Танк Т-34 напал на вермахт, как монстр

Реакцией германских войск был ужас, когда в июле 1941 года советские танки легко прорывали их линии обороны. Новый средний танк Т-34, только что поступивший в войска, внушал наибольшие опасения.
Номер 1

Вера — это мощное оружие, прежде всего если речь идет о собственном превосходстве. Но ощущается это, однако, лишь тогда, когда вера колеблется. Именно это произошло 8 июля 1941 года в северной части Белоруссии, вблизи Днепра.


В этот день колонна танков Panzer III передовой немецкой 17-й танковой дивизии обнаружила советский танк с незнакомым силуэтом. Как обычно, немецкие канониры открыли огонь, чтобы вывести противника из игры. Однако с ужасом им пришлось констатировать, что снаряды, выпущенные прямой наводкой из их 37-милиметровых пушек, просто отскакивали от советского танка.

Номер 2

Похожая ситуация сложилась у группы противотанковых артиллерийских установок, которые из своих противотанковых пушек РаК 36 того же калибра раз за разом попадали в цель, но не наблюдали результата. Вместо этого советская боевая машина на широких траках подходила все ближе, перекатывалась через немецкое орудие и прорывала оборонительную линию 17-й танковой дивизии. Лишь 15 километрами западнее ее удалось подбить, из старой 100-миллиметровой полевой пушки времен Первой мировой войны.

Абсолютно то же примерно в то же время переживало противотанковое подразделение 42, приписанное к 7-й танковой дивизии. Одна из его батарей была атакована «танком совершенно незнакомого типа». Солдаты реагировали, как и в сотнях других случаев: стреляли в противника — однако поначалу безуспешно: «Мы сразу открыли огонь, но броня пробивалась лишь с расстояния 100 метров. С 200 метров бронебойные снаряды просто застревали в броне».

Другой командир взвода выбрал в своем сообщении образное сравнение: «Стреляет полдюжины РаК 36. Это похоже на барабанную дробь. Но враг столь же уверенно, как доисторический монстр, движется дальше».

Иногда немецкие 37-милиметровые снаряды не добивались успеха с дистанции в 40, даже в 20 метров. Напротив, советские снаряды поражали противника, как описывал это офицер противотанкового подразделения 4, относящегося к 14-й танковой дивизии: «Наши танки снова и снова поражались прямыми попаданиями. Башни танков Panzer III и IV просто сбивались выстрелами».

Это имело свои последствия: «Прежний наступательный дух испаряется, — докладывал офицер, — вместо него распространяется чувство незащищенности, поскольку экипажи знают, что вражеские танки могут подбить их с дальней дистанции».

Новый противник, «доисторический монстр», имел обозначение Т-34/ 76. Летом 1941 года Красная Армия располагала примерно тысячей экземпляров. В это время речь шла о лучшем танке в мире.

Дело было, прежде всего, в различных преимуществах, сочетающихся в танке: широкие траки из стали позволяли ему перемещаться даже по топкой местности. Скошенные стенки корпуса отклоняли снаряды противника. Ходовая часть, в основу которой лег проект американца Джона Уолтера Кристи (John Walter Christie) от 1928 года, была простой, но надежной. Сравнительно легкий дизельный двигатель представлял собой идеальную комбинацию мощности и крутящего момента и заметно превосходил все остальные танковые моторы 1941 года.

Номер 3

Короткая 76-милиметровая пушка первого Т-34 1940-го года выпуска и на 80 сантиметров более длинное орудие того же калибра модели 1941 года превосходили все использовавшиеся к тому времени немецкие танковые пушки. Советская боевая машина тем самым уже к началу «Плана Барбаросса» была мобильней, лучше вооруженной и с большей огневой мощью, чем все его немецкие визави.

Поскольку к тому же Красная Армия располагала вдвое большим количеством танков (Т-34), чем их было у Восточной группировки германских войск (а речь идет о лучшем к тому времени немецком танке Panzer IV с короткой 75-милиметровой пушкой), битвы в Белоруссии и на Украине однозначно должны были увенчаться победой советских войск.

Но произошло противоположное. Почему? Начальник генерального штаба Франц Гальдер (Franz Halder) после 1945 года объяснял это так: «Квалификация советских водителей была недостаточной». Танки Т-34 избегали езды по впадинам или вдоль склонов, как это часто делали водители немецких танков; вместо этого «они искали пути вдоль холмов, на которые легче было въехать». Но на холмах они являли собой более легкие цели, и с ними было легче сражаться, как полевыми пушками, так и перестроенными под наземную стрельбу зенитками калибра 88 милиметров, знаменитыми «восемь-восемь».

Уже в июле 1941 года немецкие противотанковые отряды поняли, что им следует перегруппировываться и по возможности держать наготове несколько «восемь-восемь», чтобы с дальних дистанций поражать появляющиеся Т-34. Поскольку их силуэт существенно отличался от профиля других советских танков, например, от мощных, но медленных КВ-1 или более легких Т-26, Т-28 и БТ, тактикой немецких танков стало встречать Т-34 на дальних дистанциях огнем мощных противотанковых орудий.

«Немецкие войска по большей части могли обстреливать русские танки и наносить им урон лишь с дальней дистанции», — вспоминал Гальдер. Это внушало неуверенность экипажам Т-34, и техническое преимущество нивелировалось психологическими факторами.

Тем не менее: шок от Т-34 укрепился глубоко. Правда, различные французские и британские танки на западном направлении в 1940 году в чисто техническом плане были равноценны немецким типам III и IV, если не превосходили их. Однако советский танк легко затмевал их, обладая к тому же большим потенциалом для оптимизации.

Номер 4

Возможно, поэтому офицеры танковой группы 2 напрямую требовали от своего командующего Гейнца Гудериана (Heinz Guderian) «просто делать танки по образцу Т-34». Но до этого дело не дошло, хотя летом 1941 года несколько десятков более или менее поврежденных и даже несколько практически целых Т-34 попали в распоряжение вермахта.

Вместо этого был модернизирован уже спроектированный тяжелый танк типа VI «Тигр», а также добавился модернизированный танк типа V «Пантера». Но их, вместе взятых, до 1945 года было произведено всего около 7500 машин, в отличие от почти 50 тысяч экземпляров Т-34.

Йоханн Альтхаус (Johann Althaus)

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.