Всё о вкладах, банках и финансах

Коллеги, я понимаю, что время не очень подходящее.
Но, гляньте. Мне кажется, несколько важных сигналов про экономику нам было дано.

Тут даже важно не то, что Эльвира Сахипзадовна была переназначена. Я не сомневался в этом. Я вообще питаю симпатию к человеку, который начал делать то, что другие "крутые" боялись даже тронуть.

Кстати, посмотрите на цифры оттока капитала. Интересно.

Вопрос в том, КАК это переназначение было сделано. Это наиболее важно и интересно. Собственно, про это и пишу.

И еще вчерашний день нам очень четко показал, как далеко за последние годы ушло общество в своем развитии. И что в действительности дал всем нам "крымский консенсус". Всем. Даже тем, кто как бы был против.

А также то, как глубоко деградировала "оппозиция". Ее просто нет. В том числе и в экономическом плане. Мы же, надеюсь, не думаем, что можно после вчерашнего воспринимать некоторых личностей, как людей, которые могут нам давать советы про то, "как обустороить Россию" и "жить не по лжи"?

Номер 1

Переназначение Э.Набиуллиной на пост руководителя ЦБРФ вопреки более ранним предсказаниям, не вызвало ни споров, ни бурных возражений. Вероятно, это вполне отражает сложившейся в небанковской части элиты консенсус относительно того, каким курсом продолжать в дальнейшем развитие банковской отрасли. Нынешнее руководство Центробанк'а можно обвинять во многих грехах, но только не в непоследовательности и отсутствии решимости доводить дело до конца. И, вероятно, это обстоятельство является решающим для Кремля, который «переправу» в сфере реструктуризации банковской отрасли решил пройти до конца.

И это первый важный сигнал банковской отрасли: власть явно намекает российским банкам не пытаться «проверять на прочность» руководство ЦБ, а в действительности, политику ЦБ, надеясь на ее изменение. И это, — очень сильный ответ на попытки информационных манипуляций, которые были характерны для завершения 2016 года и первых месяцев 2017 года.

Очевидно, что и политическое руководство страны, и значимые группы в элите сочли допустимым и желательным дальнейшее продолжение «жесткой линии» по отношению к банковской отрасли, но очевидны и некоторые шаги по смягчению политики – неожиданное, хотя и символической снижение ключевой ставки и обозначение возможностей для страхования финансов малого бизнес'а в проблемных банках

Тем не менее, «жесткая линия» остается ключевой и это является другим важным сигналом для бизнеса – государство, скорее, готово жертвовать банками, нежели финансовыми ресурсами для их спасения. Имеющиеся исключения лишь подтверждают правило. А «ослабление гаек» распространяется, скорее, на возможности для эффективной и направленной в сферу реальной экономики деятельности банков, нежели на сами банки. То есть, воспользоваться предоставленными «бонусами» могут только те банки, которые работают с реальным сектором экономики. Но очевидно также и то, что власть продолжает рассматривать банковскую отрасль как источник дестабилизирующего воздействия на экономику. И это третий «сигнал», который власть дает банкам и, вероятно, он является самым главным, который банковская система или услышит, или будет вынуждена находиться под нарастающим давлением.

Одновременно банк'ам указано и основное направление развития: кредитование малого и среднего бизнеса и проектным управлением, благо, что возможностей для этого становится все больше и больше. Вопрос в том, что у большинства «проблемных» банковских структур просто нет организационного ресурса, чтобы эффективно развернуться в этом направлении.

Важно и то, что назначение Э.Набиуллиной произошло в момент, когда на своем содержательном и бюрократическом пике находится дискуссия об экономической стратегии до 2025 года, в которой противоборствуют неолиберальный подход и идеи стимулирования экономического роста.

Назначение именно в этот момент руководителя ЦБ с вполне понятной «повесткой дня», означает, что, вне зависимости от того, какой подход одержит условный «верх» (на практике, естественно, будет осуществляться некий симбиоз, откорректированный практическими обстоятельствами), он будет реализовываться в условиях жесткого контроля над банковской отраслью и финансовой отраслью в целом.

Назначением Э.Набиуллиной Кремль установил некие «граничные рамки» экономической политики. Равно как и обозначил победителя в бюрократической полемике между рядом государственных ведомств, которую мы наблюдали в последние полгода.

Попытки Ассоциации российских банков обозначить «альтернативную» позицию по отношению к политике ЦБ, а косвенно, — и к кандидатуре главы ЦБ увенчались лишь незначительной по охвату полемикой, которая в основном нанесла урон, скорее, самой АРБ, нежели каким-то образом повлияла на ситуацию. И это тоже важный сигнал для банковской отрасли: власть откровенно показывает, что саморегулирование в банковской отрасли или вовсе не состоялось, или находится на недопустимо низком качественном уровне, не соответствующем нынешнему историческому моменту.

Несмотря на достаточное количество «сигналов», остались неразъясненными три ключевых момента, которые могли бы окончательно сформировать «повестку дня» для банковской отрасли:

  •   Вопрос о пределах фискализации российской экономической политики. Несмотря на то, что внешне Центральный Банк России не имеет к этой теме прямого отношения, на практике именно он является центральным звеном финансовой системы. А значит, позиция ЦБ имеет решающее значение в споре о том, вокруг чего будет организована экономическая политика в России в обозримой перспективе: вокруг налог'ов или вокруг инвестиций. В конечном счете, эти два варианта организации финансового пространства подразумевают и два различных варианта действий ЦБ.
  •   Проблема диалога с отраслевым сообществом. Понятно, что имеющиеся отраслевые организации подлежат серьезному реформированию и реструктуризации, которая, вероятно, не может начаться «изнутри» и понадобится внешний импульс. Ключевым вопросом, по которому все же стоило бы дать некий сигнал, является, насколько следует создавать площадку для диалога на новом месте, или же возможность вести диалог с существующими организациями все же сохраняется. Было бы не вполне дальновидно ограничивать коммуникации с банковским сообществом только крупнейшими российскими банками, которые в нынешней ситуации имеют слишком специфические интересы.
  •   Проблема законодательного развития банковского регулирования в России. Это – наиболее очевидный вопрос для обсуждения в ближайшей перспективе, но вопрос в том, что руководство ЦБ должно обозначить ключевые направления такого обсуждения и его рамки, поскольку вопрос этот, по определению, не быстрый и экспертный. Но было бы крайне желательно подготовить и провести пакет изменений в законодательство о банковском регулировании в рамках полномочий нынешней Государственной Думы. Но эти новые законодательные решения не должны быть просто результатом деятельности «законодательного принтера», а, скорее, призваны отфиксировать новый финансовый консенсус, который сейчас, безусловно, формируется.

В целом, вопрос стоит о том, что ключевой задачей руководства ЦБ на данном этапе. Понятно, что «зачистка» банковского сектора будет продолжаться, однако активная деятельность руководства ЦБ создала уже реальные возможности для того, чтобы, как минимум, дополнить «зачистку» неким финансовым конструированием в расчете на более инвестиционно благоприятную ситуацию.

  • avatar
  • .
  • +11

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.