Где же ты, Лом?

С такой фамилией, какая была у Ваньки, прозвища было не нужно. Лом он и есть Лом. Казалось, что тут ещё можно придумать? Но кличка у Ваньки Лома, всё же была, причём дразнили не только сверстники, но и учителя, и взрослые. Когда Ванька называл свою фамилию, его тут же переспрашивали: «Матрос?». Будь он неладен этот мультфильм про «Капитана Врунгеля».

Вроде ничего обидного в прозвище «матрос» не было, но когда каждый человек при знакомстве «оригинальничал» и ехидно улыбался – это раздражало и бесило. С годами он привык к своей кличке – Ванька Матрос. «Матросом» он был в школе, потом в армии, на всех работах, на которые устраивался. Но море от Ваньки было также далеко, как космос – Белгородчина, точно не морская столица России.

После армии Ванька успел сменить два десятка мест работы, разной форм собственности и специализации, но ничего кроме опыта не заработал. Хотелось найти работу, где платили нормальную зарплату и чтобы работа не была связана с криминалом. Два исключающих фактора российской действительности, в только что начавшемся третьем тысячелетии.

Но однажды ему повезло. Его друг, вернувшийся с Москвы, сообщил что можно поехать на сезон в старательскую артель, на север, а если точнее на Чукотку. Что Чукотка, что Тьмутаракань, Ваньке Лому были одинаково «близки», лишь бы деньги платили. Рекрутер пообещал, что за полгода работы в артели он заработает, как за полтора года в его родном городе. И Ванька полетел.

Летел сначала на самолёте до мрачного города Певека. Мрачным Певек был даже несмотря на светлые ночи. «Как тут люди живут?» — удивлялся Ванька, — это же полная жопа». Но пожить в «полной жопе» Ваньке не довелось. На следующий день он и другие старатели сели на вертолёт и полетели на Мыс Шмидта. Чукотская география творит чудеса – Певек, моментально превратился в «отличный городишко», а «полножопный» статус был присвоен посёлку городского типа имени Отто Юльевича Шмидта – Мысу Шмидта. Но и в этой «жопе-жопской» он не задержался.

Ещё через день их посадили на вахтовку и отправили в «Наполярный». То что «на» это предлог, а посёлок называется «Полярный», Ванька узнал не сразу. Вначале он только и слышал: «Вахтовка пойдёт наполярный», «Наполярном уже приступили к вскрыше», «Зимник наполярный уже поплыл». Географический иллюзион продолжался и магнитный полюс «земной полной жопы» удивительным образом перемещался вместе с ним. Это он понял на Полярном, когда вышел из вахтовки. «Чёрт, а на Шмидте, было в принципе неплохо», — отметил про себя Лом. Посёлок Полярный, в котором ещё несколько лет назад работал крупнейший в Союзе золотодобывающий ГОК, был похож на «чечню» (как её показывали по телеку), только без деревьев.

— Всё, — сказал бригадир, — приехали. Это и есть теперь ваша родина, которую вы будите любить и материть. По крайней мере до осени.
Здесь у старателей, Ванька впервые не услышал по отношению к себе прозвища «матрос». Но как корабль назовёшь...
— Лом, будешь работать ломом, — пошутил бригадир в первый же трудовой день.

Работал Ванька не только ломом, но и лопатой, и слесарил, и плотничал, и немного поработал на дизельной, правда учеником. Одним словом, обычная старательская работа человека-многостаночника.

В середине октября вахта закончилась. Завтра должен был начаться долгожданный путь домой. Ваньку вызвали в контору:
— Иван, — сказал главный инженер, — как ты смотришь на то, чтобы задержаться ещё на пару недель?
— Положительно смотрю, если по зарплате ничего не изменится
— Не изменится. Даже больше будет. За две недели, как за месяц получишь.
— Шикарно, а что делать надо?
— Катер нужно перегнать. Нужен матрос-моторист. Ты с дизелями работал ведь?

Главный инженер, знал, что Лом, в дизельной работал помощником и имеет лишь общие представления.

— Учеником только…

— Ну вот и ладно, завтра поедешь со всеми на Шмидт, там тебя найдёт капитан катера и объяснит, что да как. Расчёт получишь по окончанию перегона катера. В море тебе деньги ни к чему.

Через день на Шмидте его нашёл капитан катера.

— Лом? – спросил капитан
— Да, Иван Лом
— Ты гляди, как совпало – старший матрос Лом! — сказал капитан и засмеялся, — Звать меня Петрович. Наша задача перегнать катер со Шмидта в Эгвекинот. Это 700 с гаком миль. Это вводная. Хреново во всей этой затее только одно – зима на дворе и у нас не Средиземное море.
— А зачем тогда делать перегон?
— А это ты у начальства спроси. Сказали надо, значит надо. На флоте приказы не обсуждаются. Усёк?
— Понял, — сказал Ванька, — а почему меня пригласили? У вас наверняка же был матрос?
— Был. Аппендицит у него случился. Шмидтовская матросня, кто мог бы заменить, разъехались. Ну и знаешь, дураков по осени, по морю ходить, не много. Ты хоть добровольно вызвался? Смотри, пока не поздно можешь отказаться. Мне сыкуны не нужны.
— Не зассу, — сказал Ванька.

Выйти должны были через 3 дня, но сначала возникли, какие-то бюрократические проволочки и старательское начальство не давало добро на выход. Потом разыгрался шторм. Вышли только через 8 дней – 24 октября.

 

Продолжение следует

источник

  • avatar
  • .
  • +32

2 комментария

avatar
Это вам не уралы по тундрам гонять…
avatar
Я не выдержал и прочел всё до конца на сайте Басова.

Хех. Это ведь космическая фантастика. Просто переделать село Энурмино (или как его там) в планету Энурмино. Морские охотники будут инопланетными морскими охотниками. Смысл тот же самый.
Это очень далеко от Земли, там всё по-другому, кругом жопа. И есть какая-то работа.

Зачем в космос летать? — Вот он, в лучшем виде.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.