Террористы терпят поражение в Санкт-Петербурге

Номер 1

"В понедельник 3 апреля у меня была возможность близко познакомиться с этой легендарной русской невозмутимостью", пишет колумнист Der Spiegel, оказавшийся в Петербурге в день, когда произошел теракт в метрополитене.

С группой студентов из Высшей школы прикладных наук Гамбурга я прилетел в Петербург. Там в рамках партнерства города с Гамбургом каждый год проходит Немецкая неделя, включающая проведение различных мероприятий. Наша группа должна была вместе с партнером, Университетом Петербурга, организовать политическую дискуссию. Из аэропорта мы поехали в город на рейсовом автобусе и затем должны были пересесть на метро. Вы, конечно, понимаете, что должно было произойти.

Русская студентка, которая должна была сопровождать нас до отеля, во время поездки на автобусе начала преспокойно звонить, а затем сосредоточенно писать на своем смартфоне. Проход в метро закрыт, объявила она нам внешне совершенно спокойно. Это было необычно, но никаких проблем. Она вместо этого заказала такси.

Получает ли террор выгоду от цифровых СМИ?

Студентка, которой был 21 год, отлично знала, почему поезда метро не ходили. Примерно за полчаса до того, как мы должны были войти в метро, на одном из поездов этой линии произошел взрыв, убивший 14 и ранивший более 50 человек. Среди погибших были и дети.

Она посоветовалась по телефону со своим профессором, и было решено, не беспокоя нас, вывезти нашу группу из непосредственного района теракта, сообщила нам студентка спустя пару дней.

Когда вся группа уезжала в такси все дальше от места теракта, вдруг все узнали, что произошло — новости пришли из Германии. То, как к нам поступила информация о теракте, произошедшем в нескольких километрах от нас, многое говорит об отношении между террором, глобализацией и цифровыми средствами коммуникации.

Всем присутствующим поступили звонки, новости или срочные сообщения, некоторые из присутствующих побледнели. Сообщение о теракте в считанные минуты поступило из России в Германию и оттуда снова в Россию.

Номер 2

Никакого страха

Международный терроризм получает, на первый взгляд, большую выгоду от того, что каждая террористическая атака в современном большом городе мгновенно становиться достоянием общественности во всем мире. Будь то в Париже, Орландо, Брюсселе, Ницце, на берлинской площади Брайтшайдплац, в Лондоне, в пятницу в Стокгольме или перед этим в Петербурге — общество в промышленно развитых странах неизбежно быстро узнает о кровавых преступлениях. Сегодня террористы достигают своей цели гораздо легче, чем десять или двадцать лет назад, эта цель — внимание.

Что касается их второй — и вероятно важнейшей — цели, то события в Петербурге показывают, что они, по моему мнению, добились гораздо меньшего успеха: этой целью является посеять страх.

Население Петербурга произвело на нас даже в день самого теракта такое же впечатление невозмутимости, как невозмутимость студентки. В последующие дни мы видели, как люди осматривали произведения искусства, смеялись, праздновали, обсуждали, работали и гуляли. Мы вели с нашими русскими партнерами, принимавшими нас, разговоры о глобальной политике, журналистике, СМИ, образовании и совершенно будничных вещах.

Конечно, теракт не был забыт, но он не был главным в будничных заботах или мыслях людей.

Нападения на глобальный стиль жизни

"Мы, русские, привычны к несчастьям", — сказала нам одна знакомая. доцент журналистики либеральных взглядов. Конечно, в городе был траур по погибшим. И тот факт, что вся сеть метро Петербурга оставалась в этот день закрытой, причинил неудобство многим людям. Люди были слишком заняты своими житейскими проблемами, чтобы такой теракт вызвалу них панику.

У меня создалось впечатление, что такое отношение нельзя объяснить только легендарным русским равнодушием: оно повсюду. Для Лондона, Берлина и всех остальных городов, где в результате терактов погибли люди, важно одно и то же: жители городов, где произошли теракты, скорбят о жертвах и чувствуют свою связь с жертвами терактов в других городах. В конце концов, это общий глобальный стиль жизни, на который покушаются преступники. Люди не поддаются запугиваниям и не теряют голову. Они отказывается бояться. Я думаю, что их сопротивление будет усиливаться, а не ослабевать с каждым новым терактом.

Это, по моему мнению, инстинктивное действие. И это, видимо, наилучший способ борьбы с террором — не дать себя терроризировать. Потому что в этом случае террористы терпят поражение.

Eine Kolumne
Der Spiegel (Германия)
оригинал spiegel.de/

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.