Почему в России нет деревьев старше 200 лет?

Некоторое время назад я задался вопросом, почему в наших лесах нет тысячелетних дубов-колдунов, образы которых так ярко всплывают у нас в генетической памяти, когда мы читаем дошедшие до нас народные сказки. Где же те дремучие леса, которые мы все так хорошо представляем? Вспомним строчки В.С. Высоцкого, и сразу предстают перед глазами эти самые чащобы:

В заповедных и дремучих страшных муромских лесах
Всяка нечисть бродит тучей и в проезжих сеет страх,
Воет воем, что твои упокойники,
Если есть там соловьи, то разбойники.
Страшно, аж жуть!

В заколдованных болотах там кикиморы живут,
Защекочут до икоты и на дно уволокут.
Будь ты пеший, будь ты конный — заграбастают,
А уж лешие так по лесу и шастают.
Страшно, аж жуть!

А мужик, купец и воин попадал в дремучий лес,
Кто зачем: кто с перепою, а кто сдуру в чащу лез.
По причине пропадали, без причины ли,
Только всех их и видали, словно сгинули.
Страшно, аж жуть!

 

Что-то похожее представляется и в известной песне про зайцев:

В темно-синем лесу, где трепещут осины,
Где с дубов-колдунов опадает листва
На поляне траву зайцы в полночь косили
И при этом напевали странные слова:

«А нам все равно, а нам все равно, пусть боимся мы волка и сову,
Дело есть у нас — в самый жуткий час мы волшебную косим трын-траву»

А дубы-колдуны что-то шепчут в тумане,
У поганых болот чьи-то тени встают,
Косят зайцы траву, трын-траву на поляне
И от страха все быстрее песенку поют:

«А нам все равно, а нам все равно, пусть боимся мы волка и сову,
Дело есть у нас — в самый жуткий час мы волшебную косим трын-траву»

В общем, я погрузился в эту тему, и оказалось, что не один я задался этим вопросом. Я обнаружил много интересных теорий, начиная от континентальных потопов и заканчивая ядерной войной 1812 года, развязанной инопланетными захватчиками. В общем, повеселился я наславу :-)))

А между тем факт остаётся фактом — на первых старых фото строительств железных дорог и других объектов на просторах России нет старых лесов! Есть молодой лес, который много моложе того, что мы видим вокруг нас сегодня. Даже фото с места «тунгусского метеорита» не впечатляет толщиной стволов. Лежат тонкие, как спички, стволы приблизительно одинаковой толщины. Никаких тебе дубов-колдунов. При этом в некоторых Европейских странах и Америке с дубами и другими деревьями (например, секвойями) всё в порядке...

Официальная версия утверждает, что леса не доживают до своего пожилого возраста из-за неблагоприятного климата, а также периодических пожаров, случающихся то тут то там по всей Сибири и Дальнему Востоку. Но всё равно странно, что по всей территории России не нашлось фотографии с действительно дремучим лесом, с тысячелетней дубравой (а дубы в благоприятных условиях живут по 1500 лет). Кроме того, по фотографиям складывается ощущение, что леса все примерно одного возраста, чего по идее не должно быть в случае периодических относительно локальных пожаров.

Несмотря на мои подозрения, я допускаю, что возраст уже выросшего леса трудно определить по фотографиям. Мы отличаем только лес от молодой поросли, а когда ему уже более 40 лет, то без конкретного промера диаметров стволов и подсчёта годовых колец — фиг его знает, сколько ему, 50, 80 или 100. И отсюда же можно допустить, что любой лес в Сибири горит чаще, чем раз в 150-200 лет.

Исследование по картам

Рассмотрим лес у моей дачи в московской области. Судя по толщине преобладающих там берёз им не более 40 лет, хотя они точно растут здесь существенно дольше. У самого на участке берёза, которой 70 лет при радиусе 25 см. То есть, одно кольцо у неё имеет ширину 0,4 см. Видимо, не очень благоприятные условия у нас. Стало быть и берёзам в лесу не 40 а лет по 80-100.

Посмотрим, что здесь было в 1770-х годах, то есть, 250 лет назад. Откроем фрагмент карты межевания Звенигородского уезда Московской области. Синим квадратом я пометил место расположения наших дач:

 

Полоски — это пашня. Примечательно, что справа от дач мы видим лес, а вот снизу — пашни. Там, где сейчас растёт лес, была пашня, а лес указан на месте нынешнего поля, которое расположено у нас справа, со стороны Москвы. Интересно, что даже река Покровка, начинающаяся сейчас в поле и идущая через лес, на этой карте начинается в лесу, а затем идёт среди пашен.

Ещё одна карта межевания того же периода. Если точечным пунктиром обозначены границы леса, то, как ни удивительно, лес присутствует на ней почти в той же конфигурации, что и сейчас.

 

Карты в то время составлялись на глазок, поэтому такие сильные искажения — явление нормальное. Исходя из этого, могу предположить, что пашни на первой карте находятся не там, где сейчас у нас лес, а южнее, но из-за сильных искажений оказалось, что они почти вплотную прилипли к нашему оврагу. Кроме того, лес на первой карте справа от оврага показан довольно условно, поэтому возможно, что до него расстояние было больше, да и поле могло быть неправильно развёрнуто. В этом смысле, вторая карта мне представляется более точной. Там границы леса чётко обозначены, так же, как и река Покровка.

Таким образом, опираясь на вторую карту, можно сделать вывод, что в 1770-х годах лес произрастал приблизительно в том же месте, что и сейчас. То есть, 250 лет назад лес тут тоже был. Но где же тогда деревья возрастом 250 лет? Нету.

Посмотрим более свежие карты. Может, лес там вырубался, и это как-то отразилось в них?

Шубертовская карта, построенная по съёмкам, происходившим в 1838-1839 годах. Самая точная и подробная карта этой местности за всё время, переиздаваемая с инфраструктурными дополнениями чуть ли не целый следующий век. Так называемая «одновёрстка», то есть в 1 дюйме 1 верста (1 см = 420 м). Тут я ещё в 2 раза увеличил масштаб для удобства:

 

Карта составлялась научными методами, поэтому искажений практически нет. Мы видим ту же картину, которую видели и на картах межевания, созданных на 50-70 лет ранее. То есть, всё это время лес оставался на своём месте.

Ещё одна карта, построенная по съёмкам, происходившим чуть позже, в 1852-1853 годах:

 

Это хотя и более свежая карта, но она менее детализирована. Зато лучше проработан рельеф. За 10 новых лет с лесом также ничего не произошло.

Двигаемся дальше. Карта, построенная в советское время на основе съёмок 1922-1928 годов:

 

Удивительно, но на ней показана просека, существующая до сих пор! То есть, сразу после революции она уже существовала! Опять лес на месте, никуда не исчез. Стоит уже 150 лет!

Продолжим наблюдение. Во время Великой Отечественной войны немецким самолётом-шпионом была проведена аэрофотосъёмка нашей местности в 1942 году, на которой мы можем видеть не только наличие леса, но и его состояние:

 

Что мы видим? Появилось Киевское шоссе, но лес практически точно соответствует тому, что мы видели на картах ранее. Однако мы видим огромную вырубкусправа, которая треугольником врезается в лесной массив со стороны Киевского шоссе, а также совершенно лысую полянучуть левее. Видна и наша лесная просека, которая соединяет нос белого поля с краем лысой полянки у шоссе. Замечу, что если не знать, что на том месте была вырубка, идентифицировать её на месте сегодня было бы довольно трудно, хотя там и сейчас чувствуется неуловимое изменение характера леса.

Фотография с американского спутника-шпиона 1966 года. Прошло 25 лет, и вырубки уже почти не заметно. Зато редколесье справа в конце поля теперь полностью вырублено, и превратилось в новое поле, а кромка нашего леса со стороны поля немного подрезана:

 

Далее, фрагмент карты, отображающей местность по состоянию на 1982 год:

 

Границы леса такие же, как и на фото 1966 года. Лесу уже 200 лет, но старых деревьев в нём всё ещё нет!

Теперь посмотрим Гугловский спутниковыей снимок 2006 года:

 

По сравнению с 1966-1982 годами лес особенно не изменился. И последнее изменение леса произошло в 2013 году. Часть леса вырублена. Рубка происходила зимой огромными гусеничными машинами, видны даже их параллельные следы:

 

Таким образом, несмотря на такие привлекательные теории о стёртом по какой-то причине из нашей памяти катаклизмом, я могу предположить, что наш лес всё-таки периодически фрагментарно или полностью вырубался, а затем вырастал вновь. То же можно предположить про всю Московскую область.

Заключение

За последние века леса вокруг городов активно вырубались, вырастали вновь и опять вырубались. Разумно предположить, что вырубались также сибирские и дальневосточные леса, но уже в крупнопромышленных масштабах.

Кстати, несмотря на периодические рубки вокруг Москвы, у нас в лесу всё же сохранились довольно толстые дубы. Видимо, дуб у нас не подлежал вырубке. С одним из таких дубов (правда, уже сухих и прогнивших) я сегодня сфотографировался:

Я и столетний дуб в московской области

Я и столетний дуб в московской области

В обхвате дуб 3 метра 20 см, что даёт где-то около метра в диаметре. Говорят, что в среднем годовое кольцо дуба имеет ширину 0,5—0,6 см. Выходит, что дуб прожил где-то около 50/0,5=100 лет. Но, учитывая неблагоприятные условия, о которых я упоминал в начале статьи при расчёте возраста берёз в том же лесу, возможно, что и дубу существенно побольше будет...

И ещё некоторое время он стоял мёртвым. Довольно долго, ибо он весь гнилой. Скажем, ещё лет 50, потому что древесина дуба гниёт небыстро, а тут уже трухля. Думаю, таким образом мы подбираемся опять же к тому самому рубежу в 200 лет...

Да, в отдельных, ныне охраняемых местах, можно встретить великовозрастные деревья по 300, 600, даже 1000 лет. Но это редкое явление. Отдельные экземпляры, исключения из правил, не могут опровергать общую тенденцию.

По поводу Сибирских и Дальневосточных лесов… И там сохранились отдельные экземпляры, но нет реальных реликтовых лесов. Наверняка Сибирь и Дальний Восток периодически горели, как и в наше время. Только в прежние века, когда их не тушили, леса могли гореть очень долго, пока их не затушит ливень, а значит становится понятным, почему они все такие молодые.

Но почему леса не сгорают на американском континенте? Возможно, там другой климат, более интенсивные дожди, которые сразу и тушат подожжённое молнией дерево? Ну и вырастают они там быстрее и живут дольше из-за более мягкого климата?

Но тогда вопрос, почему именно мы, русские, так легко представляем себе эти тысячелетние дубравы, словно сохранена о них память у нас где-то глубоко в подсознании? Почему дремучие леса так часто описываются в наших русских сказках? Значит, несколько веков назад они всё же были в наших широтах? Доживали дубы у нас до тысячи лет? Может, климат был у нас мягче?

Что ж, остаётся только пожалеть о том, что те сказочные времена уже прошли…

  • avatar
  • .
  • +44

6 комментариев

avatar
да просто условия не очень благоприятны для того, чтобы деревья долго жили.
Чем больше дерево, тем больше у него шансов сломаться от ветра или от массы налипшего снега, например.
avatar
где-то около 50/0,5=100 лет
сколько сколько?
avatar
Что не так?
avatar
а почему просто не написать 100? для чего эти арифметические операции. Ну или не написать 50*2=100.
avatar
Это называется «математические выкладки».
avatar
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.