Летние сны советского человека

Продолжаем исследовать историю советского эротического триллера, начатую нашим материалом про фильм «Член правительства» и другие ранне-советские опыты кино-исследования фрейдизма в отношениях советских людей.

«Летние сны» — это один из первых советских эротических триллеров, действие которых разворачивается на неясной грани яви и сна. Материалом для него послужила замечательная трилогия о стряпухе Анатолия Софронова («Стряпуха», «Стряпуха замужем», «Павлинка»)…

Мирную жизнь богатого кубанского села нарушает приезд загадочной Маши Чубуковой (обворожительная Галина Федотова). Станичники Степан Казанец и Серафим Чайка (убедительные Виталий Шаповалов и Анатолий Веденкин), бросив молодых жен, начинают проводить всё своё время на репетициях спектакля, который Маша должна поставить к открытию нового Дворца культуры. Но жены похотливых самцов – председатель колхоза Павлина и ее подруга Галина (Наталья Фатеева и Людмила Гурченко) решают нейтрализовать Машу. Следить за ней брошенные женщины поручают старику Сливе (Николай Трофимов), который имеет обыкновение часто засыпать в самых неподходящих местах. И вот Слива становится свидетелем похищения с убийством на почве ревности…

Режиссер Виталий Кольцов не случайно поместил действие картины, снятой в 1972 году, на Кубань. Наш южный фронтир на протяжении столетий притягивал необычный – даже по российским меркам – генетический материал. Прекрасный актерский ансамбль с удовольствием педалирует своеобразие Чикатило-лэнда, а главного героя, зависшего между сном и явью, не случайно зовут Слива – ведь именно в то время и в тех краях орудовал знаменитый кубанский маньяк Анатолий Сливко.

Его имя, конечно же, известно каждому киноманьяку – пионервожатый с берегов Кубани стал пионером «снафф»-кино. Именно заслуженный учитель России Сливко — задолго до Майкла и Роберты Финдлэй — решил фиксировать на кинопленку судороги расчленяемых им пионеров. На этом фоне увлечения колхозного поэта и музыканта Андрея Пчелки (совсем еще юный Евгений Герасимов), в которого влюблена Маша, кажутся вполне невинными: «Что ты знаешь в любви, гармонист несчастный! Ты только и знаешь, что поголовье курей увеличивать!» Если вам кажется, что режиссер тут намекает на зоофилию — то вам не кажется.

Впрочем, дальше советское кино взяло новые высоты культурного погружения в исследование бессознательной сексуальности.

Восьмидесятые годы прошлого века стали временем декаданса коллективных тел – и тогда тоска по насилию выразилась в спросе на насилие как зрелище. Режиссер Николай Скуйбин в фильме «Кто стучится в дверь ко мне?» рассказывает зрителю именно такую историю: эротический саспенс и насилие здесь неразрывно связаны…

В квартире благополучного актера Геры (мужественный Сергей Шакуров) на ночную вечеринку собралась элита. И вот уже крупный начальник с женой, журналистка и врач от нечего делать гадают на воске… Фактически же в процессе «гадания» Гера и его гости становятся участниками пограничного гнозиса, так что состояние между сном и явью не может не привести к эвокации демона-любовника. И суккуб появляется – в виде постучавшейся в дверь юной лимитчицы Альки (обаятельно порочная Тамара Акулова). Алька умоляет хозяев спрятать от ее от хулиганов, овладевает вниманием собравшихся и становится главной героиней удавшейся вечеринки.

Но опытная сценаристка Хлоплянкина не зря акцентирует внимание на социальном статусе Альки-лимитицы. Этот образ суккуба, который станет весьма популярным и в сексплуатационном кино, здесь указывает на выход за пределы (лимиты) предельного, т.е. на приближающийся беспредел (unlimit). И действительно, после ухода Альки Геру и его жену (очаровательная Светлана Тома) начинает терроризировать воровская банда, якобы требуя «выдать» им девушку. Одержимому бесами Гере невдомек, что Алька – пособница бандитов, и он решает помочь лимитчице… Дальнейший беспредел трудно описать словами, это надо смотреть.

Впрочем, хороший эротический триллер редко обходится без сексуального маньяка. Не обошлась без него и картина «Криминальный талант». И хотя сексуальной актрису Александру Захарову назвать трудно, созданный ею в картине Сергея Ашкенази образ маниакальной проститутки Рукояткиной, несомненно, входит в золотую коллекцию жанра.

Двадцатилетняя лимитчица (sic!) Александра днем работает на суконной фабрике, а по ночам встречается в ресторанах с подвыпившими богатыми мужчинами, подсыпает им в водку снотворное и грабит. Скромный следователь Рябинин (легендарный Алексей Жарков) понимает, что совершенные преступления похожи по почерку, но свидетели расходятся в описании внешности потерпевшей. Выясняется, что обладающая «криминальным талантом» Рукояткина, выходя на дело, принимает разные обличья, но возвращается всегда в одном — это человек без лица, одетый в черный плащ с поднятым воротником и надвинутую на глаза шляпу.

Ашкенази здесь присягает жанровому канону джалло, заданному Марио Бава еще в «Шести женщинах для убийцы». Но Ашкенази в своей пионерской картине заходит намного дальше, чем классики джалло и перепевающие их голливудские ремесленники вроде Рассела с его «Преступлениями страсти» — зрителя ждет увлекательный разбор причин, толкающих Рукояткину на сексуальные преступления. Помогает режиссеру созвездие блестящих актеров – кроме Захаровой и Жаркова здесь блистают Владимир Коренев и Владимир Симонов (потерпевшие Курикин и Капличенков) и легенда сексплуатационного кино Анна Назарьева в роли подружки героини.

Интерес к образам криминальных проституток и проститутов в советском кино особенно обострился во время так называемой «перестройки», начатой меченным лидером Горби.

Блестящий режиссерский дебют известного оператора Александра Чечулина «Жена для метрдотеля» в год своего выхода на экран (1991) воспринимался как новая версия популярной мелодрамы «Интердевочка». Но Чечулин не просто реабилитирует проституцию, представляя ее – вслед за Тодоровским – как неотчужденный либидозный труд. Он вовлекает зрителя в темные миры мафиозно-криминальных страстей…

Недалекая красавица Даша (Анастасия Немоляева с трудом играет себя), перепив в фешенебельном ресторане, наутро оказывается в постели метрдотеля. Загадочный метрдотель (Владимир Еремин с трудом играет интеллектуала из криминальных кругов), в совершенстве владеющий восемью языками и читающий Сёрена Кьеркегора в оригинале (намек на кьеркегоровский «Дневник обольстителя» — несомненный кросс-промоушн «Мордашки»), предлагает юной особе вступить с ним в законный брак… Даша по наивности соглашается и начинает «новую жизнь» среди антиквариата и ящиков с импортным баночным пивом.

Но скоро девушка понимает, что чрезмерная опека мужа не дает проявиться ее женской силе и суверенности. И Даша выбирает свободу. Маньяк-метрдотель, одержимый жаждой контроля, выходит на след новых Дашиных друзей — силовых предпринимателей (бандита и милиционера). Их ритуальные убийства метрдотель хочет превратить в обряд экзорцизма женской силы. Но уже слишком поздно – свободное течение темной силы Инь уводит Дашу из удушающих объятий мужа к настоящей новой жизни. Даша обращается к жреческому труду – валютной проституции.

Чечулин в своем блестяще снятом эротическом триллере показывает зрителю, как жесток и опасен бывает путь к подлинному освобождению женщины из матримониальных застенков.

А вот эротический триллер Андрея Разумовского «Мордашка» — это не имеющий аналогов в истории кино рассказ об опасностях, подстерегающих инкуба за пределами контролируемой им символической вселенной.

Симпатичный работник автосервиса Гена по прозвищу «Мордашка» (Дмитрий Харатьян в лучшей своей форме) – идеальный Соблазнитель. Им движет не любовь и не похоть, он — оператор жертвенного процесса, орудие исполнения судьбы. Встретив женщину, Гена обольщает ее и, как только он получает уверенность в своей победе, жертва уже мертва для него. Но работа в автосервисе вызывает у Мордашки тягу к красивой жизни, и Гена решает жениться на обеспеченной женщине…

Последней жертвой Мордашки становится Юля (трагически рано ушедшая актриса Мария Зубарева). Наивная профессорская дочка попадается на приманку Мордашки, который, как и положено инкубу, точно копирует обольстительную сущность самой девушки. Казалось бы, Геннадий может праздновать победу. Но несчастный инкуб не знает, что он нарушил главное правило – вышел за рамки жертвенного процесса обольщения, погнавшись за его «экономическим остатком».

Как известно, инкуб не расходует энергию, он – лишь зеркало, отражающее обольстительную природу женщины. Но алчность Геннадия отняла у него силу, сделала его уязвимым смертным. И вот Мордашку настигает сначала «дурная болезнь», а затем и ужасная месть брошенной им лимитчицы (sic!) парикмахерши (безжалостного суккуба с блеском сыграла Марина Зудина).

Фильм, снятый в 1989 году, стал первой ласточкой кооперативного кинематографа. Дополнительный ужас придает картине участие популярных шоу-групп «Женсовет» и «Комбинация», а также Лии Ахеджаковой.

 
Материал: matveychev-oleg.livejournal.com/13373379.html
  • нет
  • avatar
  • 2
  • .
  • +13

1 комментарий

avatar
Ооо
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.