Есть такая профессия - перед художником голым стоять

Мировой экономический кризис грозит своей безжалостной, костлявой лапой не только олигархам, но и обладателям более скромных профессий. Сотни талантливых ученых, врачей, жестянщиков, грузчиков, журналистов рискует остаться не у дел.

Номер 1

Но есть профессии, нужда в которых не зависит от экономических, политических, сейсмических и климатических катаклизмов. Это профессии чиновников и натурщиков, или, как их еще забавно называют, «демонстраторы пластических поз», или просто модели. И однажды, критически осмотрев себя в зеркало и не найдя шокирующих изъянов, я решил окунуться в прекрасный, загадочный и манящий мир натурщиков.

Как я стал царем иудейским

Набираю в Интернете: «Требуются натурщики», и он сразу выдает десяток предложений. Все делают оговорку: «неадекватным извращенцам и лицам с отклонениями просьба не беспокоить» (бедные эксгибиционисты: никто не нуждается в их профессионализме!). По нескольким адресам я выслал портфолио: фотку, где я натужно улыбаюсь, напрягши бицепсы, трицепсы, мускулюс глютеус и втянув живот так, что был виден позвоночник. И поступило мне сразу два предложения!

В Художественном институте пообещали 600 рублей в день. Это окрылило меня. Работа не пыльная: стоять статуей с 9.30 до 15.30 с перерывом на обед. Два выходных дня в неделю! Выходило что-то около 12 тысяч в месяц!

Ранним осенним утром я пришел на свое новое рабочее место. Меня тепло встретил староста группы Коля, невысокий студент с бородкой. Я легко скинул с себя свои ризы, оставшись в плавках.

Номер 3

— Встаньте, как вам удобно… Руку вот так… — Коля выбирал мне позу. Потом взял с подоконника книгу, открыл на странице с фотографией статуи прекрасного юноши Давида работы Микельанджело. Я, подглядывая на картинку, так же отставил левую ногу в сторону, сосредоточив вес тела на правой. Левую руку я поднял, будто держу пращу, правую опустил вдоль тела. Взгляду своему придал немного беспредельной отваги, силы и высокой гражданственности. Так я, неожиданно для себя, впервые в жизни стал вылитым иудейским юношей Давидом. В плавках.

В целом работа натурщиком в институте мне понравилась, если бы не малая зарплата, тоска зеленая да не боль в занемевших суставах.

Настоящий художник

В воскресный день я отправился в мастерскую состоявшегося художника Евгения. Худой, небритый, седой, долговолосый (пряди завязаны сзади в жидкий пучок) парень неопределенного среднего возраста в комбинезоне, заляпанном краской, встретил меня в своей мастерской. Богемное амбре красок, растворителя, табака и алкоголя приятно будоражило мой чуткий нюх. В коридоре, словно дрова, были свалены в кучу картины в подрамниках. Стены исписаны фресками, изображающими нагих, безжалостно толстых дев. Художник, воплощая свой тайный замысел, даже не потрудился наделить их лицами, все внимание сосредоточив на чреслах, персях, лядвеях и стегнах.

Евгений писал эпохальное монументальное полотно примерно метра три в длину. Сюжет был пикантным и где-то даже героическим. Несколько обнаженных мужчин разного возраста и комплекции в расслабленных, произвольных позах смотрели на танец обнаженной женщины. Женщина существовала только в наброске, и лишь один из мужиков был полностью готов, кряжистый такой, лысый чиновник, со строгим взором.

Номер 4

— Я буду кто?

— Вот этот, — он показал на контур фигуры, сидящей к нам вполоборота. Я облегченно вздохнул: сидеть — не стоять!

Евгений долго усаживал меня в нужную позу, как бы лепя из меня куклу.

— Ты не волнуйся, твое рабочее время уже пошло, деньги капают, — успокаивал он меня. Время от времени Евгений делал глоток из бокала с красным вином, приговаривая: «Проклятый алкоголизм, никакого сладу с ним нет».

Наконец мы остановились на нужном варианте. Евгений, словно криминалист, обвел карандашом контуры моего тела, потом просто фотографировал меня на «мыльницу» со всех точек своей мастерской.

— Это зачем? — удивился я.

— А затем, мон ами, что, если вдруг ты исчезнешь, у меня что-то останется и моя сегодняшняя работа не пропадет.

— Так не проще сделать фотки и с них писать картину?

— Легче, — согласился Евгений. — Но это все равно как петь под фонограмму. Портрет, выполненный в любой технике, но с фотографии, как минимум в три раза дешевле выполненного с натуры!

Чего боятся художники

Евгений сначала набрасывал мой расслабленный и зачарованный танцем образ на отдельном листе ватмана, а потом маслом на картине. Делал он это быстро и мастерски.

— Я универсал, делаю практически все, от шаржа до монументальной живописи, — говорил он без особого бахвальства. — Я пишу и портреты от 500 долларов, и большие полотна до 10 тысяч. Я могу стилизовать картину под любого художника. Кстати, если устал, можешь размяться, походить. Выпьешь вина?

Евгений был настоящим профи. Карандашный набросок был, на мой взгляд, готовым произведением искусства.

— Здорово! Можно забрать?

— Ни в коем случае! — испуганно воскликнул живописец.

— Ну хоть сфотографировать?

— Плохая примета.

— А что будет?

— Плохо будет. Не продадим работу, испортим ее, украдут, сгорит, в общем, что-то с ней случится нехорошее...

— А еще какие есть приметы?

— Их много. Если краска из тюбика выстрелила — быть беде. Художник с пустой палитрой — тоже к неприятности. У меня видишь — полная всегда.

— А у натурщиков есть приметы?

В этом месте Евгений вдруг помрачнел, нахмурился, отложил кисть и сделал большой глоток из бокала, до конца осушив его.

— Не знаю даже, говорить тебе или нет...

Страшная Тайна натурщиков

— Существует поверье, что между натурщиком и его изображением есть мистическая связь, — посвятил меня Евгений. — Саския позировала Рембрандту для «Данаи» и «Флоры» и умерла в 30 лет. Трое детишек его умерли в детстве, один не дожил до 30. Всех рисовал. Вторая жена тоже умерла.

— Выходит, художники запросто могут избавлять нас и от тещ! — предположил я.

— Жена Рубенса умерла в 30 лет, а дочь в 12, — не обращая внимания на мои замечания, продолжал Евгений.

— Писатель Гаршин, с которого Репин писал царевича, которого убивает Иван Грозный, выбросился из окна вскоре после завершения картины. Две жены Пикассо тоже позировали ему и покончили с собой.

— Они что, сговорились?

— И внук у него тоже умер, — с каким-то упоением добавлял масла в огонь Евгений, неистово работая карандашом. — Герцогиня Альба, она же «Маха обнаженная» Гойи, тоже скоропостижно скончалась!

Признаться, мне стало не по себе.

— Прошу меня простить, Евгений, но я, пожалуй, пойду...

— Мы же договорились… — Евгений вышел из-за полотна с растопыренными в изумлении руками. — Давай так. Я не буду с тебя этот образ писать до конца. То есть сделаю только наброски! А от этого ничего не будет… Сегодня и завтра поработаем еще. Идет?

— Идет, — уныло ответил я. И, словно заключенный, досидел до конца срока, принципиально не взяв денег с Евгения.

Справка «КП»

Среди известных людей в свое время подрабатывали натурщиками Шон Коннери, Константин Кинчев, Мадонна, Мария Арбатова, Ольга Кабо, Алиса Гребенщикова и др.

P.S.

Поработав некоторое время демонстратором поз, я сделал такие неутешительные выводы:
Профессия натурщика только на первый взгляд кажется простой и легкой. Это дело требует большого физического напряжения.

Только человек, по-настоящему любящий искусство, сможет задержаться в ней.

Отношение художников к своим моделям очень уважительное.

Труд натурщика оплачивается непростительно скудно. Натурщики! Все за мной на площадь! Даешь повышение заработной платы!

  • avatar
  • .
  • -4

1 комментарий

avatar
Стоять несколько часов в одной позе? Никогда бы не выдержал.
Сидеть несколько часов в одной позе? Ну не знаю. Но нет. Даже, если бы телек с каким-нибудь интересным фильмом поставили — все-равно, не выдержал бы. Даже один раз! А надо, то, каждый день, и каждый месяц, и каждый год! Убился бы АПСТЕНУ!
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.