Разворот великой державы: США смещают приоритеты в сторону войны с Китаем и Россией

Моряки направляют истребитель F/A-18C Hornet на взлетную полосу авианосца «Гарри Трумэн»

Проект военного бюджета на 2017 год, предложенный президентом Бараком Обамой, переориентирует Пентагон на конфликт великих держав — или, иначе говоря, на Россию и Китай. Обе эти страны становятся более агрессивными на своих рубежах, и это означает, что несмотря на то, что в определенных областях США продолжают сотрудничать с этими странами, Вашингтон должен быть готов к соперничеству с Москвой и Пекином в течение следующих двадцати пяти лет.

«Наиболее значительный сдвиг в будущей сфере безопасности — это возвращение в эпоху соперничества между великими державами, — заявил во время пресс-конференции, проходившей 9 февраля в Пентагоне, первый заместитель министра обороны США Боб Уорк (Bob Work). — Сегодня мы столкнулись с возрождающейся и желающей реванша Россией и растущим Китаем. Обе страны являются ядерными державами. Обе быстрыми темпами развертывают современные системы вооружений. Обе являются постоянными членами Совбеза ООН. И обе не согласны с некоторыми аспектами принципиального международного порядка, который на протяжении многих десятилетий обеспечивал стабильность и мирное стремление к успеху и процветанию».

В связи с этим администрация обращается с просьбой установить базовый бюджет военного ведомства в размере 523,9 миллиарда долларов и выделить еще 58,8 миллиарда долларов на проведение военных и специальных операций за рубежом. Общая сумма соответствует условиям Двухпартийного соглашения о бюджете, достигнутого в конгрессе США в 2015 году.

По словам Уорка, Соединенные Штаты — в соответствии с указаниями министра обороны Эштона Картера — для решения стоящих перед нами задач сосредоточат свое внимание на трех вопросах. «Во-первых, мы должны уделить первоочередное внимание укреплению наших неядерных средств устрашения, направленных против наиболее оснащенных потенциальных противников. При этом он не предполагает, что мы будем состязаться с противником в вопросах сил и средств, пытаясь достичь численного превосходства или добиться симметричности, — прокомментировал Уокер. — Вместо этого он сказал, что мы должны нейтрализовать возможности противника с помощью новых технических, оперативных и организационных средств с тем, чтобы добиться длительного превосходства и укрепить силы и средства сдерживания и устрашения»

Кроме того, Пентагон сосредоточит свое внимание не столько на численности своих вооруженных сил, сколько на их качестве и боеспособности.

«Во-вторых, в отношении наших вооруженных сил, министр [обороны] попросил нас еще больше сосредоточиться не столько на количестве, сколько на форме. Он просил нас обеспечить оптимальный баланс боеспособности, модернизации и боеготовности в рамках существующего бюджета — попытаться добиться этого баланса. Что же касается боеготовности, он рассчитывает, что мы сосредоточим внимание на восстановлении боеготовности для проведения различных операций».

Одним из примеров, который привел Уорк, была программа создания корабля береговой обороны для ВМС США (LCS):

«Проект LCS является прекрасным примером того, что имел в виду министр [обороны], говоря о необходимости сосредоточиться не на количестве, а на форме. Для ВМС США требуется боевое соединение численностью 308 кораблей. В числе этих 308 кораблей им нужно 88 больших надводных кораблей наподобие ракетных крейсеров типа “Тикондеога” (Ticonderoga) или эскадренных миноносцев с управляемым ракетным оружием типа “Арли Берк” (Arleigh Burke). Так же была заявка на приобретение 52 кораблей береговой обороны из числа 140 надводных кораблей.

Если взглянуть на прошлогодний план, военный флот намеревался построить 321 корабль, но затем сократил это число. И мы задали себе вопрос — чего мы не можем купить, если сократили цифру с 321 до 308? Мы не можем купить многие боевые средства. Поэтому это было слишком — нет, я никоим образом не считаю, что виноват проект LCS. Если бы нам этот корабль не нравился, мы бы остановили его закупку. Но те 12 кораблей позволили бы нам сократить план с 321 до 309. И это дало нам возможность направить больше денег на закупку торпед, больше денег на патрульные противолодочные самолеты Boeing P-8, больше денег на современное снаряжение и боеприпасы, на средства тактической авиации».

Но боеготовность, подготовка и самые современные вооружения — это еще не все. Соединенным Штатам надо будет вкладывать огромные средства на сохранение своего технического преимущества в будущем.

«В-третьих, [Картер] попросил, чтобы мы стремились разрабатывать кардинально новые, прорывные технологии и делали ставку на более компактные, малозаметные технические средства, которые позволяют использовать наши преимущества и недостатки противника», — сказал Уокер.

Новый бюджет окажет непосредственное влияние на наши вооруженные силы. «Для армии он станет поддержкой продолжающегося перехода назад к высокопрофессиональным боевым подразделениям и средствам проведения различных боевых операций, — заявил заместитель председателя Объединенного комитета начальников штабов генерал ВВС США Пол Селва (Paul Selva). — Он позволит повысить поражающую способность ВМС за счет модернизации надводного флота, тактической авиации и капиталовложений в создание новейших подводных лодок. Он позволит Корпусу морской пехоты США сохранить свою исключительную роль в качестве самого боеспособного в стране вида экспедиционных сил быстрого реагирования. Для ВВС этот бюджет позволит направлять средства на создание высокотехнологичных средств авиации для тех областей, в которых мы рассчитываем задействовать наши ВВС, и при этом предпринимать усилия по повышению боеготовности за счет обучения и подготовке к ведению боя на высоком профессиональном уровне».

Правда, при том, что Двухпартийное соглашение по бюджету обеспечивает крайне необходимую стабильность оборонного бюджета после длительного беспокойного периода, все-таки придется пойти на некоторые жертвы. Основной проблемой стало выделение средств на модернизацию, однако в вопросе сокращения затрат Пентагон постарался действовать разумно. «Мы начали рассматривать вопрос о средствах на модернизацию, объемы которых обычно больше всего подвержены изменениям. И здесь нам пришлось пойти на определенный риск — так что вы увидите, например, мы уменьшили количество вертолетов Black Hawk на 24 единицы, количество единых ударных истребителей для ВВС уменьшили на 5 единиц, сократили количество конвертопланов V-22. Предполагаемые расходы на закупку средств авиации сократили в общей сложности на 4 миллиарда, сократили средства на создание кораблей, — сказал главный финансовый ревизор Пентагона Майк Маккорд (Mike McChord). — И, знаете ли, все это, возможно, совсем не то, что нам нравится делать, разумеется, но поскольку мы говорили о защите статьи расходов на восстановление боеготовности, о том, что люди — это наше основное богатство, и при том, что, вообще-то, нецелесообразно пытаться быстро изменить структуру вооруженных сил руководствуясь очень краткосрочным бюджетным эффектом, который продлится два года, нам пришлось принять такое решение».

Реакция республиканского большинства была прохладной. «Я разочарован тем, что эта бюджетная заявка не соответствует бюджетному соглашению, достигнутому всего лишь осенью прошлого года. В прошлом году конгресс принял двухпартийный закон о бюджете, который устанавливает минимальный уровень финансирования нашей обороны, — заявил представитель штата Техас республиканец Мэк Торнберри (Mac Thornberry), председатель комитета палаты представителей Конгресса США по делам вооруженных сил. — Я надеялся, что такое соглашение обеспечит определенную стабильность бюджета и будет способствовать реформированию наших вооруженных сил. К сожалению, эта администрация продолжает играть в бюджетные игры с безопасностью нашей страны и сокращает оставшееся к ней доверие».

По словам республиканца от штата Виргиния Рэнди Форбса (Randy Forbes), председателя подкомитета, занимающегося вопросами развития ВМС и Корпуса морской пехоты в комитете по делам вооруженных сил палаты представителей конгресса, он рад повышению расходов на новейшие средства обороны. «Хотя я обычно рад, когда на некоторые виды современных вооружений выделяется больше средств, в пользу чего я выступал на протяжении нескольких лет, меня беспокоят сокращения средств за счет структуры вооруженных сил, в том числе сокращение на закупку военных кораблей и сокращение личного состава на сумму 7 миллиардов долларов, — заявил Форбс. — Президент Обама вынудил наши вооруженные силы выбирать между военным потенциалом и боеспособностью, но бесспорно то, что нашим вооруженным силам необходимо и то, и другое. И теперь уже конгресс должен исправить эти ошибки и обеспечить более прочную базу для нашей национальной безопасности».

Конгрессмены из числа демократов — как можно было догадаться — отнеслись к сокращению бюджета более благосклонно. «Я хотел бы полностью разобраться в предложенном президентом проекте бюджета прежде, чем принимать какие-либо решения по вопросу общих объемов финансирования или индивидуальных программ. И я предлагаю провести дебаты по необходимому финансированию министерства обороны на 2017 финансовый год — с тем, чтобы наши вооруженные силы получили необходимые им средства, — заявил высокопоставленный член комитета по делам вооруженных сил палаты представителей конгресса республиканец Адам Смит (Adam Smith). — И далее, я надеюсь, что мои коллеги из обеих партий объединятся и поддержат наших военнослужащих и членов их семей, укрепляя тем самым американскую дипломатию и развитие, в рамках всестороннего подхода к вопросу национальной безопасности».

 

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar)

 

 

 

Официальный конец эпохи американского гегемонизма. НАСТУПИЛ.

И озвучен он не кем-то там, а самими американцами. И не кем-то там, а Пентагоном, которому надо не шашечки, а везти...
И это — результат терпения и торможения ВВП с одной стороны, что не позволяет миру скатываться в прямое противостояние силовое, и его же и всей нашей страны огромной работы над возрождением армии и ВПК — с другой.
Итак, гегемония США завершена.
Сама Америка принимает новую стратегию исходя из наличия в мире Трех Великих Держав — США, России, Китая. Это принципиальная и концептуальная констатация ФАКТА. И очень хорошо, что США пришли к ней ДО того, как началась 3 мировая. А теперь, глядишь, и не начнется)))
Все что они там пишут — вторично. Главное — сама констатация.
Еще год назад мы были региональной супердержавой))), затем стали угрозой США наряду с лихорадкой Эбола и ИГИЛ. А теперь — великая держава (замечу, КНР обозначен как растущий))) то есть мы уже выросли)))
Ну что… поздравляю всех нас.
Это, к слову, огромная ответственность. Быть гражданином Великой Державы… И при том самой малочисленной в плане населения.
146 млн граждан России нагибают и 322 млн американцев, и 1 млрд 300 млн китайцев.
Получается один русский стоит двух-трех амеров и примерно десятка китайцев))) к слову, воплне таки логично...

  • avatar
  • .
  • +57

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.