Угроза ПВО и глупые журналисты

Система противовоздушной обороны (ПВО) начинает быть угрозой. Об этом в эфире радиостанции «Говорит Москва» заявил Алексей Подберезкин, советник гендиректора концерна ПВО «Алмаз-Антей», где были разработаны зенитные ракетные комплексы «Бук». По его словам, на радаре трудно отличить один самолет от другого, а также гражданский борт от ракеты.

Не верите? Это вот тут написано:
lenta.ru/news/2020/01/14/buki/

Чем больше я смотрю на современную журналистику, тем больше убеждаюсь в проблемах образования и в массовом отупении, особенно заметном у гуманитариев.

ПВО чисто оборонительная система. Она не может нести угрозы. Угрозу ВСЕГДА несут те объекты — бомбардировщики и ракеты — которые прилетают от той стороны, которая нападает.

Почему так получается, что в 20 веке сбивают пассажирские самолеты? Все очень просто. Вопрос не в ПВО — вопрос в парадигме, в правилах войны. С тех пор, как в стране, в которую мы не будем тыкать пальцем, решили, что бомбардировки в мирное время в густонаселенных районах являются нормой — возникла ситуация, при которой в одном небе в одном месте могут находиться как гражданские лайнеры, так и бомбардировщики. Или ракеты.

Проблема не в том, что есть ПВО. Проблема в том, что кто-то решил, что можно изменить правила войны. Перейдя от конвенциональных конфликтов к точечным ударам без объявления войны. И проблема в мировом сообществе, которое не возразило этому. Сегодня в любой стране мира может произойти ситуация, когда прилетит крылатая ракета, куда-нибудь попадет, что-нибудь разрушит с какими-нибудь последствиями, кого-то убьет, и мировая общественность, прочитает в новостях о том, что «целью были террористы», счастливо улыбнется и согласно закивает. До тех пор, пока что-нибудь не прилетит к ним самим…

Каждое оружие для чего-то предназначено. И каждое оружие имеет идеальный образ действий. Автомат хорош, когда у вас удобная позиция, а противники идут плотным строем, не торопясь и не прячась, тогда можно всю обойму всадить в цель. Но как только противники рассыпаются, начинают двигаться перебежками от укрытия к укрытию, так сразу кучность и огневая мощь становятся бесполезными. Но хуже всего, когда они скрываются в толпе среди гражданских — тогда сильные качества автомата становятся его недостатком. Точно так же и ПВО. Современные системы разрабатывались для борьбы с воздушным противником в условиях конвенционального конфликта. Ситуация, когда одна большая страна нападает на маленькую страну, перебрасывает бомбардировщики и открыто заявляет о намерении нанесения удара, не объявляя при этом войны — такая ситуация как бы не предусмотрена исходными задачами ПВО. Задача ПВО — уничтожить воздушную цель. С этой задачей ПВО справляется. И потому к ПВО претензий нет и быть не может.

Тогда почему Алексей Подберезкин, советник гендиректора концерна ПВО «Алмаз-Антей», в эфире, сказал что ПВО угроза? Ребята, он этого не говорил. Вот я не слушал этот эфир (можете кинуть ссылку), но я более чем уверен, что он этого не говорил. Я очень хорошо знаю журналистов, чтобы понять, что это придумали журналисты. Скорее всего, Подберезкина спросили, существует ли угроза для гражданского самолета, находящегося в районе активной работы ПВО. И он честно ответил — существует. Потому что любой самолет в районе работы ПВО находится под угрозой. Но это не значит, что ПВО является угрозой гражданскому воздушному движению.

Журналист захотел выпендриться — и выпендрился.

Следующий момент. На радаре трудно различить самолеты и отличить самолет от ракеты. Тут вот что. На радаре картинки нет. Там просто точка, и все. Отраженный сигнал. Раньше радары были аналоговые, с визуальными индикаторами кругового обзора (ВИКО) — так там было в чём-то проще. Сильнее отраженный сигнал — жирнее отметка на экране. Приблизительно видно, тут — большой самолет, а вот тут — какая-то штука летит малозаметная. И то не факт. А сейчас везде цифровые дисплеи, и отличить одну отметку от другой невозможно в принципе — потому что компьютер рисует одинаковые маркеры.

Еще один метод отличить цель — спектральный анализ отраженного сигнала. На спектроанализаторе С-200 можно отличить вертолет от турбовинтового самолета, одномоторный самолет от многомоторного, и все это — от баллистической цели. Но для этого нужно иметь опыт, нужно иметь время, чтобы посмотреть на спектроанализатор, и нужно время подумать. А если времени нет, и есть точка и угроза нападения — тут уж сами понимаете, кто первый выстрелил…

Таким образом, исходя из вышеприведенного абзаца становится ясно, что главная проблема ПВО — недостаток информированности расчета. Цель появилась на пять секунд, недостаток информации — выстрел. А вот если бы у расчета была информация об этой цели на протяжении более долгого времени, например минуты, командир успел бы собрать информацию и принять правильное решение. Какой вывод? А вывод простой.

Угрозу представляет не ПВО, угрозу представляет недостаточное развитие средств ПВО в условиях возможности воздушного нападения в местах интенсивного гражданского воздушного движения.

Что может сделать Иран, чтобы история с Боингом не повторилась при возможной эскалации конфликта? Иран может поставить сеть РЛС, гарантирующих полное радиолокационное покрытие всей территории, без «мертвых зон», во всем диапазоне высот. Иран может интегрировать эти РЛС в систему, которая будет производить сопровождение КАЖДОЙ цели во время ее движения от первого до последнего момента. Иран может поставить огневые средства ПВО таким образом и там, где они не только будут прикрывать отдельные объекты, но и блокировать пути подлета к этим объектам на удалении. Иран может модернизировать каналы связи таким образом, чтобы они были надежны и безотказны, в том числе в условиях активных боевых действий. В этом, и только в этом случае КАЖДЫЙ расчет будет иметь ПОЛНУЮ и ДОСТОВЕРНУЮ информацию, а также время ПОДУМАТЬ — что несомненно, повысит надежность ПВО как средства защиты, одновременно создав МАКСИМАЛЬНО БЕЗОПАСНЫЙ режим для гражданских самолетов, соблюдающих правила движения и идентифицирующих себя установленным образом.

Секрет безопасности ПВО не в том, чтобы ее убрать — секрет в том, чтобы ее развить в направлении, соответствующем реалиям современности.

И да, я абсолютно согласен, что ПВО должны заниматься опытные и серьезные люди. Но это не единственное требование современности. Как я уже сказал, система ПВО должна обладать стопроцентной ситуативной информированностью в каждой точке — тогда и только тогда будут созданы условия, при которых ошибочная идентификация цели станет практически невозможной.

И как нетрудно заметить — сказанное мной, и абсолютно логичное, полностью противоречит тому паническому дискурсу, который соорудил на коленке щелкопер-дегенерат, необоснованно именующий себя журналистом…

Источник
  • avatar
  • .
  • +18

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.