Муравейник

Есть такие человеческие муравейники на флоте – авианесущие крейсеры называются.

Давайте встанем рядом и ощутим все великолепие этой громады. Ощутили?

Посмотрите вверх, умилитесь отточенности форм, торжеству народного зодчества и всеобщей колоссальности сотворённого.

Рот открыли от восторга? Закройте. Сверху могут запросто плюнуть.

Давайте разрежем его вдоль… Нет, лучше не будем, нас могут побить.

Давайте представим его разрезанным, что мы видим? Ходы. Тысячи ходов, выходящих ниоткуда и уходящих в никуда. По ним озабочено бегают люди-муравьишки, что-то друг другу докладывающие, приказывающие и посылающие нафиг…

Если вас по недоразумению пропустили внутрь, запомните – передвигаться в лабиринтах можно только в сопровождении опытного следопыта или вооружившись мелком, которым вы будете отмечать свой путь. Но имейте в виду, что мелок сотрут на первой же приборке, и вы заполучите неплохой шанец остаться в этих немыслимых лабиринтах навсегда… и одичать.

Когда я приблизился к нему первый раз, он ещё назывался «Баку».

Я стоял на палубе подходящего к этой громаде катера и восхищался…

Предстояла рутинная работа – обеспечение точного местоопределения при выполнении учений.

Аппаратура была установлена, матросы размещены, потянулись часы ожидания.

Меня поселили в каюту к командиру ЭНГ.[37] Гостеприимный каплей проводил до койко-места, показал, где устраиваться и напоследок предостерёг:

– Не выходи никуда, заблудишься, перед обедом я за тобой зайду, если что – звони, вот телефон.

Для начала по старой флотской традиции я поспал часик. Потом подумал, и поспал ещё полчасика. Проснулся я внезапно. От банального желания пописать.

Высунулся в коридор, обозрел прилегающее пространство. Ничего похожего на гальюн не было.

Помня о наставлениях, позвонил каплею.

«Нет его, вышел куда-то».

Зашибись. Ладно, делать нефиг, не пацан какой, сам найду.

Вышел я, и довольно смело пошёл вправо. Думаю: главное, повороты считать.

Останавливаю матроса:

– Где тут гальюн?
– А это прямо, второй коридор налево, ещё через коридор справа будет трап вверх, там спросите.
– А на этой палубе что, нет? – изумляюсь я.
– Есть, но… объяснить тяжело… заблудитесь.
– Ладно… давай ещё раз…

Топаю куда-то, где–то поворачиваю… никаких трапов вверх… А хочется уже нестерпимо! Вокруг люди военные бегают озабочено. Останавливаю ещё одного:

– Где гальюн?!

Матросик смущённо пожимает плечами:

– Я тут всего полгода… Вот возле нашего кубрика знаю…

Бегу дальше…

– Где…?
– Направо… налево… вниз…

Мля, думаю, вот развернусь фронтом к стенке и обоссу тут все! Путешественник хренов! Сидел бы сейчас в тёплой каюте, названивал потихоньку…

– Где…?!!!
– Это вам в другую сторону…

А-а-а! Не могу! Ща лопну!!! Взорвусь тут эдакой бомбой, обрызгаю им все!

В ошалевшей голове бьётся: – «Ну кто так строит?!»

Через некоторое время со мной уже начали здороваться.

– Здравия желаю…!

Мне? Вот ведь примелькался. Бегаю тут уже полчаса. Совсем свой стал. Узнавать начали.

– Товарищ старший лейтенант, разрешите обратиться, матрос Худайбердыев! Где каюта ….мнадцать?

Машу рукой: «Прямо… налево… – разворачиваюсь бегу, на ходу бурчу, – направо… там автобусная остановка… у бабушек спросите…»

Уже ничего не хочется, хочется обратно в каюту… но как её теперь найти?

Озарение: может, у них тут вообще гальюнов нет, а все их ответы – заговор молчания? Брежу.

Вроде, пробегал здесь уже, знакомые шероховатости на стене…

Интересно, а меня найдут когда-нибудь?…

– Товарищ старший лейтенант, а где найти мичмана Кренделева?
– Гальюн!!!
– Что гальюн?
– Гальюн где?!
– А-а-а… прямо… направо… вверх…
– Зачем вы мне врёте?!!! Нет там никакого вверх!…Вперёд! Ведите меня!
– Ну, тащ старший лейтенант… мне надо…
– Вперёд, мамувашу!

Куда–то идём, где-то поворачиваем. Матрос встаёт и задумчиво озирается.

– Ага! – ору восторженно, – нету здесь ни хрена! Ну, где, где, покажите! – поворачиваюсь кругом, – здесь нет! И здесь нет! Его вообще нигде нет!

Пока я возмущался, матрос смылся. Сука. Найду – убью.

Бреду в никуда…

– Тащ старший лейтенант! Разрешите доложить! Ваше задание выполнено! Приборка в гальюне произведена!

Смотрю недоверчиво. Боюсь спугнуть призрачную надежду. Хриплю, пучеглазя:

– Гальюн… ведите…

Он все–таки был. И совсем недалеко. Милый… как я скучал по тебе…

Я долго не кончался… какой же это оргазм, ребята…

Вальяжно выхожу в коридор. Люблю всех. Останавливаю матроса.

– Любезный, где тут каюта номер ….цать?
– Это вам надо направо… налево….

Начинается…

---

В. Усатов

  • avatar
  • .
  • +28

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.