку на максимальный успех игры, главный герой говорит что-то вроде следующего: «Я не дал игрокам выбор, я дал им иллюзию выбора – и за это они и полюбили мою игру». Да, кажется, он сказал так. Я бы перемотал и процитировал дословно, но привычного ползунка для перемотки здесь нет. Серию можно перематывать только на десять секунд вперед и назад (а переключаться между контрольными точками – нельзя). Но что-то я отклонился от темы.

Разрушение четвертой стены – это та часть, за которую “Bandersnatch” можно бесконечно хвалить. Сама четвертая стена становится довольно хрупкой, когда у сценаристов появляется такое оружие, как интерактивность. Некоторые герои рассказывают зрителю теории о параллельных вселенных (и, в контексте постоянных переигрываний с разными вариантами, это имеет смысл), некоторые – осознают присутствие зрителя. Да, что уж там, даже у вас в этой серии есть роль – вы играете… самого себя. В отличие от видеоигры, в “Bandersnatch” нет персонажа, которого нам дают в управление, и даже главный герой здесь уже на пятнадцатой минуте фильма вполне осознает, что решения за него принимает некая сила извне. Но не думайте, что герой послужит вам своеобразным тамагочи – повлиять на его судьбу вы сможете лишь косвенно. Ну, как «косвенно»… либо нарветесь на преждевременную концовку, либо будете смотреть так, как задумали сценаристы.

Плакат на заднем плане отсылает зрителя к другой серии «Черного Зеркала» — Metalhead. Честно говоря, серия была на любителя. 

Так удался ли эксперимент?

Просмотр серии пройдет у вас примерно так: вы дойдете до развилки и рано или поздно получите преждевременную концовку. Затем вы вернетесь назад, но теперь на некоторых старых развилках появятся новые варианты, которые откроют для зрителя новые ветки. Пройдя немного по новой ветке, вы опять упретесь в раннюю концовку, снова пойдете «назад», где вас снова будут ждать новые варианты в старых решениях. Проводя аналогии с играми, это «бэктрекинг» — штука не вполне честная, но заметно увеличивающая время прохождения. Таким образом, к концу полутора часов вы пройдете чуть ли не по всем заготовленным веткам.

А еще есть один неистово субъективный нюанс: “Bandersnatch” хорош как явление, но посредственен как серия «Черного Зеркала». Он не удивляет так, как раньше, не вызывает прежних эмоций. Многие предыдущие серии давили на напряжение, в “Bandersnatch” саспенса нет и в помине. Возможно, это побочный эффект интерактивности, ведь какой может быть саспенс, когда всё в руках зрителя, а герой постоянно скачет назад во времени? А возможно это просто «Черное Зеркало» уже не то. Но даже если сериал и скатывается, посмотреть “Bandersnatch” все равно стоит. При всех своих недостатках, это всё же довольно интересный опыт.

Скачать

А в игру, показанную в серии, действительно можно поиграть.

Постскриптум. Пожалуй, ближайший игровой аналог серии – это The Stanley Parable. А еще у серии есть русский дубляж, но она не переводит варианты в выборах при игре на PS4.

  • avatar
  • .
  • +15

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.