Дивизионный самоходный зенитный ракетный комплекс "Куб".

Разработку самоходного ЗРК "Куб" (2К12), который предназначался для защиты войск (главным образом – танковых дивизий) от средств воздушного нападения, летящих на малых и средних высотах, задали Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от 18.07.1958.
Комплекс "Куб" должен был обеспечивать поражение воздушных целей, которые летят на высотах от 100 м до 5тыс. м со скоростями от 420 до 600 м/с, на дальностях до 20000 м. При этом вероятность поражения цели одной ракетой должна составлять не менее 0,7.


Головной разработчик комплекса — ОКБ-15 ГКАТ (Государственный комитета по авиатехнике). Ранее данное ОКБ являлось филиалом основного разработчика самолетных радиолокационных станций — НИИ-17 ГКАТ, находящийся в подмосковном Жуковском около Летно-испытательного института. Вскоре ОКБ-15 было передано в ГКРЭ. Его наименование несколько раз меняли и, в итоге, преобразовали в НИИП МРТП (Научно-исследовательский институт приборостроения Министерства радиотехнической промышленности).

Главным конструктором комплекса был назначен начальник ОКБ-15 Тихомиров В.В., в прошлом — создатель первой отечественной самолетной радиолокационных станций "Гнейс-2" и некоторых других станций. Кроме того ОКБ-15 создавало самоходную установку разведки и наведения (под руководством главного конструктора установки – Растова А.А.) и полуактивную радиолокационную головки самонаведения ракеты (под руководством – Вехова Ю.Н., с 1960 года – Акопяна И.Г.).

Самоходная пусковая установка разрабатывалась под руководством главного конструктора Яскина А.И. в СКБ-203 Свердловского СНХ, ранее занимавшееся разработкой для технических подразделений ракетных частей технологического оборудования. Затем СКБ было преобразовано в ГосКБ компрессорного машиностроения МАП (сегодня НПП "Старт").

Созданием гусеничных шасси для боевых средств ЗРК занималось конструкторское бюро Мытищинского машиностроительного завода Московского областного СНХ. Позднее получило наименование ОКБ-40 Министерства транспортного машиностроения. Сегодня – Конструкторское бюро, входящее в производственное объединение "Метровагонмаш". Главный конструктор шасси Астров Н.А., еще до ВОВ разработал легкий танк, а потом проектировал, главным образом, самоходные артиллерийские установки и бронетранспортеры.

Разработку зенитной управляемой ракеты для ЗРК «Куб» поручили конструкторскому бюро завода №134 ГКАТ, которое первоначально специализировалось на создании авиационного бомбового и стрелкового вооружения. К моменту получения данного задания конструкторский коллектив уже успел накопить определенный опыт во время разработки ракеты К-7 класса "воздух-воздух". Впоследствии эта организация была преобразована в ГосМКБ "Вымпел" МАП. Разработку ракеты комплекса "Куб" начали под руководством Торопова И.И.


Планировалось, что работы по комплексу обеспечат выход зенитного ракетного комплекса "Куб" во II квартале 1961 года на совместные испытания. По разным причинам работы затянулись и завершились с пятилетним опозданием, отстав, таким образом, на два года от работ по ЗРК "Круг", «стартовавших» практически одновременно. Свидетельством драматичности истории создания ЗРК "Куб" стало отстранение в самый напряженный момент от должностей главного конструктора комплекса в целом и главного конструктора ракеты, входящей в его состав.

Основными причинами трудностей создания комплекса являлись новизна и сложность принятых в разработку тех. решений.

Для боевых средств зенитного ракетного комплекса "Куб", в отличие от ЗРК "Круг", использовали более легкие гусеничные шасси, аналогичные примененным для зенитных САУ "Шилка". При этом радиотехнические средства устанавливались на одном "самоходе А", а не на двух шасси, как в комплексе "Круг". Самоходная пусковая установка "самоход Б" — несла три ракеты, а не две как в комплексе "Круг".

При создании ракеты для зенитного комплекса также решались очень сложные задачи. Для работы сверхзвукового прямоточного двигателя использовалось не жидкое, а твердое топливо. Это исключало возможность регулировки расхода топлива в соответствии с высотой и скоростью полета ракеты. Также ракета не имела отделяемых ускорителей – заряд стартового двигателя был размещен в камере дожигания прямоточного двигателя. Кроме того впервые для зенитной ракеты подвижного комплекса аппаратуру командного радиоуправления заменили полуактивной доплеровской радиолокационной головкой самонаведения.

Все эти сложности сказались уже в начале летных испытаний ракет. На Донгузский полигон в конце 1959 г. поставили первую пусковую установку, что дало возможность приступить к бросковым испытаниям зенитной управляемой ракеты. Однако до июля следующего года не удалось провести успешных пусков ракет с работающей маршевой ступенью. При этом на стендовых испытаниях было выявлено три прогара камеры. Для анализа причин неудач привлекли одну из головных научных организаций ГКАТ – НИИ-2. НИИ-2 рекомендовал отказаться от крупногабаритного оперения, которое сбрасывалось после прохождения стартового участка полета.

Во время стендовых испытаний натурной головки самонаведения была выявлена недостаточная мощность привода ГМН. Также, определилось некачественное исполнение обтекателя головки, которое вызывало значительные искажения сигнала, с последующим появлением синхронных помех, приводящих к неустойчивости контура стабилизации. Эти недостатки были общими для многих советских ракет с радиолокационными ГСН первого поколения. Конструкторы решили перейти на ситаловый обтекатель. Однако, кроме таких относительно "тонких" явлений, во время испытаний столкнулись с разрушением в полете обтекателя. Разрушение вызывали аэроупругие колебания конструкции.

Другим существенным недостатком, который был выявлен на ранней стадии испытаний зенитной управляемой ракеты, стала неудачная конструкция воздухозаборников. На поворотные крылья неблагоприятно воздействовала система скачков уплотнения от передней кромки воздухозаборников. При этом создавались большие аэродинамические моменты, которые рулевые машинки преодолеть не могли – рули попросту заклинивались в крайнем положении. Во время испытаний в аэродинамических трубах полномасштабных моделей было найдено подходящее конструктивное решение – удлинили воздухозаборник, сдвинув на 200 миллиметров вперед передние кромки диффузора.

Самоходная пусковая установка 2П25 ЗРК 2К12 "Куб-М3" с зенитными ракетами 3М9М3 © Bundesgerhard, 2002

В начале 1960-х гг. кроме основного варианта боевых машин ЗРК на гусеничных шасси конструкторского бюро Мытищинского завода прорабатывали и другие самоходы – корпусное четырехосное колесное плавающее шасси "560" разработанное той же организацией и применявшееся для ЗРК "Круг" шасси семейства СУ-100П.

Испытания в 1961 году также имели неудовлетворительные результаты. Надежной работы ГСН добиться не удалось, пуски по опорной траектории проведены не были, отсутствовала достоверная информация по величине расхода топлива в секунду. Также не была разработана технология надежного нанесения теплозащитных покрытий на внутреннюю поверхность корпуса камеры дожигания выполненной из титанового сплава. Камера была подвержена эрозионному воздействию содержащих окислы магния и алюминия продуктов сгорания газогенератора маршевого двигателя. Титан в дальнейшем был заменен сталью.

После этого последовали "оргвыводы". Торопова И.И. в августе 1961 года сменил Ляпин А.Л., место Тихомирова В.В. трижды лауреата Сталинской премии в январе 1962 года занял Фигуровский Ю.Н. Однако время труду конструкторов, которые определили тех. облик комплекса, дало справедливую оценку. Советские газеты спустя десять лет с восторгом перепечатывали часть статьи из "Пари Матч", которая характеризовала эффективность ракеты спроектированной Тороповым словами "Сирийцы когда-нибудь изобретателю этих ракет поставят памятник...". Сегодня бывшее ОКБ-15 носит имя Тихомирова В.В.

Разгон зачинателей разработки к ускорению работ не привел. Из 83 запущенных к началу 1963 года ракет лишь 11 оснащались головкой самонаведения. При этом удачей завершилось только 3 пуска. Испытывались ракеты только с экспериментальными головками – поставку штатных еще не начали. Надежность головки самонаведения была такова, что после 13 неудачных запусков с отказами ГСН в сентябре 1963 года летные испытания пришлось прервать. Небыли доведены до конца и испытания маршевого двигателя зенитной управляемой ракеты.

Пуски ракет в 1964 году проводились в более или менее штатном исполнении, однако наземные средства зенитного ракетного комплекса еще не были укомплектованы аппаратурой связи и увязки взаимного местоположения. Первый успешный запуск ракеты, укомплектованной боевой частью, провели в середине апреля. Удалось сбить мишень – летящий на средней высоте Ил-28. Дальнейшие пуски были, в основном, удачными, а точность наведения просто восхищала участников данных испытаний.

На Донгузском полигоне (начальник Финогенов М.И.) в период с января 1965 по июнь 1966 года под руководством комиссии, возглавляемой Карандеевым Н.А., провели совместные испытания ЗРК. Комплекс на вооружение войск Противовоздушной обороны Сухопутных войск был принят постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 23.01.1967.

Основными боевыми средствами ЗРК «Куб» были СУРН 1С91 (самоходная установка разведки и наведения) и СПУ 2П25 (самоходная пусковая установка) с ракетами 3М9.

В состав СУРН 1С91 входили две РЛС – радиолокационная станция обнаружения воздушных целей и целеуказания (1С11) и радиолокационная станция сопровождения цели и подсвета 1С31, и средства, обеспечивающие опознание целей, топографическую привязку, взаимное ориентирование, навигацию, телевизионно-оптический визир, радиотелекодовую связь с пусковыми установками, автономный источник электропитания (газотурбинный электрогенератор), системы горизонтирования и подъема антенны. Оборудование СУРН устанавливалось на шасси ГМ-568.


Антенны радиолокационной станции располагались в два яруса – наверху размещалась антенна станции 1С31, снизу — 1С11. Вращение по азимуту независящее. Для уменьшения высоты самоходной установки на марше основание антенных устройств цилиндрической формы убиралось внутрь корпуса машины, а антенное устройство радиолокационной станции 1С31 разворачивали вниз, и располагали позади антенны РЛС 1С11.

Исходя из стремления обеспечить необходимую дальность при ограниченном энергоснабжении и учитывая габаритно-массовые ограничения по антеннам постам для 1С11 и режима сопровождения цели в 1С31 была принята схема когерентно-импульсной радиолокационной станции. Однако, при подсвете цели для устойчивой работы головки самонаведения при полете на малой высоте в условиях мощных отражений от подстилающей поверхности реализовали режим непрерывного излучения.

Станция 1С11 – когерентно-импульсная радиолокационная станция кругового обзора (скорость — 15 оборотов в минуту) сантиметрового диапазона имеющая два независимых работающих на разнесенных несущих частотах волноводных приемо-передающих канала, излучатели которых устанавливались в фокальной плоскости единого антенного зеркала. Обнаружение и опознание цели, целеуказание станции сопровождения и подсвета происходило, если цель находилась на дальностях 3–70 км и на высотах 30-7000 метров. При этом импульсная мощность излучения в каждом канале составляла 600 кВт, чувствительность приемников – 10-13 Вт, ширина лучей по азимуту — 1°, а суммарный сектор обзора по углу места – 20°. В станции 1С11 для обеспечения помехозащищенности предусматривались:
  — система СДЦ (селекция движущихся целей) и подавления импульсных несинхронных помех;
  — ручная регулировка усиления приемных каналов;
— перестройка частоты передатчиков;
  — модуляция частоты повторения импульсов.

В состав станции 1С31 также входило два канала с излучателями, установленных в фокальной плоскости параболического отражателя единой антенны – подсвета цели и сопровождения цели. По каналу сопровождения импульсная мощность станции составляла 270 кВт, чувствительность приемника – 10-13 Вт, ширина луча около 1 градуса. СКО (среднеквадратичная ошибка) сопровождения цели по дальности составляла около 10 м, а по угловым координатам – 0,5 д.у. Станция могла захватывать самолет "Фантом-2" на автоматическое сопровождение на дальности до 50000 м с вероятностью 0,9. Защита от отражений от земли и пассивных помех осуществлялась системой СДЦ имеющей программное изменение частоты повторения импульсов. Защита от активных помех осуществлялась использованием метода моноимпульсной пеленгации целей, перестройкой рабочей частоты и системы индикации помех. В случае если станция 1С31 подавлялась помехами, цель можно были сопровождать по угловым координатам, получаемым при помощи телевизионного оптического визира, а информация о дальности получали от радиолокационной станции 1С11. В станции были предусмотрены специальные меры, которые обеспечивали устойчивое сопровождение низколетящих целей. Передатчик подсвета цели (а также облучения головки самонаведения ракеты опорным сигналом) генерировал непрерывные колебания, а также обеспечивал надежную работу головки самонаведения ракеты.

Масса СУРН с боевым расчетом (4 человека) составляла 20300 кг.

На СПУ 2П25, базой которой служило шасси ГМ-578, были установлены лафет с электрическими силовыми следящими приводами и тремя направляющими ракет, счетно-решающий прибор, аппаратура телекодовой связи, навигации, топографической привязки, предстартового контроля зенитной управляемой ракеты, автономный газотурбинный электрогенератор. Электрическая стыковка СПУ и ракеты производилась при помощи двух разъемов ракеты, срезаемых специальными штангами в начале движения ЗУР по направляющей балке. Приводами лафета производилось предстартовое наведение ЗУР в направлении упрежденной точки встречи ракеты и цели. Привода работали по данным от СУРН, которые поступали на СПУ по радиотелекодовой линии связи.

В транспортном положении зенитные управляемые ракеты располагались по ходу самоходной ПУ хвостовой частью вперед.

Масса СПУ, трех ракет и боевого расчета (3 человека) составляла 19500 кг.

ЗУР 3М9 зенитного ракетного комплекса "Куб" по сравнению с ракетой 3М8 ЗРК "Круг" имеют более изящные очертания.

ЗУР 3М9, как и ракета комплекса "Круг", выполнена по схеме "поворотное крыло". Но, в отличие от 3М8, на зенитной управляемой ракете 3М9 для управления использовались рули, расположенные на стабилизаторах. В результате реализации такой схемы были уменьшены размеры поворотного крыла, снижена необходимая мощность рулевых машинок и использованы более легкий пневматический привод заменивший гидравлический.

Ракета оснащалась полуактивной радиолокационной ГСН 1СБ4, захватывающей цель со старта, сопровождавшей ее по доплеровской частоте в соответствии со скоростью сближения ракеты и цели, вырабатывающей управляющие сигналы для наведения зенитной управляемой ракеты на цель. Головка самонаведения обеспечивала режекцию прямого сигнала от передатчика подсвета СУРН и узкополосную фильтрацию отражаемого от цели, сигнала на фоне шумов данного передатчика, подстилающей поверхности и собственно ГСН. Для защиты головки самонаведения от преднамеренных помех также использовалась скрытая частота поиска цели и возможность самонаведения на помехи в амплитудном режиме работы.

Головка самонаведения размещалась в передней части ЗУР, при этом диаметр антенны был приблизительно равен размеру миделя управляемой ракеты. За ГСН размещалась боевая часть, за которой следовали аппаратура автопилота и двигатель.

Как уже отмечалось, в ракете был применен комбинированной двигательной установкой. В передней части ракеты располагался камера газогенератора и заряд двигателя второй (маршевой) ступени 9Д16К. Расход топлива в соответствии с условиями полета для твердотопливного газогенератора регулировать невозможно, поэтому для выбора формы заряда использовалась условная типовая траектория, которая в те годы считалась разработчиками наиболее вероятной во время боевого применения ракеты. Номинальная продолжительность работы – чуть более 20 секунд, масса топливного заряда — около 67 кг при длине 760 мм. Состав топлива ЛК-6ТМ, разработанного НИИ-862, характеризовался большим избытком горючего в соотношении с окислителем. Продукты сгорания заряда поступали в камеру дожигания, в которой остатки горючего сгорали в потоке входящего через четыре воздухозаборника воздуха. Входные устройства воздухозаборников, которые рассчитаны на сверхзвуковой полет, оснащались центральными телами, конической формы. Выходы каналов воздухозаборников в камеру дожигания на стартовом участке полета (до момента включения маршевого двигателя) закрывались стеклопластиковыми заглушками.

В камере дожигания устанавливался твердотопливный заряд стартовой ступени – шашка, имеющая бронированные торцы (длина 1700 мм, диаметром 290 мм, диаметр цилиндрического канала 54 мм), изготовленная из баллиститного топлива ВИК-2 (масса 172 кг). Поскольку газодинамические условия работы двигателя на твердом топливе на стартовом участке и прямоточного воздушно-реактивного двигателя на маршевом участке требовали разной геометрии сопла камеры дожигания, после завершения работы стартовой ступени (от 3 до 6 сек.) предусматривался отстрел внутренней части сопла со стеклопластиковой решеткой, которая удерживала стартовый заряд.

Самоходная пусковая установка 2П25

Необходимо отметить, что именно в 3М9 подобную конструкцию впервые в мире довели до серийного производства и принятия на вооружение. В дальнейшем, после специально организованного израильтянами похищения нескольких 3М9 во время войны на Ближнем Востоке, советская зенитная управляемая ракета послужила прототипом для ряда зарубежных противокорабельных и зенитных ракет.

Использование ПВРД обеспечило поддержание большой скорости 3М9 на всей траектории полета, что способствовало высокой маневренности. При проведении контрольно-серийных и учебных пусков управляемых ракет 3М9 систематически достигалось прямое попадание, что случалось довольно редко при использовании других, более крупных, зенитных ракет.

Подрыв 57-килограммовой осколочно-фугасной БЧ 3Н12 (разработка НИИ-24) осуществлялся по команде двухканального автодинного радиовзрывателя непрерывного излучения 3Э27 (разработка НИИ-571).

Ракетой обеспечивалось поражение цели, маневрирующей с перегрузкой до 8 единиц, однако при этом происходило уменьшение вероятности поражения такой цели в зависимости от разных условий до 0,2-0,55. В тоже время вероятность поражения не маневрирующей цели составляла 0,4-0,75.

Длина ракеты составляла 5800 м, диаметр 330 мм. Для перевозки собранной ЗУР в контейнере 9Я266 левые и правые консоли стабилизаторов складывались навстречу друг другу.

За разработку данного зенитного ракетного комплекса многие его создатели были удостоины высоких государственных наград. Ленинскую премию присудили Растову А.А., Гришину В.К., Акопяну И.Г., Ляпину А.Л., Государственную премию СССР – Матяшеву В.В., Валаеву Г.Н., Титову В.В. и др.

Зенитный ракетный полк, имеющий на вооружении зенитный ракетный комплекс "Куб", состоял из командного пункта, пяти зенитных батарей, технической батареи и батареи управления. Каждая ракетная батарея состояла из одной самоходной установки разведки и наведения 1С91, четырех самоходных пусковых установок 2П25 с тремя зенитными управляемыми ракетами 3М9 на каждой, двух транспортно-заряжающих машин 2Т7 (шасси ЗиЛ-157). При необходимости, могла самостоятельно выполнять боевые задачи. При централизованном управлении данные целеуказания и команды боевого управления на батареи поступали от командного пункта полка (от кабины боевого управления (КБУ) автоматизированного комплекса боевого управления "Краб" (К-1) с радиолакационной станцией обнаружения). На батарее эта информация принималась кабиной приема целеуказания (КПЦ) комплекса К-1, после чего передавалась на СУРН батареи. Техническая батарея полка состояла из транспортных машин 9Т22, контрольно-измерительных станций 2В7, контрольно-испытательных подвижных станций 2В8, технологических тележек 9Т14, ремонтных машин и другого оборудования.


В соответствии с рекомендациями государственной комиссии с 1967 г. началась первая модернизация зенитного ракетного комплекса "Куб". Проведенные доработки позволили повысить боевые возможности ЗРК:
— увеличили зону поражения;
— предусмотрели прерывистые режимы работы радиолокационной станции СУРН для защиты от воздействия противорадиолокационных ракет "Шрайк";
— повысили защищенность головки самонаведения от уводящих помех;
— улучшили показатели надежности боевых средств комплекса;
— уменьшили работное время комплекса приблизительно на 5 секунд.

В 1972 году модернизированный комплекс испытывался на Эмбенском полигоне под руководством комиссии возглавляемой начальником полигона Кириченко В.Д. В январе 1973 года ЗРК под обозначением "Куб-М1" приняли на вооружение.

С 1970 года велось создание для военно-морского флота зенитного комплекса М-22, в котором использовалась ракета семейства 3М9. Но после 1972 г. данный ракетный комплекс разрабатывался уже под ракету 9М38 комплекса "Бук", сменившего "Куб".

Следующая модернизация "Куба" проводилась в период с 1974 по 1976 год. В результате удалось еще повысить боевые возможности зенитного ракетного комплекса:
— расширили зону поражения;
— обеспечили возможность ведения огня вдогон по цели со скоростью до 300 м/с, и по неподвижной цели на высоте свыше 1 тыс. м;
— среднюю скорость полета зенитной управляемой ракеты увеличили до 700 м/с;
— обеспечили поражение самолетов, которые маневрируют с перегрузкой до 8 единиц;
— улучшили помехоустойчивость головки самонаведения;
— вероятность поражения маневрирующих целей увеличили на 10-15%;
— увеличили надежность наземных боевых средств комплекса и улучшили его эксплуатационные характеристики.

В начале 1976 г. на Эмбенском полигоне (начальник Ващенко Б.И.) проходили совместные испытания зенитного ракетного комплекса под руководством комиссии возглавляемой Купревичем О.В. К концу года ЗРК под шифром "Куб-М3" приняли на вооружение.

В последние годы на авиационно-космических выставках представляли еще одну модификацию зенитной управляемой ракеты – мишень 3М20М3, переоборудованная из боевой ЗУР. 3М20М3 имитирует воздушные цели с ЭПР 0,7-5 м2, летящие на высоте до 7 тыс. м, по трассе до 20 километров.

Серийный выпуск боевых средств ЗРК "Куб" всех модификаций организовали на:
— Ульяновском механическом заводе МРП (Минрадиопром) — самоходные установки разведки и наведения;
— Свердловском машиностроительном заводе им. Калинина — самоходные пусковые установки;
— Долгопрудненском машиностроительном заводе – зенитные управляемые ракеты.


Самоходная установка разведки и наведения 1С91 ЗРК 2К12 "Куб-М3" © Bundesgerhard, 2002

Основные характеристики зенитных ракетных комплексов типа "КУБ":
Наименование — "Куб"/"Куб-М1"/"Куб-М3"/"Куб-М4";
Зона поражения по дальности – 6-8..22 км/4..23 км/4..25 км /4..24** км;
Зона поражения по высоте – 0,1..7 (12*) км/0,03..8 (12*) км/0,02..8 (12*) км /0,03… 14** км;
Зона поражения по параметру – до 15 км/до 15 км/до 18 км/до 18 км;
Вероятность поражения одной ЗУР истребителя – 0,7/0,8..0,95/0,8..0,95/0,8..0,9;
Вероятность поражения одной ЗУР вертолета – …/…/…/0,3..0,6;
Вероятность поражения одной ЗУР крылатой ракеты – …/…/…/0,25..0,5;
Максимальная скорость поражаемых целей – 600 м/с
Время реакции – 26..28 с/22..24 с/22..24 с/24** с;
Скорость полета зенитной управляемой ракеты – 600 м/с/600 м/с/700 м/с/700** м/с;
Масса ракеты – 630 кг;
Масса боевой части — 57 кг;
Канальность по цели – 1/1/1/2;
Канальность по ЗУР — 2..3 (до 3 для "Куб-М4");
Время развертывания (свертывания) – 5 мин;
Число зенитных управляемых ракет на боевой машине – 3;
Год принятия на вооружение – 1967 г./1973 г./1976 г./1978 г.
* с использованием комплекса К-1 "Краб"
** с ЗУР 3М9М3. При использовании ЗУР 9М38 характеристики аналогичны ЗРК "БУК"

Во время серийного производства зенитных ракетных комплексов семейства "Куб" в период с 1967 по 1983 годы было выпущено около 500 комплексов, несколько десятков тысяч головок самонаведения. Во время испытаний и учений выполнили более 4 тыс. запусков ракет.

Зенитный ракетный комплекс "Куб" по внешнеэкономическим каналам под шифром "Квадрат" поставлялся в ВС 25 стран (Алжир, Ангола, Болгария, Куба, Чехословакия, Египет, Эфиопия, Гвинея, Венгрия, Индия, Кувейт, Ливия, Мозамбик, Польша, Румыния, Йемен, Сирия, Танзания, Вьетнам, Сомали, Югославия и другие).

Комплекс "Куб" успешно применялся практически во всех ближневосточных военных конфликтах. Особенно впечатляющим было использование ракетного комплекса 6-24 октября 1973 года, когда 95-ю управляемыми ракетами комплексов "Квадрат", по информации сирийской стороны, было сбито 64 израильских самолета. Исключительную эффективность ЗРК "Квадрат" определяли следующие факторы:
— высокая помехозащищенность комплексов имеющих полуактивное самонаведение;
— отсутствие у израильской стороны средств РЭП (радиоэлектронного противодействия), работающих в необходимом частотном диапазоне – аппаратура, поставляемая Соединенными Штатами, была рассчитана на борьбу с радиокомандными С-125и ЗРКС-75, которые работали на более длинных волнах;
— высокая вероятность попадания в цель маневренной зенитной управляемой ракетой с прямоточным двигателем.

Израильская авиация, не располагая тех. средствами подавления комплексов "Квадрат", была вынуждена применять очень рискованные тактические приемы. Многократный вход в зону запуска и последующий поспешный выход из нее становился причиной быстрого расхода боекомплекта комплекса, после чего дальнейшим уничтожались средств обезоруженного ракетного комплекса. Кроме того, использовался подход истребителей-бомбардировщиков на высоте, близкой к их практическому потолку, и дальнейшее пикирование в воронку "мертвой зоны" над зенитным комплексом.

Высокая эффективность "Квадрата" подтвердилась и 8-30 мая 1974 года, когда 8 управляемыми ракетами уничтожили до 6 самолетов.

Также, ЗРК "Квадрат" использовался в 1981-1982 годах во время боевых действий в Ливане, при конфликтах между Египтом и Ливией, на алжирско-марокканской границе, в 1986 году при отражении американских налетов на Ливию, в 1986-1987 годах в Чаде, в 1999 году в Югославии.

До сих пор зенитный ракетный комплекс "Квадрат" во многих странах мира состоит на вооружении. Боевая эффективность комплекса может быть увеличена без значительных конструктивных доработок путем использования в нем элементов комплекса "Бук" — самоходных огневых установок 9А38 и ракет 3М38, что было осуществлено в комплексе "Куб-М4", разработанном в 1978 г.
 Источник

  • +62
  • 30 сентября 2012, 14:38
  • nikaspd

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.