Опыт Латвии по выходу из кризиса

В ноябре исполняется десять лет с тех пор, как мировой экономический кризис коснулся Латвии. Какой ценой республика преодолела кризис? Лауреат Нобелевской премии по экономике, профессор Принстонского университета Пол Кругман отметил, что называть опыт Латвии по выходу из кризиса «успехом» — просто смешно. «Если это успех, то что тогда считать провалом?» — спрашивает Кругман в своей колонке для The New York Times (NYT).

«Латвийская экономика потеряла 25%, а безработица достигла 20,5%, но жители Латвии поняли необходимость жестких мер по возвращению экономической стабильности и поддержали их. Принимавшее эти меры правительство было переизбрано, а латвийская экономика вернулась к росту, хоть безработица все еще и остается высокой», — писал Сэмьюэлсон. У латвийцев получилось сплотиться и затянуть пояса, а американцы не смогли пойти навстречу своему правительству, отмечал Сэмьюэлсон.

«Он что, действительно ставит Латвию в пример США?» — недоумевает в своем блоге Пол Кругман, приводя в качестве примера сравнительный график падения ВВП в Латвии и Исландии. «Еще несколько таких „успехов“, и Латвия вернется в каменный век!» — к такому выводу пришел нобелевский лауреат.

Откуда столь резкая критика?

Латвия переживала глобальный кризис тяжелее, чем любая другая страна Европы. ВВП в одночасье рухнул на 25%, к 20% подскочил и уровень безработицы. Банковская система оказалась в состоянии клинической смерти и удержалась лишь благодаря вливаниям денег со стороны государства. Благосостояние граждан резко упало.

Спас Латвию экстренный кредит МВФ на сумму в 7,5 миллиардов долларов — почти четверть национального ВВП. Так банки удалось сохранить.

Куда ни посмотри, всюду кризис — виноваты банки и упадок транзита

С начала кризиса, когда ВВП Латвии стал снижаться, а общая экономическая ситуация — ухудшаться, над страной нависла серьезная угроза дефолта и девальвации национальной валюты — лата. Правительство Латвии эту возможность категорически отрицало.

Рецепт «выздоровления» латвийской экономики заключался в том, что вместо классической девальвации валюты было решено провести девальвацию «внутреннюю» — резко снизить социальные расходы в виде пенсий, зарплат госслужащим и иных трат, отмечает lenta.ru.

1 июля 2009 года вступил в силу закон, предусматривающий снижение пенсий на 70% для работающих латвийских пенсионеров и 10% для неработающих. В результате за один лишь июль 2009 года число работающих пенсионеров снизилось на 42,3% — более 25 тысяч пенсионеров были вынуждены уволиться по собственному желанию.

Зарплаты медикам были сокращены на 20%. Финансирование больниц к лету 2009 года сократилось на 57%, выросла доля платных медицинских услуг.

С началом 2009/2010 учебного года в Латвии были закрыты 54 школы, а 66 — реорганизованы. В школах Риги ушли с работы 570 человек, в Латвии в целом — около 1700.

Кроме того, 12 декабря 2008 года парламент одобрил увеличение с 1 января 2009 года стандартного НДС с 18% до 21%, пониженного НДС — с 5% до 10% (детское питание, медикаменты, электричество, отопление и общественный транспорт), НДС особых сфер услуг — с 5% до 21% (газеты, книги, кабельное телевидение, водоснабжение, сбор отходов, услуги ритуальных бюро, гостиниц и тому подобное).

Кризис породил новую проблему — массовую эмиграцию. Население Латвии, осознав бедственное положение республики, стремительно начало утекать за границу. В результате Латвия для Евросоюза стала не более чем источником относительно дешевой и нетребовательной рабочей силы.

Источник

  • avatar
  • .
  • +30

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.