Поставил перед контрафактом. Alibaba объявил смертный приговор западной экономике

Для начала вывод, а потом сама статья.

Комментарии — огонь, весь цвет мифов и фантазий.

На самом же деле, развитие ситуации идёт донельзя предсказуемо.

15 лет назад любой Лю учился изо всех сил, чтобы уехать в американский университет, там написать 50 научных работ за вечно пьяного Джека, заработать опыт и чуток на пожрать, а после начать вкалывать за несколько тысяч долларов на какой–нибудь Intel. Потому что дома платят 300 баксов.

Ситуация была стабильна как базальт, пока не выяснилось, что дома готовы платить в 2 раза больше, чем в Intel'е. И всё поломалось.

Смешные анекдоты про "Американский ВУЗ — это когда еврей, называющий себя русским профессором, обучает китайцев математике" закончились, потому что кончились все компоненты — перестали приезжать евреи и китайцы, а вместе с ними куда–то профукалась математика. Выяснилось, что Джек может в красной клетчатой рубашке, попивая баночное пиво, смотреть бейсбол, а в Intel работать из местных некому. Потому что есть или Джек, или сын успешных родителей Роберт, которого порят дома розгами, как собаку, чтобы он стал успешным адвокатом, а в перспективе — конгрессменом, а в совсем дальней — понятно кем. Оба они, а также мексиканец Санчез, который работает на заправке, довольны бытием, и ничего изобретать не собираются.

Это очень важный момент — у них всех всё хорошо, они как шары в бильярдной лузе — каждый в своей, далеко, и они вроде как есть, но игра невозможна.

В принципе поэтому мы сейчас видим всплеск виртуального хайтеха — потому что реальные прорывы некому делать. Кто может, допустим, заниматься химией — того сгребёт индустрия выпуска шампуней и стиральных порошков — там астрономические деньги оборачиваются, и платить за ежеквартальное обоснование "Надо купить новый, уникальный, революционный, на 71% лучше чем предыдущий, да ещё и в удобной упаковке" будут хорошо.

Поэтому сейчас — революционная ситуация; уже понятно, что производить умеют совсем другие люди, чем 20 лет назад. Уже понятно, что все ежегодные байки с "Да вот ща если захотим производство в США вернём да за три минуты да 3Д принтеры да всё на роботах" — разговоры в пользу бедных; для примера можно взять руины Детройта, "столицы автопромышленности", и спросить, что там после 2008 года восстановили (вкачано, замечу, в оживление американского автопрома было более 200 миллиардов долларов). Понятно, что имея цивилизацию адвокатов по делам геев / продавщиц, родить откуда–то хорошего начальника смены на производство просто нельзя — для первых это будет "фу, работа для рабов, зашквар, я илитка", для вторых "чё это всё такое с кнопками и рычажками, я не понял ничего".

Последнее, что удерживало эту ситуацию — патентный зонтик. Американские транснациональные компании методично выкупали на рынке всё, что шевелится, и добавляли в свои портфели патентов всё, что можно. В результате выйти из–под этого зонтика колоссально трудно — что бы не разрабатывалось, у него будет схожий аналог и надо будет во–первых получать разрешение, во–вторых платить, и много.

Это последнее сейчас ломается со всех сторон — китайские компании разрабатывают своё (в хайтехе это тот же Huawei, который уже больше Cisco, ну или в потреб.устройствах тот же Сяоми), или покупают с целью пробивания "сегмента" в зонтике американские компании (та же Lenovo и серверное подразделение IBM), ну и просто делают "реплики", как в данном примере.

Ломается привычная картинка "сделаем новый процессор, который на 5% быстрее предыдущего, и будем его год продавать на 50% дороже, подчёркивая, что он быстрее, и его покупка — приобщение к хайтеху–прогрессу", благодаря которой прогресс был нужен "экономически выгодного формата" — с минимальной скоростью, определяемой "сколько могут заплатить" и с логичным финалом "а если рынок исчерпал возможности расширения, то никакого прогресса и не нужно — они и так бабло будут платить ведь". А ведь на этой схеме весь американский хайтех держится уже пару десятков лет.

И так как речь зашла о единственном святом в мире "свободы и демократии" — Золотом Тельце — то драка будет серьёзная. Последний бой, по сути — потому что дальше–то кое для кого только вниз, без вариантов.

отсюда

Глава Alibaba Джек Ма заявил, что китайские подделки качественнее подлинников, поэтому бороться с ними невозможно. Это означает, что у западных производственных компаний нет будущего.

Основатель Alibaba Group Джек Ма заявил, что качество китайских подделок, продаваемых в онлайн-магазинах компании, сегодня не просто не уступает в качестве подлинным товарам, но и превосходит их. «Проблема в том, что подделки сегодня сделаны качественнее и предлагаются по более адекватным ценам, чем оригинальные вещи с громкими именами», — уверен Джек Ма.

Глава Alibaba напомнил, что европейские и американские компании, привлеченные дешевой рабочей силой Китая, десятилетиями переводили в страну свои производства и обучали персонал. А сегодня «китайцы используют те же заводы, те же материалы и тех же специалистов», чтобы копировать продукцию западных брендов.

"Западных изготовителей оригинальной продукции губят не подделки, а бизнес-модель«,— уверен Джек Ма. Он считает, что победить контрафакт невозможно в принципе, поскольку здесь «речь идет о человеческой природе».

Впрочем, чтобы подсластить пилюлю, глава Alibaba пообщал приложить все силы для борьбы с пиратской продукцией и даже заявил, что его корпорация может бороться с контрафактом «лучше, чем любое правительство, любая организация и чем кто угодно еще во всем мире». В качестве подтверждения своей непримиримой борьбы с пиратской продукцией, Alibaba Group представила результаты своего сотрудничества с правоохранительными органами Китая: в 2015 году компания способствовала 300 арестам и закрытию 46 точек, где производилась контрафактная продукция. При этом общая стоимость конфискованного контрафакта составила 125 млн. долларов. Для сравнения: в четвертом квартале прошлого года оборот товаров (gross merchandise volume, GMV) на торговой площадке Alibaba Group достиг 115 млрд. долларов.

Полтриллиона долларов контрафакта

Два месяца назад Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) опубликовала доклад «Торговля контрафактными и пиратскими товарами: оценка экономического воздействия», в котором констатируется, что годовой оборот контрафактной и пиратской продукции в мире достиг почти полутриллиона долларов — $461 млрд.


Контрафактные часы Rolex.Gerald Nino, U. S. Customs and Border Patrol, 2008 год

По оценкам аналитиков ОЭСР, на долю поддельной продукции сегодня приходится примерно 2,5% мирового импорта (пятью годами ранее эта цифра составляла меньше 2%). Наиболее острой проблемой контрафакт становится в Европе: страны ЕС в 2013 году купили контрафакта на 85 млрд евро при общем объеме импорта в 2243 млрд евро. Таким образом, на пиратскую продукцию пришлось 5,1% всего европейского импорта.

Как утверждает ОЭСР, чаще всего подделывают продукцию американских брендов: до 20% товаров с лейблом Made in USA на самом деле являются контрафактом. Далее следуют итальянские марки (15%), французские и швейцарские (по 12%), японские и немецкие (по 8%). Эти цифры хорошо согласуются с четверкой самых подделываемых в мире товаров: кроссовки Nike (США), очки Ray Ban (Италия), сумки Louis Vuitton (Франция) и часы Rolex (Швейцария).

Почти две трети всей контрафактной продукции в мире производится в Китае: на него приходится 63,2% всех подделок. Среди других лидеров по производству поддельных товаров такие страны, как Турция (3,3%), Сингапур (1,9%), Таиланд (1,6%) и Индия (1,2%). Китай, в частности, является главным источником контрафактных часов, а контрафактную парфюмерию и косметику производят, в основном, в Турции.

Доклад ОЭСР фактически подтверждает то, о чем говорит Джек Ма: качество контрафактных товаров постоянно растет. «Зачастую копии товаров рекламируются как „реплики“, которые не претендуют на оригинальность, но соответствуют потребительским качествам оригинального продукта», — констатируется в документе.

Часы — престижный аксессуар. Hermann, 2014 год

В частности, относительно часов Rolex аналитики ОЭСР отмечают, что хотя более 80% их подделок продаются по цене от 5 до 500 долларов, встречаются и реплики стоимостью более 8 тыс. долларов, при изготовлении которых даже применяются драгоценные металлы. «Отличить такую реплику от оригинала могут только специалисты, изучив внутренний механизм часов. Для неспециалиста же она ничем не будет отличаться от оригинала», — признают аналитики ОЭСР.

Если не видно разницы, то зачем платить больше

Недавнее исследование консалтинговой компании Ernst & Young показало, что жители развитых стран все более терпимо относятся к контрафакту. Мало того, покупать «копии» стало модно, особенно среди молодых европейцев. По данным опросов в Германии, Швейцарии, Австрии и Нидерландах сорок процентов респондентов в возрасте до сорока лет признались, что в течение последних трех лет хотя бы однажды сознательно покупали подделки. «Некоторые даже хвастаются тем, что смогли купить копии по бросовой цене, считая, что это круто», — подчеркнули аналитики Ernst & Young.


Eastnews

Рост терпимости потребителей к подделкам в сочетании с активным развитием интернет-торговли — главного канала продажи контрафактных товаров — становится огромной проблемой для западных производителей. А когда глава крупнейшего в Азии интернет-ритейлера фактически заявляет о готовности и впредь торговать китайскими подделками, их шансы на выживание оказываются близкими к нулю.

  • avatar
  • .
  • +65

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.