Эпопея с самым демократичным судом в мире, канадским, и делом Мэн Ваньчжоу, близится к финалу

Вчера состоялось последнее судебное заседание.

Погрузимся же в дивную атмосферу того, как делаются дела в честных судах нормальных-то стран.

… Мэн прилетает в Ванкувер прямым рейсом из Гонконга 1 декабря 2018 года. Её задерживают на стойке проверки документов и три часа в отдельном помещении допрашивают о том, что она знает о работе фирмы Хуавей с Ираном. Смысл обвинения, если кратко, прост — если китайская госкомпания работает с подсанкционным государством и поставляет ему продукцию, то ты, финдиректор, стопудово про это знаешь — а значит мы тебя в Канаде арестуем по запросу из США, потому что по законам США это преступление.

Мэн говорит «идите на хуй» и через три часа безуспешных попыток выбить нужные признания её официально арестовывают.

— Хаха — предвкушая простое и показательное дело «Смотрите же, свободные люди свободного мира, какое всё террористическое, грязное, коррупционное в этом клубке плохих стран» радуются ответственные за вопросы пропаганды люди. — Ещё и темку с 5G закроем, а то Хуавей лидер, а США типа продули, ну так вот ща в дерьме выскочек утопим.

Дело обещает быть несложным, потому что судят в Канаде по британскому common law; единственное место, где привычный нам civil law — это Квебек. Компетенций у Китая в common law откровенно мало, защиту организовать будет крайне сложно. Канадцы играют по джентльменским правилам на своей территории, всё должно пройти гладко. Мэн разрешают сделать один звонок.

Этого хватает, чтобы закрутились шестерёнки одного из самых серьёзных механизмов влияния из существующих в мире. Мэн звонит руководителю юридического департамента Huawei, тот в Пекине перекидывает сообщение в администрацию Си. У Си в тот момент ужин с Трампом, который приехал мириться на тему экономической войны.

— Дональд, ты совсем дурной что ли? — завуалированно спрашивает у него Си — И почему про это молчит ваше профильное ведомство, которое вообще-то обязано проводить подобные акции публично, сразу же уведомляя?

— Бубубу — смущённо говорит Донни — Я хз, меня походу подставили. Я вообще не знаю кто это. Охуенно невовремя как-то всё происходит, согласись.

Пекин со скрипом соглашается, что да, выглядит всё это удивительно несвоевременным, и включается в работу.

Гонконгскую ассоциацию барристеров строят на плацу и говорят примерно следующее — «товарищи бойцы, или вы ща организовываете по вашим диким, нормированным с 12 века, англосаксонским распоняткам, оборону в суде Ванкувера, или вашей либеральной синагоге кабздец». Поняв, что дело реально нешуточное, команду защиты собирают буквально за сутки, и десантируют на региональный канадский суд, ждавший халявного показательного процесса.

Понимая, что по прилёту обратно в Китай их точно наградят, а вот как придётся получать награду — лично или через безутешную вдову — вопрос шаткий — барристеры буквально сразу же разваливают всё что выкатила канадская сторона обвинения.

Выясняется, что Мэн допрашивали _до_ ареста. Обыскивали тоже. Фиксация показаний не велась. Обвинение в том, что финдир точно в курсе и лично принимает участие во всех сделках фирмы — токсический бред. Если даже сделка и была, то под запретом платежи, а платил в Иран банк HSBC, его и арестовывайте — само подписание документов с Ираном не противозаконно.

Ощипанные канадские лоеры, ждавшие косноязычных коммунистических бюрократов в фуражках с красными звёздами, а получившие осатаневших от «меня прямо из кабака взяли, сказали отряхнуть муку с носа и грузиться на борт в Ванкувер» коллег по британскому праву, отползают с потерями от friendly fire.

Включается АНБ и говорит — ни в коем случае не отпускайте. Что хотите делайте, но держите её, мы на неё сейчас найдём что-то, что позволит присадить.

Дальнейшее месилово является исключительным по всем меркам. Задержанную в декабре 2018 Мэн начинают судить только в октябре 2019. Её отпускают под залог в 10 миллионов долларов жить в доме в Ванкувере, под наблюдением. В суде же идёт примерно такой процесс:

— Хули вы у неё электронные устройства обшмонали до ареста
— Врёти.
— Вот пруфы
— Это conspiracy theory.
— А зачем пин-код от мобилы передали третьим лицам, как и IMEI и всякие другие идентификационные штуки? Доказательства в США подделать надо?
— Это conspiracy theory, поэтому врёти.
— Как её вообще до выхода из таможни смог арестовать не погранец, а городской полицейский?
— Произошла досадная ошибка.

В панике от недостатка улик обвинение обращается к банку HSBC — мол, а почему бы вам не подать в суд на Мэн, она вот говорит, что вы с Ираном финансовые операции делаете, а это нехорошо.

Представитель банка HSBC открывает рот, чтобы сказать «Сынки, вы для обвинений в „нехорошо“ выбрали банк, который начал с того, что кредитовал операции с опиумом, вы совсем дурачки что ли, мы так всю жизнь работаем, основным доказательством отсутствия космических пиратов является то, что в HSBC нет отдела по работе с такими клиентами, ау», но задумывается о перспективах бизнеса в Гонконге и говорит, что никаких претензий к Хуавею у банка HSBC нет.

— Да кiк тiк-то, шо цэ за перемога — взрываются канадские crown prosecutor'ы — Через вас же платёж шёл, вы должны что-то на тему судебного процесса сделать.

— Можем пожелать успехов — твёрдо говорит HSBC — Мы деньги делаем при любой власти, никаких претензий к любому виду сделок, приносящих прибыль, мы не имеем.

Драка идёт до текущего момента, стороны стоят в клинче — сторона обвинения не может выкатить ничего существенного, но отпустить тоже не может — Вашингтон заругает.

К финалу разборок американская сторона — да-да, там в суде сидит представитель США, в канадском — достаёт даже местных;

> Robert Frater, the government lawyer representing the US, seems to have made the fatal mistake of telling the judge, Heather Holmes, how to do her job. He got his answer in the court from the judge: «I am not going to rubber stamp every extradiction request.»

Всё домножается на то, что в Канаде 20 сентября выборы — внеочередные, на которых Трюдо хочет чтобы его партия получила парламентское большинство. Выборы сдвинуты на два года без особой причины, и всё уже почти произошло — разве что Елизавета сейчас подпишет документ о роспуске парламента Канады (ох уж эта ни на что не влияющая британская монархия), и можно начинать.

Отпускать Мэн или наоборот, сажать её — в такой ситуации — не нужно. Поэтому несмотря на почти три года перетягивания каната, суд Ванкувера удалился на обдумывание решения на «несколько месяцев». Напоследок в суде было сообщено про ещё одно прорывное нововведение в правосудии:

> The judge is only allowed to consider inferences about evidence that support extradition, Canadian government lawyers say on the final day of hearings

В случае экстрадиции в США Мэн получит от 5 до 10 лет тюремного заключения — что, как понятно по процессу судилища, вызовет весьма бурную реакцию Китая.

Посмотрим, финал истории с гарантией будет интересен.

… А пресловутый Басманный суд, всхлипывая, не успевает конспектировать такие очешуительные ходы нормальной-то правовой системы нормальных-то стран, да.

  • avatar
  • .
  • +27

2 комментария

avatar
Зато как они наших преступников защищают
А статья просто шикарна!
avatar
Нормальная страна это хто?
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.