Хорошо ли ты знаешь мир

Сразу в лоб вопрос: назовите три идущие войны, унесшие в этом году наибольшее число жизней.

Ну конечно, вы совершенно правы.

На первом месте Афганистан, за которым вы неотрывно и с интересом следите — там завалили к началу ноября уже почти 50 тысяч человек.

На втором месте, снова правильно, Йемен, там погибли 20 тысяч. Впрочем, кому мы это пишем — у вас же сейчас карта военных действий в соседней закладке открыта.

И на третьем — да! Умнички вы наши, конечно же, это Мексика. Там в нарковойне в этом году убили уже под 18 тысяч человек и к концу года, вероятно, выйдут на новый рекорд (в прошлом было 22 тысячи трупов).

Да, в сирийской гражданской войне в 2019 году убили вдвое меньше людей, чем в

мексиканской. Просто смерти мексиканцев сейчас идут дешевле.

И нет, мы сейчас говорим не абстрактно. Мы не подвываем на тему «как мало стоит жизнь и смерть».

Нет. Смерти имеют в медийном мире совершенно реальную стоимость — потому что они конвертируются в просмотры, рекламу и гонорары. Когда мы с вами читаем про чьи-то смерти — мы их реально покупаем.

В своё время писатель Воннегут любил говорить, что был ровно один человек, получивший пользу от бомбардировки союзниками города Дрездена (150 000 трупов): «Это я. Я заработал на каждом погибшем в Дрездене по четыре доллара». Но Воннегут хотя бы написал «Бойню номер пять». А медиабизнес, продающий современные смерти, производит фастдэс.

И кстати. Это сейчас смерти в Сирии дороже, чем смерти в Мексике. А когда на прошлой неделе наркокартели расстреляли пару мормонских семей из США где-то у границы — смерти в Мексике шли по очень высокому курсу.

Мы, дорогие друзья, живём в парадоксальном мире, где ценность жизни не просто разная в разных странах. Она может скакать как курс биткоина — то есть с утра стоит просто дохренища, а к вечеру упасть ниже плинтуса.

А знаете, где на этой неделе ожидается самая дорогая смерть?

Правильно. В Гонконге. Там все ждут не дождутся, когда наконец загнётся первая сакральная жертва, слегка подстреленная накануне при попытке отобрать пистолет у полисмена.

А где на этой неделе смерти будут самые дешёвые?

Тут сразу несколько кандидатов.

Скажем, на Гаити, где сейчас тоже что-то вроде восстания, аннулировали в беспорядках пару десятков человек. Всем настолько всё равно, что даже сказать нельзя — более всё равно было только после землетрясения десяток лет назад, когда под носом у США погибли тысяч полтораста-двести человек, а оставшихся начали педофилить за еду гуманитарные миссионеры.

Или вот, скажем, в Камеруне в войне между англоязычными сепаратистами и франкоязычным большинством — там в последние недели начали активно убивать священников. И тоже фиг найдёшь какие-нибудь новости.

… На самом деле всё это очень грустно. Мы можем обвинять в этом кого хотим, хоть мировую закулису — но на самом деле это мы с вами требуем от любой смерти, чтоб она была занимательной.

Так у нас есть только один печальный совет жителям стран, которые терзают никому не интересные конфликты — а они хотели бы привлечь внимание.

Пригласите на свою бойню номер сто Сашу Грей.

[Орда]

  • avatar
  • .
  • +11

1 комментарий

avatar
красивая фраза в конце
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.