Эпоха неотчуждаемых технологий

До сих пор важнейшие изобретения, приводившие к смене технологических укладов, поддавались относительно простому копированию. Прядильная машина, конвертор, доменная печь, паровой двигатель, двигатель внутреннего сгорания и многие другие полезные устройства быстро распространились по всему миру. Если одна компания начала выпускать паровозы, то вторая могла купить несколько экземпляров, разобрать один из них, создать чертежи и изготовить очень похожий аналог.

С паровозами, конечно, тоже были свои тонкости. Для одних элементов нужны одни марки стали, для других – другие. Первая копия паровоза получалась заведомо худшего качества, у нее периодически отваливались детали и даже мог взорваться котел. Но все эти проблемы решались за умеренные деньги и в разумный срок. Покупая ту или иную машину, пользователь получал ключ к созданию ее аналогов, т.е., при большом желании, мог начать производить подобные машины самостоятельно.

Разумеется, и раньше были технологии, скопировать которые не удавалось. Например, мечи некоторых крупных феодалов отличались очень высокой прочностью стали, способы ее производства долгие века оставались секретом. Но на динамику исторического развития такие эксклюзивные технологии влияния не оказывали. Основная часть войска имела самые простые мечи, технология производства которых была общеизвестна. Т.е. технологию можно было держать в секрете, но только пока она не становилась массовой.

Первые ласточки новой эры – эры неотчуждаемых массовых технологий, появились уже сейчас. США вот уже 20 лет закупают российский ракетный двигатель РД-180. Хуже того, в 90е проамериканские элементы в российском правительстве передали США всю техническую документацию этих двигателей. Американцам даже чертежи делать не нужно! Но, несмотря на высокую технологическую базу и большое желание избавится от зависимости от России, американцы до сих пор не смогли сделать работоспособный аналог наших двигателей.

Сейчас мы, как и сто лет назад, стоим на пороге грандиозных технологических изменений, которые, без сомнений, изменят не только быт и экономику, но и само общество. И важной чертой этих технологий будет невозможность (или очень высокая сложность) их копирования. В частности, это приведет к невиданным ранее масштабам борьбы за авторов этих технологий, ведь наиболее эффективный метод получения чужой технологии – пригласить к себе ее ключевых разработчиков.

Главное искушение, с которым приходится бороться, делая прогноз развития техники на 40 лет вперед – рассмотрение будущих технологий как продолжения существующих. Например, будущее глазами художника конца 19 века выглядело примерно так:

Как видите, гости из будущего внятно изложили концепцию небоскребов и электромобилей. Но художник нарисовал их, опираясь на современные ему технологические варианты.

Чтобы не получить аналогичный результат, не будем углубляться в технологии, являющихся естественным продолжением нынешнего (эры микроэлектроники) и предыдущих технологических укладов. 3D-печать, электромобили, новые способы добычи полезных ископаемых, как и многие другие направления — будут развиваться. Но основной вклад в формирование нашего будущего внесут принципиально новые технологические решения. Именно поэтому лидерство в предыдущем технологическом укладе отнюдь не гарантирует успехов в следующем. В начале XX века Аргентина была самой развитой страной в обеих Америках! Но потом выяснилось, что если вместо развития науки и технологий заняться дележом власти и имущества – путь из богатейших мировых держав в страны третьего мира будет весьма коротким.

Технологии, определяющие суть нового технологического уклада можно условно разделить на три группы:

1. Искусственный интеллект и его применение.

Он уже незаметно начал входить в нашу жизнь. Вполне функциональные модели есть у России, США и Китая. В России наиболее впечатляющих успехов в создании искусственного интеллекта (ИИ) добился Яндекс. MatrixNet, так зовут ИИ Яндекса, не только управляет поиском и контекстной рекламой, но и сервисом Яндекс-Пробки и даже некоторыми бизнес-процессами в офисе Яндекса. Так же с ИИ тесно связаны обработка и анализ больших массивов данных, нейротехнологии, технологии виртуальной и дополненной реальности.

Стоит ли говорить, что невозможно создать аналог, просто изучая работу ИИ снаружи. Также очень важно, что ИИ, находящийся где-нибудь в дата-центре в Ивантеевке Московской области, легко может управлять процессами происходящими на другом конце нашей планеты. Потому для владельца технологии нет смысла создавать его копии. Все управляется из одного места, в промежуточных дата-центрах можно хранить только кэш с часто запрашиваемой информацией.

В недалеком будущем ИИ сможет выполнять функции большого числа офисных работников: бухгалтеров, юристов, менеджеров, дизайнеров, композиторов и программистов. Начало массового использования ИИ в программировании станет переломным моментом в робототехнике. Роботы ближайшего будущего будут иметь весьма ограниченную способность к самообучению. Основная часть их обучения будет проводится искусственным интеллектом дистанционно, через редактирование их программного обеспечения. Что, в свою очередь откроет путь к автоматизации небольших производств.

Сейчас даже на заводе лидера малого вертолетостроения – компании Robinson Helicopter – большинство производственных операций выполняется людьми вручную. Завод Robinson – по сути, средневековая мануфактура! Его автоматизация, с учетом современных технологий, лишена экономического смысла. Современные конвейерные “роботы” обладают очень ограниченной функциональностью, каждый может делать всего несколько элементарных операций. Что бы такой “робот” окупился, необходим очень большой объем производства.

Универсальные роботы, способные выполнять тысячи разных операций, рентабельны даже для маленьких предприятий. Создать для них манипуляторы – не проблема. Проблемой, до сих пор, было программирование такого робота под условия конкретного производства. Если программировать его вручную, силами программистов, робот окажется неоправданно дорогим. Развитие искусственного интеллекта эту проблему снимает. ИИ сможет через Интернет программировать миллионы разнообразных роботов и оперативно делать перепрошивку их программ, если алгоритмы производственных процессов будут меняться.

Таким образом, ИИ и робототехника довольно быстро смогут заменить большинство офисных, творческих и рабочих специальностей. Роботы заменят всех сотрудников, действия которых можно формализовать.

2. Микро- и нанотехнологии, биотехнологии.

В фантастических фильмах противостояние между человеком и машиной рисуют в виде боя с огромными роботами. Хотя вполне очевидно, что боевые роботы размером со шмеля имеют куда большие перспективы. Миллионы управляемых искусственным интеллектом микророботов могут бороться с пехотой противника, выводить из строя его технику и даже ликвидировать партизанские отряды, надежно спрятанные в труднодоступных местах под густыми кронами деревьев или сводами горных пещер.

Огромные возможности открываются в медицине: нанороботы могут уничтожать опухоли, чистить и латать сосуды. Также будут найдены способы лечения на клеточном и молекулярном уровне, разовьется технология редактирования генома человека.

3. Технологии управления плазмой.

В военном деле это возможность почти мгновенно сформировать облака плазмы вокруг любых объектов противника с целью их разрушения. Особенно эффективно их использование против летающих целей – самолетов, снарядов и реактивных ракет.

В гражданском – создание управляемой реакции термоядерного синтеза – практически неисчерпаемого источника энергии. И уже сейчас ясно, что реакция термоядерного синтеза потребует гораздо более сложных технических решений, чем реакция ядерного распада, применяемая для получения энергии на АЭС. И если всего несколько стран в мире обладают технологией строительства АЭС, то государств, способных построить термоядерные электростанции, будет еще меньше. И маловероятно, что кто-то из них допустит строительство за пределами своих границ. Получаемая на термоядерных электростанциях электроэнергия будет достаточно дешевой, что бы ее можно было экспортировать на дальние расстояния, не особо заботясь об энергопотерях.

Наступление новой эры неизбежно приведет к фундаментальным геополитическим и социальным изменениям. Многие страны некоторое время, в основном на уровне риторики, будут делать вид, что старый миропорядок еще жив или его можно оживить. Но для активного развития технологий, кроме научной и технологической базы, нужны ресурсы и рынки сбыта. А рынков сбыта сейчас не хватает даже американским производителям.

Поскольку новых рынков больше нет, великие державы будут устранять своих конкурентов с тех рынков, которые они контролируют в политическом и военном смысле. В этой ситуации специализация государства на каком-то конкретном аспекте нового технологического уклада невозможна. Всем государствам придется делать выбор: или владеть полным набором основных технологий (сформировать свою технологическую зону и стать ее ядром) — или войти в сформированную другим государством технологическую зону, став рынком сбыта.

Ближайшее десятилетие будет десятилетием борьбы за возможность формирования технологических зон (между потенциальными технологическими зонами) и борьбы за контроль над этими зонами (как между олигархическими группами, так и между отдельными странами).

 
Материал

4 комментария

avatar
как то в уме зазвучала заглавная тема из терминатора
avatar
А возразить есть чего?
Собственно, если интересно, то вот тут говорится примерно тоже самое. Перелегин крутой чувак magspace.ru/blog/it/322122.html
avatar
а зачем возражать?
avatar
Ну, для интереса. Или наоборот согласиться :)
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.