"Кровавая резня" в главном банке Германии

Люди проходят мимо здания офиса Deutsche Bank на Манхэттене, Нью-Йорк. 8 июля 2019

Американский деловой журнал Forbes описывает происходящее с главным банком Германии — системно важным Deutsche Bank — совсем не финансовым термином «бойня», или «кровавая резня» (carnage), и за этим описанием скрывается нечто гораздо более серьезное, чем просто массовые увольнения сотрудников и уход с некоторых ключевых рынков.

Кризис 2008 года тоже начинался с проблем у системного американского банка Lehman Brothers, банкротство которого и запустило обвал финансовых рынков. Определенные параллели между Lehman Brothers и Deutsche Bank провести действительно можно, однако, к счастью, кризис пока не наступил — регуляторы, чиновники и политики Евросоюза делают все для того, чтобы проблемы главного банка Германии и, пожалуй, одного из ключевых банков всего ЕС не превратились в детонатор кризиса, похожего на тот, что произошел десять лет назад. На стороне чиновников и политиков Евросоюза — опыт, полученный при борьбе с прошлым эпизодом финансовой паники, но при этом их усилия спасти системный немецкий банк пока напоминают попытки закрыть глубокое штыковое ранение небольшим пластырем и добрым словом.

Американский деловой телеканал CNBC сообщает: «Сцена, разворачивающаяся в офисах Deutsche Bank по всему миру, может показаться очень знакомой тем сотрудникам (финансовых компаний на. — Прим. авт.) Уолл-стрит, которых задел финансовый кризис более десяти лет назад. В понедельник началась первая волна нескольких раундов увольнений крупнейшего кредитора Германии, который в воскресенье объявил о сокращении 18 000 рабочих мест. Deutsche Bank, который когда-то стремился конкурировать с ведущими инвестиционными банками Уолл-стрит, заявил, что реструктуризация направлена на снижение затрат на 25%».

Легко догадаться, что банк переходит к массовым увольнениям не от хорошей жизни, а от тех убытков, которые вот уже десять лет давят на его финансовое здоровье и причину которых менеджмент банка не только не может устранить, но и даже не в состоянии прямо описать.

Мужчины выходят из здания офиса Deutsche Bank в Лондоне. 8 июля 2019

The New York Times указывает на корни проблем главного немецкого банка: «Финансовый кризис, начавшийся в 2008 году, обнажил историю иногда уголовных правонарушений, включая манипулирование рынка процентных ставок, отмывание денег и нарушение санкций Соединенных Штатов против таких стран, как Иран. Скандалы, которые продолжались еще долго после кризиса, подорвали репутацию Deutsche Bank и привели к штрафам в миллиарды долларов».

Но самый главный элемент кризиса — это так называемая книга деривативов Deutsche Bank, то есть набор деривативных финансовых инструментов, которые находятся на балансе немецкого банка и которые вот уже много лет «кровоточат деньгами», причем как немецкие финансовые регуляторы, так и сам менеджмент «Дойче» отказывается опубличить конкретный набор «токсичных» активов, которые вот уже десять лет отравляют его финансовое состояние.

Сокрытие убытков и их источников — это не метафора, а сухая реальность европейского (да и американского) бэнкинга: например, в 2018 году финансовый журнал International Financing Review писал о том, что тогдашний директор немецкого банка Джон Крайан признал наличие очередного портфеля «токсичных активов» размером в 60 миллиардов евро, притом что до этого Крайан и его предшественники проводили несколько аудитов (в том числе в 2017 году) как раз для идентификации таких активов, которые «гниют» на балансе банка. «Токсичные активы», то есть деривативные контракты, которые приносят банку убытки, были заключены еще до кризиса 2008-го, и банк их скрывал в течение целого десятилетия, причем каждый раз его руководство обещало, что теперь с «Дойче» все хорошо и никаких скрытых источников убытков у него не осталось. Напоминаем: последний «токсичный сюрприз» размером в 60 миллиардов евро был обнаружен на балансе Deutsche Bank в прошлом году, а уже в этом банк вынужден увольнять сотрудников, чтобы остаться на плаву, что заставляет подозревать очевидное: инвесторам, акционерам и рынку в целом не рассказали всю правду о состоянии одного из главных системных банков Евросоюза. Вполне возможно, что Deutsche Bank сейчас платит за грехи, которые он скрыл во время финансового кризиса.

Для того чтобы понять серьезность проблемы, надо обозначить монетарный размер этого набора «токсичных деривативов», тех самых инструментов, которые легендарный инвестор и миллиардер Уоррен Баффет назвал «финансовым оружием массового поражения». В 2015 году The Wall Street Journal проанализировала финансовую отчетность немецкого банка и пришла к интересному выводу:

«В своем годовом отчете за 2015 год Deutsche Bank заявил, что (номинальный размер его позиций. — Прим. авт.) по производным инструментам (деривативам. — Прим. авт.) составил 41,940 триллиона евро (46,99 триллиона долларов). Для сравнения: валовой внутренний продукт Германии в 2015 году составил 3,032 триллиона евро».

Конечно, размер возможного ущерба от коллапса Deutsche Bank несколько ниже вышеупомянутой астрономической суммы: часть деривативов имеют ограничение по максимально возможному убытку, часть обязательств приходится на сделки по активам, для которых Deutsche Bank выступал как продавец и покупатель одновременно, но с разными контрагентами, и так далее. Однако даже если размер максимально возможных убытков в случае коллапса этого системного немецкого банка — всего (консервативно) пять процентов от номинального размера его общего набора «токсичных активов», то этого хватит для того, чтобы нанести глобальному финансовому сектору удар, эквивалентный примерно половине немецкого ВВП, а это может привести к чудовищным последствиям.

Несколько месяцев назад Deutsche Bank активно «сватали» — его пытались продать немецкому Commerzbank или любому другому европейскому покупателю из банковского сектора, но ни один крупный банк не захотел брать на себя его обязательства и риски, которые «зарыты» у него на балансе. Вполне возможно, что банкиры знают (или подозревают) о том, что широкой публике пока не известно. Несмотря на успокаивающие заявления руководства банка и обещания «все исправить и реструктурировать», его акции падают, причем на пике 2008 года они стоили по 140 долларов за акцию, а сейчас котируются около 7,5 доллара.

Ситуация вокруг Deutsche Bank напоминает о том, что мир (особенно финансовый), как и десять лет назад, сидит на пороховой бочке, только в ней не порох, а «токсичные» финансовые инструменты на балансах самых уважаемых мировых банковских структур. Кризис не закончился — кризис ждет. С учетом того, что Deutsche Bank считается американскими СМИ «любимым банком Трампа», есть риск того, что желающих кинуть спичку в эту бочку найдется вполне достаточно, несмотря на все возможные последствия.

  • avatar
  • .
  • +12

1 комментарий

avatar
Сокрытие убытков и их источников

Зачем вы так делали? Не надо было так делать. Сбрасывайте балласт(о чем речь статьи), доставайте ложку и гребите.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.