Кому выгоден «бунт» в онкоцентре на Каширке

Демарш специалистов Института детской онкологии Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии им. Н.Н. Блохина в Москве набирает обороты.

На сегодня известно об увольнении четырех специалистов, еще три заявления остаются на рассмотрении.

Камень преткновения в конфликте специалистов онкоцентра с руководством — назначение нового директора института. Этим летом должность заняла Светлана Варфоломеева. Коллектив обвинил управленца в полном отсутствии внимания к застарелым проблемам и вынес разбирательства в публичное поле. 

«Долгие годы дети с онкологическими заболеваниями получают лечение в ужасных условиях. Отсутствует банальная вентиляция, стены проедает плесень, а палаты переполнены больными. <...> Начисление заработной платы сотрудников превратилось в закрытый и несправедливый процесс, который направлен на выдавливание неугодных», — заявили медики в обращении к общественности (ролик доступен на YouTube).

Позицию врачей первыми растиражировали и поддержали условно оппозиционные СМИ, неравнодушные пользователи социальных сетей, а также внесистемные политические активисты (среди них Алексей Навальный и Сергей Удальцов). Позднее на видеообращение обратили внимание крупные федеральные издания, а на их публикации отреагировали уже в Кремле. 

«Это обращение видят и слышат в минздраве, и мы надеемся, что минздрав примет необходимые меры для прояснения ситуации», – заявил журналистам пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

С заявлением Пескова к освещению проблемы подключились условно прогосударственные издания и телеканалы. Их сотрудники продавливали позицию директора НИМЦ им. Блохина Ивана Стилиди, уверенного, что сотрудниками НИИ манипулируют извне. Кроме того, бунтовщиков обвинили в нарушении врачебной этики. 

«Даже если вы будете на 100% правы, я вас все равно не поддержу, потому что ставить любые амбиции на весы здоровья детей — это безобразие», — обратился к врачам президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, доктор медицинских наук Леонид Рошаль.

Девять онкологов центра Блохина подали заявления об увольнении Из чисто профессионального конфликт трансформировался в идеологический. Оппозиционно настроенные граждане традиционно критиковали «недееспособную» власть и спешили напомнить о том, что бунт в онкоцентре на Каширке не первый подобный демарш в медицинском сообществе. «Лоялисты» вооружились клятвой Гиппократа и аргументами, общий посыл которых сводился к пресловутому «они же (пациенты) дети!», и искали следы западного вмешательства. 

Тем временем незаинтересованные эксперты советуют обратить внимание на чисто финансовую сторону вопроса и поискать бенефициаров конфликта при помощи бухгалтерских инструментов. 

… добренькая моя «Настенька»! 

Одним из таких экспертов стал уралец, профессор УрГЭУ и специалист в области конкурентной разведки Евгений Ющук. Специалист обратил внимание на ключевую фигуру врачебного протеста, и. о. завотделением НМИЦ им. Блохина Георгия Ментеквича.

Согласно базе данных сервиса «Контур.Фокус», Менткевич — учредитель благотворительного фонда «Настенька», зарегистрированного по адресу Москва, Каширское шоссе, 23. По факту адрес совпадает с адресом ФГБУ «НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина» минздрава России. 

«Получается любопытная картина: с 2002 года в Федеральном государственном бюджетном учреждении, которое занимается лечением онкопатологии, работает благотворительный фонд. Специализируется этот фонд на лечении детей от онкологии. И принадлежит фонд одному из тех начальников-врачей, которые детей лечат как сотрудники ФГБУ», — пишет Евгений Ющук.

Официальный баланс фонда на конец 2018-го года составлял 12,5 млн рублей. При этом финансовые обороты превышают отметку 60 млн рублей. Прибыль от предпринимательской деятельности «Настеньки» — порядка 600 тыс. рублей. 

«И через короткий промежуток времени после появления нового непосредственного начальника (Варфоломеевой) владелец благотворительного фонда, годами собиравшего деньги с населения (Менткевич) вдруг разразился спичем в духе: «Доколе?! Так жить нельзя! Денег не платят!» — ну и так далее. Если это не случайное совпадение, то я бы поискал, не получилось ли так, что частную лавочку просто решили наконец прикрыть?» — задается вопросом Ющук. 

Действительно, на вероятный конфликт интересов обратили внимание в новом руководстве онкоцентра. Издание Meduza, со ссылкой на Ивана Стилиди, сообщило, что новый директор Светлана Варфоломеева «указала некоторым сотрудникам на конфликт интересов из-за того, что они являются учредителями благотворительного фонда». 

Основываясь на анализе работы конкурирующего с Каширкой московского онкоцентра им. Димы Рогачева, сотрудничающего сразу с 12 благотворительными организациями, Ющук сделал выводы о некоторой странности в работе «Настеньки». 

В частности, «Настенька» регулярно размещает на своем сайте отчетность о потраченных средствах, в которой упоминается оплата операций и химиотерапии. Эти процедуры обычно целиком оплачиваются государством, и, например, в онкоцентре им. Димы Рогачева ни одна из них не упоминается в качестве услуги, требующей финансирования из благотворительных источников. 

«Вполне возможно, господин Менткевич или связанные с ним сотрудники Центра Блохина не в полном объеме оформляли заявки на финансирование операций либо лечения — и в результате пуская финансирование через фонд. Вместо того (если версия верна), чтобы финансирование прошло на счета госучреждения», — предполагает Ющук. 

Ранее один из «бунтовщиков», сотрудник онкоцентра Максим Рыков уже заявлял, что Георгий Менткевич не имеет отношения к квотированию, поскольку не участвует в нем и не может повлиять на процедуру. Тем не менее в самой организации отметили, что, будучи заместителем директора, Менткевич непосредственно определял количество средств, которые Каширка запрашивала у минздрава по квотам.

Очевидно, впрочем, что в вопросах спасения детских жизней зацикливаться на конфликте интересов, связанном с финансовой составляющей деятельности института, было бы, в определенном смысле, проявлением бестактности и мелочности. Особенно учитывая тот факт, что сотрудники онкоцентра – опытные врачи – декларируют уникальность используемых ими методик и проводимых процедур.

Однако некоторые специалисты уверены: методы, применяемые врачами на Каширке, уникальны только потому, что уже не используются в современной медицине.

«Большинство используемых в отделении ТКМ НМИЦ онкологии им. Блохина технологий были разработаны мировым трансплантологическим сообществом более 10 лет назад. За этот период были разработаны новые методики, использование которых привело к значительному улучшению долгосрочных результатов лечения у детей с онкогематологическими заболеваниями», — рассказал заведующий отделением трансфузиологии, заготовки и процессинга гемопоэтических стволовых клеток Института им. Дмитрия Рогачева, доктор медицинских наук Павел Трахтман.

Трахтман добавил, что своевременного внедрения новых технологий в практику работы онкоцентра им. Блохина так и не произошло. Кроме того, ряд используемых инноваций (таких как фармакологическая модификация трансплантата при проведении гаплоидентичных ТГСК или эндолюмбальное введение донорских клеток) не имеют достаточного подтверждения своей эффективности.

«Количество и качество публикаций коллектива НМИЦ онкологии им Блохина, оценивающих результативность проводимого курса лечения за последние пять лет, явно недостаточны, и они не могут претендовать на достоверность в связи с малым числом включенных пациентов, их разнородностью, отсутствием единого протокола терапии и, соответственно, не могут служить подтверждением «уникальности» применяемых технологий», — добавил Трахтман.

Наконец, при подготовке материала в распоряжении ЕАН оказались документы, информация в которых ставит под сомнение правдивость заявлений о недостаточно высокой оплате труда квалифицированных сотрудников центра. Согласно бумагам, сотрудники, принимавшие участие в записи нашумевшего видеобращения, за последний месяц работы получили зарплаты в размере от 106 тыс. рублей до 404 тыс. рублей.

Мы попросили руководство центра им. Блохина оценить подлинность полученных нами данных, однако на Каширке отказались комментировать эти сведения, сославшись на закон о защите персональных данных. Тем не менее порядок названных цифр нашим корреспондентам все-таки подтвердили.

Редакция ЕАН направит официальный запрос в министерство здравоохранения Российской Федерации с просьбой раскрыть детали финансирования лечения несовершеннолетних пациентов Института детской онкологии Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии им. Н.Н. Блохина. Также мы попросим министерство рассказать о вероятном сотрудничестве с благотворительным фондом «Настенька».

Мы уверены в порядочности и профессионализме врача-онколога со стажем Георгия Менткевича и надеемся, что конфликт в Институте детской онкологии Национального медицинского исследовательского центра (НМИЦ) онкологии им. Н.Н. Блохина будет разрешен в ближайшее время.

Фото: ronc.ru, pixabay.com, Facebook.com Евгений Ющук, скриншот с видео-обращения (youtube.com)

  • avatar
  • .

1 комментарий

avatar
Согласно бумагам, сотрудники, принимавшие участие в записи нашумевшего видеобращения, за последний месяц работы получили зарплаты в размере от 106 тыс. рублей до 404 тыс. рублей.

Мы попросили руководство центра им. Блохина оценить подлинность полученных нами данных, однако на Каширке отказались комментировать эти сведения, сославшись на закон о защите персональных данных. Тем не менее порядок названных цифр нашим корреспондентам все-таки подтвердили.
На этом и покончим, очередная провокация в отдельно взятой мишпухе, и нечего туда лезть всем подряд, если не имеется достаточно доказательств
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.