«Зиккурат» в пустыне: как построить военную базу?

Ура! Мы летим нести Демократию! И Добро! И Справедливость! И нефть под шумок добывать. Но Добро нести больше. Сейчас, только Корпус морской пехоты высадим… в смысле«зайдите позже»? А база? Как«не готова»?

Нужно построить зикку базу? Нужно больше золота!

В нынешнее время нести в массы демократию стало легче: крылатые ракеты, господство в воздухе, танковые клинья и химическое оружие… Хотя нет, последнее — это к террористам. В любом случае наступает тот самый момент, когда главные и второстепенные цели разгромлены, и надо вводить войска для контроля над территорией.

А значит, нужны пункты базирования и размещения личного состава, откуда можно будет продолжать могучую поступь«справедливости».

Постройка базы — это вам не два клика мышкой в компьютерной игре. Это комплекс сложнейших мероприятий, благодаря которым на пустынной прежде земле возникают новые военные города. И хотя сто́ит это всё маманегорюй, но зато сохраняет жизни и здоровье солдат. А заодно приносит кучу прибыли сопутствующим фирмам.

Мин нет. Сапёр Смит

Начинается постройка базы с разведки. Важный генерал, попыхивая сигарой, тычет пальцем в карту и говорит:«Нам нужен полевой лагерь здесь и несколько опорных пунктов тут и тут». Окружающие берут под козырёк, и начинается планомерная подготовка.

Сначала район, где скоро появится база, рассматривают со спутников и беспилотников, а затем туда выдвигается разведка для рекогносцировки на местности. После чего на стол генералу ложится полноценный отчёт о рисках, присущих данному региону. Причём рисках не только военных, но также политических и экономических.

Вдруг наш взлетающий самолёт распугает отару местных овец, они разбегутся, а пастухи придут за компенсацией? Деньги тратить придётся? Придётся. А значит, надо заложить и эти риски в бюджет…

Следующими дорогу до района прокладывают сапёры. От нынешнего полевого лагеря до будущей базы должна идти укатанная гравийная или грунтовая(а в идеале, конечно, покрытая асфальтом) дорога. Естественно, свободная от мин. Так что, бодро попрыгав в самоходные миноискатели, под охраной пехоты на MRAP(автомобили, защищённые от мин. — Прим. ред.), сапёры выдвигаются к цели. За ними едут дорожные строители, укатывающие будущую трассу снабжения.

Сама по себе дорога — ещё полбеды. Место расположения базы тоже должно быть зачищено от мин, неразорвавшихся боеприпасов и прочих нехороших штук. Работа долгая, кропотливая, опасная, но очень и очень нужная.

The Wall

Пока сапёры занимаются своим делом, на карту наносится план базы, примерное расположение строений и будущие границы территории. Вскоре караваны военных инженеров начинают завозить на площадку строительные секции будущих стен.

Если в течение многих веков в качестве них выступали подручные материалы и мешки с песком, то современные строительные технологии имеют в своём арсенале куда более совершенные средства. Существуют, например, готовые секции стен из железобетона(так называемый T-wall), которые соединяются«паз-в-паз» и позволяют построить небольшую крепость с высокими стенами в чистом поле. В комплекте с секциями идут наблюдательные вышки из того же материала и колючая проволока по гребню.

Впрочем, всё новое — хорошо забытое старое. А значит, внуки бастионов с песком никуда не делись, только получили апгрейд.

На место привозят современный габион, инженеры разворачивают сетчатую основу, закрепляют внутри матерчатый мешок и наполняют его подручными материалами: песком, камнями и вообще всем, что под руку подвернётся. Когда нескольких сотен таких«бастионов Хеско»(по названию компании-производителя) соединены, получаются одновременно и закрытая позиция для обороны личного состава, и укрепления, способные выдержать даже попадание прямой наводкой из не очень крупной пушки.

Если есть возможность, любой военный не откажется от дополнительного сетчатого забора, расположенного за внешним периметром лагеря на дистанции прицельной стрельбы по нарушителям, с непременной«колючкой» поверху и системой предварительного обнаружения.

Ну а дорогу надо перекрыть КПП(контрольно-пропускным пунктом. — Прим. ред.) с бронированными противотаранными воротами, предварительно накидав перед ними в зоне подъезда бетонных препятствий, чтобы смертник, решивший их протаранить, не смог как следует разогнаться.

Прочные стены

Теоретически, можно возводить и полноценные долговечные строения… но зачем? Это дорого, долго и неудобно. Ключевой момент, конечно,«долго».

Поэтому для личного состава сначала устанавливают большие палатки, в которых можно разместить дежурные подразделения, кухню, санитарный блок и прочие мелочи. Запасы воды, продуктов и боеприпасов стараются укрыть в земле. В таком случае им опасно только прямое попадание мины или снаряда(что, конечно, возможно, но всё же маловероятно).

Первыми полноценно укреплёнными строениями на территории лагеря всегда становятся арсеналы, электроподстанции или генераторные, хранилища топлива и воды, медицинский центр, а также укрытия для личного состава и техники. В качестве стройматериалов для стен и оград таких строений используют готовые секции из специально укреплённого бетона, которые могут выдержать прямое попадание миномётной мины. Сверху делаем крышу для защиты от солнца, на которую накидываем мешки с песком. И, в принципе, можно жить.

Параллельно с этим укатывается взлётно-посадочная полоса и строится авиадиспетчерская для приёма самолётов средней грузоподъёмности. Они в случае чего могут и припасы доставить, и людей эвакуировать.

На отдалении — чтобы в случае бомбёжки или обстрела не попасть под один удар с аэродромом — возводится площадка для приёма грузовых вертолётов. Она выполняет ту же самую функцию. Ну а если планируется базировать в лагере свою авиатехнику, то под её инфраструктуру строятся полноценные ангары, соответствующим образом укреплённые и оборудованные.

Свободная касса!

Как только лагерь входит в полноценный ритм жизни, в нём налажено постоянное снабжение, а ближайшие угрозы устранены(силой или деньгами), наступает время улучшить бытовые условия личного состава.

Казарм как таковых в современных армиях нет, а«в поле» собираются модульные дома. Которые в нераспакованном виде идеально входят в стандартные морские двадцатифутовые(шесть метров) контейнеры. Их просто доставить на место, смонтировать и создать здание любой нужной конфигурации.

В конце концов, в качестве жилых домиков можно использовать и«бытовки», промышленно переоборудованные из тех же самых контейнеров. Два ряда таких«отсеков», накрытых скатанной крышей, — и два взвода готовы к заселению.

В отдельных комплексах разворачиваются столовая, кухня, кафетерий и склады с продуктами, оборудованные промышленными холодильниками. Если же какая-нибудь компания быстрого питания сможет договориться с министерством обороны, то вскоре над лагерем начинает нестись знакомый многим клич«свободная касса»!

Ничего плохого в этом нет, ведь иногда хочется разнообразить рацион. А за холодную баночку«колы» после пятидесятиградусной жары можно и душу продать…

Ну а дальше — как армейская душа пожелает. Стихийным образом возникают спортгородки из подручных материалов и беговые дорожки по периметру базы. Кстати, в последнее время министерство обороны США и союзников запрещает солдатам заниматься спортом с использованием фитнесс-трекеров в таких местах. Это… выдаёт положение военной базы на интернет-картах, а значит ведёт к нарушению режима секретности.

Само собой, через какое-то время организуется«чипок»(магазин для солдат). Естественно, там нет алкоголя, но зато есть всё остальное: одежда, снаряжение, сувениры, предметы гигиены, сигареты, кофе и прочее. Особенно сладости, которые так любят взрослые дети, попавшие в неприветливый край. Спиртное, кстати, на базы не завозят официально. Но ничто не мешает армиям всего мира гнать брагу из подручных материалов.

В завершение работ все строения(в том числе временные) обносят насыпными валами и мешками с песком.

А за чей счёт банкет?

Стоит это всё, конечно, недёшево. Если часть работ ещё могут сделать военные инженеры, в чью зону ответственности как раз и входит возведение подобных лагерей, то в остальном оборонные ведомства стараются привлечь частные компании, которые специализируются на таком строительстве.

Эти фирмы нанимают специалистов(как правило, тех же самых ушедших в отставку военных инженеров), закупают защищённую строительную технику, а также секционные и быстровозводимые конструкции на любой вкус и цвет, которые жаждут продать сотни компаний по всему миру.

Другие коммерсанты обеспечивают поставки еды, воды, горюче-смазочных и прочих материалов, предоставляют технический персонал, выполняющий подсобные работы на базе. Иногда доходит до смешного: количество гражданского персонала в лагере нередко приближается к числу базирующихся там военных.

И за всё это надо платить. Много.

На сегодняшний день рынок военной инженерной защиты и сопутствующих услуг оценивается в миллиарды и миллиарды долларов. И это — явно не потолок.

Если такую базу, как в нашем примере, можно возвести в любом месте на планете, то она пригодится тем же нефтяникам или добытчикам других полезных ископаемых. Или обеспечит безопасность миссии ООН, которая урегулирует напряжённость между какими-нибудь воинственными племенами. Или послужит лагерем беженцев-переселенцев… да мало ли?

Так что не стоит недооценивать военных строителей. Ведь в немалой степени благодаря им солдаты всех стран мира могут спокойно возвращаться домой из зоны боевых действий. Пусть и не донеся Добро и Демократию. Возможно, это сделают те, кто придёт вслед за ними и будет жить на таких базах. Стены крепкие. Они выдержат.

 

источник

  • avatar
  • .
  • +11

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.