Китайский менталитет

Начав общаться с китайцами по вопросам бизнеса, или просто посещая магазины, рынки, сталкиваясь с ними по бытовым вопросам, очень скоро понимаешь, что в китайском бизнесе данное слово можно как дать, так и взять обратно, обещания ничего общего с реальностью не имеют, а хитрость и лицемерие — норма повседневности и деловой активности.

Но задумывались ли вы, в очередной раз получив партию китайского неликвида или вновь поймав китайского продавца на обмане и сдерживая себя от того, чтобы развернуться, уйти, улететь и более никогда не иметь с ними дел – что же, собственно, является причиной такого поведения китайцев?

Вывод, сделанный мною за десять лет проживания в Китае таков, что базой для подобного поведения является тривиальное неуважение. Просто в китайском обществе оно является нормой и жизненным стандартом.

Неуважение — это вообще основная отличительная черта китайского общества.

Эта черта не так сильно бросается в глаза, потому что она соседствует с низким уровнем агрессии, а такое сочетание для нас непривычно. Мы, русские, привыкли к тому, что если нас кто-то «не уважает», то делает это весьма показательно, я бы сказал, «наступательно – агрессивно», выпячивая свое неуважение, облекая его в хамоватую форму, и, как правило, провоцируя конфликт. Просто вспомните эту русскую фразу – «Ты меня уважаешь?» и тон, которой она произносится. Тон, не оставляющий никаких сомнений в открытом моментальном конфликте в случае любого намека на отрицательный ответ.

В китайском обществе все не так. Там нет уважения друг к другу, но нет и агрессии. Поэтому эта черта не столь заметна.

И тем не менее, тотальное игнорирование интересов окружающих — это именно то, что я бы хотел вынести во главу угла в описании китайского менталитета. Это настолько выпирающая, при внимательном рассмотрении, черта, что если бы меня попросили парой слов описать современный китайский социум, я бы описал именно двумя словами: китайское общество — это отсутствие уважения. Отсутствие уважение к другим людям, правилам, власти и нормам поведения в социуме.

Такое отношение к окружающим и окружающему является причиной не только вышеописанных мелких уличных проявлений, но и гораздо более серьезных проблем. Хороший пример китайского отношения к чему бы то ни было — экологическая ситуация, сложившейся в КНР.

Здесь, на вопросе экологии Китая, хочу остановиться чуть подробнее. Я, если что, совершенно не отношу себя к «зеленым». Уделяю внимание этому вопросу не более среднестатистического европейца. То бишь уделяю, но не зациклен. Более того — весьма скептически отношусь к большинству акций и скандалам “гринписовцев”. Но даже с моей, весьма не «зеленой», точки зрения, ситуация с загрязнением в Китае просто критическая. Московский воздух в районе садового кольца — это живительный кислород по сравнению с воздухом в Фошане, Дунгуане или индустриальными районами Чжецзяна. Представьте себе, какой запах стоит в помещении, где пол покрасили масляной краской. Скажем, запах немного выветрился, но не настолько, чтобы у вас через час не начала раскалываться голова. Представьте комнату, в которой только что сожгли пару пластиковых бутылок. Представили? Как вам такой запах не в окрасочном цеху, и даже не на территории завода, а в многомиллионном городе? Природа и животный мир в индустриальных районах Китая (а это львиная доля восточной и южной части страны) не просто поставлены на грань уничтожения, а зачастую давно уничтожены. Не думаю, что люди, уважительно относящиеся к окружающему миру, могут вести себя подобным образом. На этом фоне даже потребительское отношение к природе в России и локальные экологические проблемы со всеми нашими ЦБК на берегу Байкала – просто детский сад.

Нельзя не понимать, что высокая плотность населения и производства провоцирует наступление экологической катастрофы в отдельных районах Китая на порядок быстрее, чем в любом другом месте планеты, что, собственно, и происходит в настоящий момент. Понимает это и компартия, и китайские промышленники. Но именно в Китае, как нигде в мире, уровень наплевательского отношения к окружающей среде превышает самые наихудшие ожидания.

Есть мнение, что невнимание к экологическим проблемам Китая обусловлено нищенским существованием населения, а в такой ситуации не до заботы о чистом воздухе. Но только есть один нюанс — Китай давно перестал быть нищим. Народ живет, разумеется, в среднем, весьма не богато, но голод и нищета в Китае отсутствуют уже давно. И не смотря на это, Китай, на долю которого приходится первое место в мире (23% от общего объема) выбросов парниковых газов, не предпринимает серьезных шагов по предотвращению экологической катастрофы, по прежнему отдавая вопрос экологии в жертву экономическому росту. И ведь объем парниковых газов — это только вершина айсберга, его можно хоть как-то рассчитать. А вот точных методологий расчета общего урона окружающей среде в связи с отравлением рек и почвы ядами и тяжелыми металлами, не существует. Поэтому какими точными критериями оценить общие потери от уничтоженной Китаем флоры и фауны – неизвестно.

Рядовой китаец, бросающий коробку от «хэфаня» на дорогу под ноги соседу. «Лаобань», владелец фабрики, сливающий отходы в местную, давно мертвую, речку. Правительство КНР, в очередной раз отказывающееся подписывать Киотский протокол и закрывающее глаза на глобальную проблему уничтожения всего живого ради дополнительных долей процента в более чем достаточном росте ВВП. Все это — звенья одной цепи. И причина этих действий одна и та же. Не свойственно китайскому характеру поступаться своими, даже краткосрочными, интересами ради чего бы то ни было. Ради соседей, общественных организаций и населения, как своей страны, так и чужих.

Те же самые умозаключения напрашиваются при чтении о постоянных случаях обнаружения в продаже токсичных продуктов питания, вроде нашумевшего несколько лет назад случая массового отравления детей детским питанием. Сегодняшние владельцы китайских предприятий – далеко не бедные люди даже по общемировым меркам. Многие из них весьма обеспеченные люди, легко оставляющие в ресторане зарплату среднего европейца. Они специалисты в своей области и прекрасно знают «экологические особенности» своей продукции. И многим из них это не мешает исключительно на рационально-денежном основании продолжать производить или выращивать продукты питания, которые медленно (впрочем, иногда и быстро) травят своих сограждан.

«Уважительное» отношение государства к своим гражданам тоже проявляется повсеместно. Как-то раз рядом с моим домом начали строить станцию метро. Метро – это дело хорошее. И нужное. И удобное. Да вот только строили эту станцию круглосуточно. Семь дней в неделю. Без праздников и выходных. На протяжении почти трех лет. Со всем вытекающим шумом, скрежетом, отбойными молотками и работающей 24 часа в сутки техникой. В ста метрах от жилого комплекса на несколько тысяч человек. Китайское экономическое чудо, конечно, поражает воображение – за эти три года в Шэньчжэне было построено около ста станций метро. Но как вы думаете, сколько сотен тысяч людей двенадцатимиллионного города три года не могли просто нормально спать и жить? В моей квартире шум был такой, что я по-быстрому съехал. А остальные остались. И никто жителей и их малолетних, плачущих по ночам, детей, не спрашивал, нужно ли им настолько срочно метро по цене сотен бессонных ночей.

Кто-то, знающий Китай “изнутри”, прочитав вышеизложенное, скажет: “Постойте, но какое же неуважение? Китайцы совершенно нормально и уважительно ведут себя с друзьями и знакомыми. Да и к родителям относятся уважительно, хорошо и правильно.”

Видите ли, в чем дело. Нет никакой особенной добродетели в том, чтобы любить и уважать своих родителей и друзей. Это нормальное состояние нормального человека и проявлений какой-то особенной человечности я в этом не нахожу. Добродетель — это уважительное отношение к совершенно незнакомому человеку. Это аксиомное восприятие других членов социума как равных себе. Это не вычитанное, но прочувствованное и взятое за жизненный принцип банальное выражение “относись к другим так, как хочешь, чтобы относились к тебе”.

И именно этого в Китае вы не найдете. Пусть вас не вводит в заблуждение традиционная китайская любезность продавцов. Вы – покупатель. Их цель – просто заработать денег. И это подразумевает определенное поведение, но вовсе не уважение. Хотите понять, каковы реальные отношения в китайской среде – поработайте в китайской компании. Не начальником отдела, не боссом, а на обычной, параллельной с китайцами, должности, под руководством обычного китайского начальника. Отсутствие нормальной рабоче-дружеской атмосферы, кооперации (вы же конкуренты), подсиживания и куча других ништяков… Вас ожидают интересные открытия, если вы решитесь на такой эксперимент.

Мне кажется, китайцы и сами чувствуют слабину своих моральных принципов, иначе откуда столь болезненное отношение к явлению «потери лица», например? Ведь, как известно, нигде так много не говорят о приличиях, как в домах терпимости…

Ну и раз уж затронули тему работы, давайте плавно перейдем к следующей черте. Это – рамочность мышления.

Большинство иностранцев — работодателей жалуются на сложности поиска в Китае думающего сотрудника. Это действительно так, весь мой опыт работодателя говорит о том же. В отличие от России, найти исполнительного сотрудника в Китае не составляет особого труда. И этот сотрудник будет прилежно выполнять то, что от него требуется. (Правда, есть одна оговорка — при условии, что будет чувствовать контроль). При должном контроле в плане выполнения инструкций китаец будет образцово-прилежен.

Но как только среднестатистическому китайцу понадобится принять какое-то самостоятельное решение — жди беды. Китайцы плохо принимают решения в ситуациях нестандартных, ситуациях с двумя и более неизвестными. Их решением в нестандартной ситуации может быть нечто несообразное ни с логикой, ни со здравым смыслом.

Проблема связана с тем, что китайцы хорошо мыслят только в жестко заданных и изученных ими рамках. Экстраполировать свои знания на новое явление, применить к нему знания, полученные в другой области и призвать на помощь логический анализ — задача, в среднем, непосильная.

Кстати, доказать потом, что решение принято неверное, будет невозможно. Если вы начальник, китаец с вами внешне согласится, но внутренне никогда в жизни свое решение за ошибку не посчитает. Причина здесь еще в одной черте – самоуверенности и нежелании критически анализировать свои действия, знания и умения.

Я, как любитель жизненных примеров, приведу таковой.

Есть у меня товарищ из Европы, несколько лет работал пилотом в Shenzhen Airlines (в Китае проблема с квалифицированными кадрами, поэтому часто приглашают иностранцев). Неумение китайцев мыслить вне заданных рамок и заученных аксиом выводило его из себя постоянно. Понять моего товарища можно — речь идет о безопасности полетов, а хроническая неспособность пилота принять правильное решение в нестандартной ситуации может закончиться плачевно. Вот один из его рассказов.

Этот мой товарищ — первый пилот. Второй, китаец, пару месяцев назад купил новые часы. Которые измеряют температуру, пульс, высоту и прочее. Мой товарищ как-то после взлета интересуется, доволен ли второй пилот часами. Его ответ был такой: «В целом хорошие часы. Только вот альтиметр врет. Когда высоту 10 тысяч набираем, он, в лучшем случае, 2500 показывает».

Для гуманитариев поясню, в чем дело. Стандартный альтиметр измеряет не высоту. Он измеряет давление воздуха, а затем пропорционально рассчитывает высоту над уровнем моря. А давление воздуха в салоне самолета и за бортом на высоте 10 тыс метров, как вы уже догадались, очень сильно отличается. И если до меня, до человека с обычным, не «летным» техническим образованием, суть проблемы дошла за секунду, то каким же мышлением надо обладать, чтобы, получив специализированное образование и изучив принцип действия каждого прибора в самолете, включая альтиметры (это все входит в программу обучения пилотов), на протяжении двух месяцев смотреть на часы, огорчаться их «неверным» показаниям и даже не предположить ничего другого, кроме того, что они сломаны!

В общем, я часто сочувствовал своему эмоциональному товарищу, который за бокалом пива, как и многие другие экспаты, частенько забывал про политкоректность при описании нюансов своей работы в Китае.

Узость мышления дополняется такой чертой, как отсутствие любопытства, что является не менее интересной темой для размышлений.

Когда я только начал работать с китайцами, через какое-то время обнаружил полное музыкальное невежество вполне образованных, хорошо говорящих по-английски, молодых менеджеров. То есть они, пожалуй, слышали, что где-то когда-то были, например, “Beatles” (хотя я сомневаюсь, что они смогли бы назвать хоть одну их песню). Но вот такие имена как “Led Zeppelin”, “Pink Floyd” и “Red Hot Chilly Peppers” уже приводили их в недоумение. И только позднее я обнаружил, что дело тут не только в музыке. Потому как китайцы мало интересуются чем-то кроме насущных потребностей и зарабатывания денег на эти же самые потребности. Они не читают книги и не смотрят серьезное кино. Не интересуются живописью и прочим искусством. Молодые китайцы в целом мало занимаются спортом, не играют на гитаре и не выпиливают лобзиком. У нас, честно говоря, тоже не много людей читают на ночь Шопенгауэра, но в Китае, по моим ощущениям, его не читает вообще никто.

Сначала все это удивляло. Но потом мой китайский зам немного меня просветил. Как-то после работы я продолжал сидеть с ним в офисе. Закончив рабочие дела, я читал какое-то автомобильное интернет-издание. Читал статью о новой модели “Феррари”. Ко мне подошел мой заместитель и я показал ему фотографии со словами: “Глянь, какая красота!”. “Не знаю” – сказал он в ответ — “Мне не интересно, если честно”. “Послушай, но как же так?”, — удивился я – “И у тебя, и у меня, техническое образование. Ты же не можешь не оценить красоту с инженерной точки зрения. Это полет инженерной мысли, мало ограниченный рамками цены, экологии и расхода топлива, как в случае какой-нибудь “Короллы”. Настоящее техническое искусство, если хочешь!” Знаете, какой был его ответ? “Большинству китайцев это не может быть интересно по той причине, что мы никогда не сможем себе это позволить”.

Это сказал образованный, учившийся несколько лет в Англии, человек. И это многое объяснило. Все эти феррари при отсутствии денег, лобзики и пинкфлойды – непрактичны. Не имеют отношения к повседневной жизни и потребностям. Поэтому интереса у китайцев и не вызывают.

Еще могу добавить, что, например, в бизнесе отношения с поставщиками частенько быстро становятся совершенно неофициальными. После обсуждения деловых вопросов, за обеденным столом, разговоры часто идут о детях, о бытовых моментах, увлечениях — о чем угодно. Но в такой ситуации мое упоминание, например, о том, что я на тридцать восьмом году жизни купил пианино и пытаюсь учиться играть, или брал уроки живописи «просто так», не будет хорошим способом поддержать беседу. Желание показать свою «человеческую сторону личности» и сблизиться с китайцами, выраженное в такой форме, в их глазах будет выглядеть как глупое лаовайское, то бишь «иностранское», чудачество. Особого вреда такие жизнеописания, разумеется, не принесут, но сближению точно не помогут, так как такого рода увлечения в их глазах выглядят весьма нелепо для серьезного человека…

Вышеописанные черты китайского менталитета, на основании моего опыта — пожалуй, основные из тех, что мешают иностранцам в нахождении общего языка с китайцами. Есть, пожалуй, множество и других факторов, которые влияют на то, что китайский и европейский менталитет часто не находят точки соприкосновения, но описанные мною, скорее всего, самые серьезные. По крайней мере, лично для меня.

Но что же такого произошло в истории китайской цивилизации, что на выходе мы получили общество, в котором такие весьма ценные черты, как трудолюбие и прилежание, соседствуют со столь сомнительными добродетелями, как тотальный моральный нигилизм вкупе с узостью мышления и гипертрофированным самомнением?

Про самомнение современных китайцев я упомянул несколько вскользь, но как раз здесь ларчик с первопричинами открывается достаточно просто.

Китай на протяжении большой части истории находился в положении нищего государства, раздираемого на части как внутренними конфликтами, так и весьма агрессивными соседями, притеснявших кто во что горазд, не отличающихся храбростью и героизмом китайцев, на протяжении сотен лет. Ни сильной экономикой, ни военными победами, ни внешнеполитическим влиянием похвастать Китай не мог в течение значительной части своей истории.

В двадцатом веке ситуация усугубилась еще сильнее из-за унижения от войн и гуманитарно-экономической катастрофы, связанной с пришедшим к власти маоистским режимом.

На фоне такого «бэкграунда» экономический рост, начавшийся в конце прошлого века и спровоцировавший рост национального самосознания, слишком уж резко качнул маятник общественного и индивидуального самомнения в противоположную от самоуничижительного, сторону.

На государственном уровне сегодня это выражается, в частности, в реваншистских настроениях по отношению к Японии. А на уровне индивидуумов, тоже в частности, приводит к быстро меняющемуся отношению к иностранцам от подобострастного к до неадекватности самоуверенному. Добавим расхожее мнение китайцев об иностранцах, как о варварах, мало понимающих китайскую специфику – и вот вам результат.

Стоит заметить, что, с одной стороны, китайцы вполне правы относительно непонимания иностранцами этой самой китайской специфики. Но в то же время почему-то забывают или не знают о том, что, например, основные законы бизнеса одинаково работают в любой стране и среде вне зависимости от расы и менталитета аборигенов. Только вот доказать это стандартному китайцу – задача невыполнимая.

Здесь остается только надеяться на то, что данный маятник через какое-то время вернется из крайнего в некое среднее положение, потому как резко растущие государственные амбиции и государственное самомнение чреваты опасным отрывом от реальности. Учитывая пока что небольшой опыт Китая в межгосударственном сдерживании, балансировании и перманентном поиске компромиссов на уровне приблизительно равных по силе ядерных держав, это может привести к серьезнейшим межгосударственным конфликтам.

Ответы же на остальные вопросы о природе китайского менталитета можно найти, если немного углубиться в китайскую историю.

 

Источник

  • avatar
  • 1
  • .
  • +24

1 комментарий

avatar
В Питере, когда идешь по тротуару (как правило, по правой стороне), в большинстве случаев пропускаешь идущих на встречу. И они тебя пропускают — стараются. Но только если это русские, узбеки, таджики и т.д. — все, кроме китайцев.
Эти идут, орут и не видят в упор никого…
  • Joe
  • 0
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.