Почему Власть арестовала Фургала

Михаил Хазин рассказывает о сложном устройстве власти и о том, отчего иногда власть включает репрессионный аппарат.

Поскольку серия эта о Власти, то писать об обстоятельствах дела я точно не буду, да и не очень-то это интересно. Но уже утром, почитав интернет, я с интересом увидел очередную кампанию наших либерастических «партнёров».

Суть этой кампании проста: «кровавый рыжым» специально держит бандюганов и коррупционеров на всех постах и «сдувает пыль» с соответствующих папочек не тогда, когда совершаются преступления, а тогда, когда преступник начинает вести себя неправильно с точки зрения этого самого «рыжыма». Ну и, разумеется, про то, что «кровавый тиран» якобы знал про преступления, но это его совершенно не взволновало, поскольку он лично любит бандюганов и коррупционеров.

«Интертрепация» совершенно понятна, но, как это ни удивительно, реальности она не совсем соответствует. Чтобы не сказать, что не соответствует совсем. Потому что в реальности всё устроено иначе, это подробно описано в «Лестнице в небо» и я сейчас немножко это повторю, поскольку нужно и на антироссийскую кампанию в интернете ответить, и реальность напомнить. Как же устроена суть?

А суть состоит в том, что любая Власть представляет из себя поле борьбы властных группировок. И верхушки этих группировок (которые и составляют элиту страны) ведут между собой сложную и подчас бескомпромиссную борьбу. При этом постоянно заключаются разного рода договорённости, коалиции и союзы, которые могут иметь как краткосрочный, так и весьма долгосрочный характер.

В частности, например, в конце 90-х годов в новой российской элите сложился долгосрочный консенсус, направленный на запрет представителям властных группировок в рамках межэлитных конфликтов апеллировать к народу. Для реализации такого (как оказалось, очень долгосрочного) консенсуса был необходим внутренний арбитр — и именно в рамках этой позиции во власти появился нынешний Президент Владимир Путин.

Ну и, как это обычно бывает, первой его задачей стала ликвидация тех, кто к консенсусу присоединяться отказался, в лице Березовского, Гусинского и Ходорковского. Но, как понятно, на активность борьбы за ресурсы это особо не сказалось (иначе просто не бывает).

И вот тут нужно напомнить базовые положения этой схватки. Вся правоохранительная система не имеет право трогать представителей элиты. Ни при каких условиях. Вспомните ближайшее окружение Ходорковского, там удалось многие их истории 90-х вскрыть и выглядели они крайне мрачно. Но — в 90-е никто даже близко к таким «уважаемым» лицам не подходил, всё «вскрытие» было уже после начала «дела Ходорковского» в 2003 году.

А вот лица, которые стоят ниже в иерархии властных группировок, вполне могут стать жертвами совершенно честных расследований, особенно если есть властные группировки, которые в этом заинтересованы. Но есть одно важное исключение. Если есть крупные договорённости (например, между «силовыми» группировками и «либеральными»), и часть не входящих в элиту, но статусных персонажей (вроде губернаторов или министров) являются важными элементами этих договорённостей — их тоже нельзя трогать.

Я помню, что когда работал в Министерстве экономики, мне объясняли, что важная часть роста чиновника — это попадание в постановление правительства (а потом и в указ Президента) в персональном виде. Со мной это произошло осенью 1995 года (я стал ответственным секретарём правительственной комиссии по борьбе с неучтённым налично-денежным оборотом) и пару человек меня даже с этим поздравила.

Так вот, если чиновник (или какой-либо другой представитель той или иной властной группировки) вошёл в список «обеспечивающих» для какой-либо элитной договорённости, он получает статус «неприкасаемого». И гарантии его адекватности и лояльности берут на себя руководители его группировки. Но, в отличие от членов элиты, эта «неприкасаемость» носит временный характер и может быть прервана в одном из двух случаев: либо базовая договорённость перестаёт действовать, либо же в рамках внутриэлитных конфликтов появляются новые обстоятельства, которые перевешивают эту исходную договорённость. Выступают для неё, так сказать, обстоятельствами непреодолимой силы.

Не вызывает сомнений, что история с Фургалом из этой, второй серии. И таких историй сейчас будет очень много. Мне кажется, что главная причина в том, что либеральная элитная группировка сильно теряет в своей силе. И потому, что не может предъявить позитивного сценария, и потому, что уже не может вложить в сохранение внутриэлитного консенсуса свой главный ресурс — договорённости с мировой долларовой системой. Соответственно, все элитные договорённости, в которых она участвует, ставятся под вопрос.

Грубо говоря, раньше либералы клали на свою чашу весов не только финансовый и административный ресурсы, но и поддержку МВФ и администрации США. Сегодня эти факторы уже не играют, поскольку роль МВФ резко упала, а договоренности с Трампом, скорее, находятся у «силовиков-патриотов». Это значит, что нужно положить что-то ещё, заменить выпавший ресурс. Дополнительные деньги, например.

На какие-то договорённости денег (пока) хватает, но на все не хватит точно. А это значит, что очень большое количество функционеров властных группировок, которые обслуживали эти договорённости, пойдут «под нож». В том числе и потому, что они просто не привыкли к ответственности — и дел, за которые их можно вполне законно посадить, выше крыши.

Кто-то скажет, но ведь Фургал не либерал! Точнее, не член одной из либеральных властных группировок. Но, собственно, я и не говорил, что все функционеры властных группировок должны быть либералами — они просто участвуют в договорённостях, в которых какие-то либералы — одна из сторон. Ну и потом — не так-то просто подчас определить, из какой группировки тот или иной персонаж. Ну вот кому ближе Собянин, Волошину или Путину — поди сходу разберись!

В общем, не нужно читать либеральную пропаганду. Путин назначал Фургала не потому, что питает слабость к бандитам, а потому, что Фургал «закрывал» некую элитную договорённость. Если она была реально важна для страны, то не то что мог, он должен был его назначить. Ровно на то время, пока эта договорённость была принципиально важна. Ну а потом — а потом стал работать закон. И ровно с таким же пониманием нужно подходить к будущим аналогичным историям.

P.S Помните, я несколько месяцев назад писал о том, что у чиновников есть время до мая для того, чтобы тихо уйти. Потом уже придётся «посидеть на дорожку». Фургал недопонял. Как и многие другие. Я уже не виноват, время прошло.

 
Источник
  • avatar
  • .
  • +12

1 комментарий

avatar
но ведь вроде место губера ЛДПР получила по квотам как парламентская партия. одно из трех мест. Путин не назначал а только одобрил выбор ЛДПР.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.