Самые "блатные" профессии на Чукотке



Чукотка — другая планета. А на других планетах, как известно и ценности другие. В том числе и профессиональные. Основное мерило привлекательности профессий — деньги. Так везде, Чукотка в этом отношении не исключение. Но работа построенная исключительно на деньгах скучна, не интересна и, самое важное, счастья не приносит (без денег конечно счастья тоже не много).  В работе должно быть что-то ещё, к примеру, видимые результаты своего труда или уважение социума в котором ты живёшь и трудишься. Профессиональная «блатовость» это не запись в трудовой книжке и не уровень зарплаты, а значимость услуги, в которой нуждается человек живущий с тобой в одном городе или посёлке.

Для затравки, прежде, чем убежим под кат: профессиональная ценность депутата или чиновника на Чукотке, на несколько порядков ниже, чем сантехника, при том, что первые денег получают в разы больше, чем зарабатывает второй.

Итак, нужные люди Чукотки:

Чукотка — это архипелаг. Архипелаг маленьких островов-посёлков. Островное положение населённых пунктов определяется большими расстояниями и малым количеством дорог с твёрдым покрытием. Отсюда и главная потребность жителей Чукотки — потребность в передвижении.

Авиаторы могли бы прочно занять вершину иерархической пирамиды чукотского блата, если не одно «но». Они боги! А испокон веков повелось, что между богами и людьми всегда находились жрецы. Летчики управляют воздушными судами, но не местами в них. Поэтому список блатных профессий открывают кассиры в чукотских авиакассах. Насколько блатная, настолько же и неблагодарная профессия, потому как именно на кассиров обрушивается весь праведный гнев населения, за часовые стояния в очередях и отсутствие билетов. Кто такой кассир на материке, никто не знает, на Чукотке не просто знают, но и стараются поддерживать хорошие отношения. Не исключая депутатов, прокуроров, глав администраций и прочих людей со «статусными» профессиями.

Впрочем, среди чукотских богов есть «прометеи», которые спускаются к людям — это вертолётчики. Вертолётчики, как диоды, доступны лишь с одной стороны, с сельской. В аэропортах базирования у них божественный статус, в селе, там где нет САБов и пунктов досмотра их светлые лики проступают из тумана аэропортовского небытия и начинают мироточить от молитв селян, впихивающих и трамбующих в нерезиновые восьмёрки грузы существенно превышающие багажный норматив, а иногда и нормы СЭС. Если бы не короткая человеческая память и отсутствие в чукотских селениях «церетелей», то уже давно бы стояли памятники вертолётчикам и техникам: взгляд устало- отрешённый, правая рука чуть поднята в бессильной отмашке, из чуть  приоткрытых губ доносится: «да хрен с вами, заносите». Да, разумеется, памятник должен быть говорящим, XXI век на дворе как-никак.

Дальнобойщики. На Чукотке не очень распространённая профессия в силу не значительного количества дорог (и те, что есть не категорийные). Чукотские дальнобои делятся на две категории: рудовозы (и иже с ними, те кто работает на приисках и в артелях) и «продуктовозы». Основные продукты питания на Чукотку завозят в период навигации. Но продукты имеют свойство портиться, а вкусненького хочется всегда. Поэтому предприниматели возят продукты самолётами, а затем развозят их по посёлкам на «Трэколах» и реже на вездеходах. Именно эта профессия водителей-дальнобоев  входит в число «блатных» профессий: передачку отвезти в другой посёлок, что-то привезти под заказ, а, в случае нелётной погоды и особенной необходимости «подбросить» из населённого пункта с труднопроизносимым названием до райцентра или Анадыря.

В летний период, транспортную эстафетную палочку дальнобойщики передают владельцам и капитанам водных транспортных средств: катеров, моторных лодок, барж и теплохода «Капитан Сотников» (единственное пассажирское судно на Чукотке). В этот период «нужность» людей этой профессии, также повышается в связи с возможностью доставки до мест рыбалки и сбора дикоросов.

Парикмахеры и маникюрши -  профессии никак не связанные с особенностями региональной географии, но прямым образом связанные с женской биологией и умственной геометрией. Даже в Анадыре, с его десятками официальных салонов красоты и не меньшим количеством надомников, не то что в праздничные дни, в будни свободно не подстрижёшься. Только по записи. Мужчины любят женщин — женщины считают (иногда не без причин), что мужчины любят новые причёски, маникюр и депиляцию интимных мест = силлогизм: мужчины любят салоны красоты, в этом умозаключении в корне не верный — они их ненавидят. Потому что, хоть землетрясение, хоть цунами, хоть Путин к нам в гости собирается,  но «у меня запись на 17:25» и это приговор не подлежащий пересмотру и обсуждению. Потому что потерять своего парикмахера или маникюршу это хуже, чем потерять совесть.  И будь ты хоть трижды начальницей чего бы то ни было, но склонить голову и уменьшить амбиции перед мастером придётся.

Нотариус — именно эта профессия, жителям Чукотки, чаще всего напоминает, что они живут в правовом государстве. Правовое государство это не то, в котором вор должен сидеть в тюрьме, а то, в котором все более-менее значимые бумажки нотариально заверяются. Казалось бы причём здесь нотариус и блатная профессия? Просто по закону количество нотариусов в городе жёстко коррелирует с численностью населения — один нотариус на 20 тысяч человек. То что Анадырь, с его 15 тысячами жителей, это всё равно, что какой-нибудь подмосковный город с 50 тысячами (незначительная доля пенсионеров, большая доля трудозанятого населения) — никого не интересует.  Поэтому нотариус на Чукотке это не только государственный заверитель, но ещё и друг. Очень нужный друг. Раз, а может и несколько раз в год, чтобы не занимать очередь в 6 утра.

В извечном русском интеллигентском социальном дуэте врач-учитель, нужность учителя, по сравнению с врачом, не очевидна.  Врачи на Чукотке взяток не берут. Факт шокирующий для большинства жителей России, но это медицинский факт. Благодарность после операции это благодарность. Получать врачам её приятно, но и без неё вас ровно также прооперируют и вылечат. Нужность врача не в каких-то особенных медицинских благах. Образно выражаясь, чукотский врач это Харон, который на лодке везёт больного через мутную медицинскую бюрократическую реку, периодически причаливая к берегам профильных медицинских специальностей. Нужность, в колоссальной экономии времени. Врачи примут и вылечат и без «провожатого», но с ним надёжнее.

Оленевод (тундровик-промысловик) — от этого человека почти ничего не зависит, но правильное занкомство с оленеводом или промысловиком это залог того, что в вашем доме всегда будет мясо. Самое лучшее. Ценность этой профессии ощущается вдали от райцентров, т.е. в чукотских сёлах. Оленевод для жителей села это не только профессия, но чаще всего и родственник. А в чукотских сёлах, как нигде более актуальна поговорка «одним хлебом сыт не будешь», потому что не в каждом селе можно купить хорошее свежее мясо по адекватной (зарплатам) цене.

Домашняя няня — профессия актуальная в крупных населённых пунктах (более всего в Анадыре), связанная с дефицитом мест в детских садах. Классифицируется на «сиделку» и «воспитательницу». Сиделки — женщины (девушки, девочки) приглядывающие за ребёнком от часа до нескольких, в задачу которых входит одно — «чтобы ребёнок не убился». Верх «няньства» — домашние воспитательницы. Их, знающих, умеющих, воспитывающих, крайне мало. Отдать ребёнка к такой женщине это подарок и залог его будущего хорошего развития. Поэтому у таких воспитательниц не только высокие цены на услуги, но и без работы они никогда не остаются.


К сожалению, «блатная» профессия на Чукотке не всегда компенсируется достойной зарплатой. Разумеется профессионал голодать не будет, но соотношение нужность (востребованность) — доход не соответствует действительности. Демпингует в этой части государство, которое делает финансово-привлекательными военную и административно-репрессивную сферы. Представителям «блатных» профессий, чаще всего,  приходится довольствоваться фактом нужности и значимости.

И вместо маралите. Великий и ужасный Джанни Родари. На мой взгляд, каждому ребёнку в детстве нужно хотя бы раз прочитать это стихотворение.

Чем пахнут ремёсла?


 
У каждого дела
Запах особый:
В булочной пахнет
Тестом и сдобой.

Мимо столярной
Идёшь мастерской -
Стружкою пахнет
И свежей доской.


Пахнет маляр
Скипидаром и краской.
Пахнет стекольщик
Оконной замазкой.

Куртка шофёра
Пахнет бензином.
Блуза рабочего -
Маслом машинным.


Пахнет кондитер
Орехом мускатным.
Доктор в халате -
Лекарством приятным.

Рыхлой землёю,
Полем и лугом
Пахнет крестьянин,
Идущий за плугом.

Рыбой и морем
Пахнет рыбак.

Только безделье
Не пахнет никак.

Сколько ни душится
Лодырь богатый,
Очень неважно
Он пахнет ребята!

 

источник

  • avatar
  • .
  • +37

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.