Почему «Медуза» бросилась защищать русофобию

Чем скорее русофобия будет заклеймена как нечто отсталое, дремучее и неприличное, тем быстрее все мы, весь мир, придём к согласию и диалогу.

meduza

Термин «русофобия» лучше не использовать – к такому выводу подводит статья на сайте «Медуза», связанном с беглым олигархом Михаилом Ходорковским. Сам материал озаглавлен очень претенциозно, даже с долей мании величия – «Абсолютно исчерпывающий путеводитель «Медузы» по русофобии (в том числе махровой и оголтелой)». Жаль, что в названии нет слов, которые, в отличие от «абсолютно исчерпывающего», верно характеризовали бы эту продуманную идеологическую диверсию – а именно: «Путеводитель по русофобии для русофобов». Потому что этот текст – инструкция, как отрицать очевидное и называть чёрное белым. Кому он выгоден – ясно без пояснений.

Разоблачение лжи «Медузы» представляет собой не особенно сложную задачу. Эта ложь состоит, как обычно бывает в нечистоплотной софистике, из умолчаний, передёргиваний, подтасовок и небольшого количества правды в качестве наживки.

Итак, в чём хочет убедить читателя… нет, не так! Надо вот как: какие логические приёмы предоставляет в распоряжение русофобов сайт Ходорковского, чтобы помочь им противостоять обоснованным обвинениям в предвзятом отношении к России и ненависти к ней.

Приём номер раз: «Либо русофобия резко распространилась по миру, либо российские власти решили объяснять ей какие-то явления, которые раньше русофобией не считали» — это утверждение делается на базе того факта, что в 2006 году Путин о русофобии говорил скупо, а в 2017 – гораздо более развёрнуто.

Позвольте, милейшие! Ну ведь каждому понятно, что чем сильнее становится некое государство и чем больше оно мешает чужим притязаниям на мировую гегемонию, тем большего накала достигает информационная истерика в отношении него со стороны конкурентов. Году в 1934 в Германии не было никакой особой русофобии, а спустя меньше, чем десять лет, теория о славянских недочеловеках стала официальным мейнстримом, что было продиктовано актуальной потребностью Третьего Рейха оправдать свои завоевания и уничтожение мирного населения. Общественное мнение – штука очень подвижная, и с помощью пропаганды внушить страх и ненависть к «неправильному» народу сейчас совсем несложно.

Так что да – за десятилетие после Мюнхенской речи русофобия распространилась по западному миру, успешно обновляя паттерны геополитической ненависти к Российской Империи и СССР. И чем больше будет у нас успехов в обороне, науке и экономике, тем больше будет накал этой русофобской истерики – чему пример весь 20 век.

Приём номер два: в науке якобы нет общепринятого содержания термина «русофобия».

Здесь – умелая подтасовка понятий. Дело в том, что термин этот относится к сфере наук общественных, гуманитарных, а там, если кто не в курсе, вообще нет устойчивых и единогласных понятий, в отличие от законов Ома или теоремы Пифагора. Любой термин филологии, истории, политологии и т.д. – бесконечный спор различных школ и точек зрения. Что такое «нация», «язык», «Древний Рим» или «средневековый Китай» точно не знает никто, и противоречивых определений можно набрать на целые диссертации.

К тому же, зачем нужно какое-то дополнительное «научное» определение, если само слово по своей сути абсолютно прозрачно и понимается так же легко, как «арахнофобия» или «гидрофобия», или, чёрт побери, «Трампофобия»? Понятно, что можно его трактовать более или менее расширительно, но в первом приближении оно совершенно понятно и в дополнительной расшифровке не нуждается. Не нужно наводить тень на плетень и изображать иностранца, требующего переводчика.

Приём номер три: «ложная аналогия» (широко распространённый грязный трюк в полемике) – русофобия сравнивается с «антиамериканизмом», который понимается как недовольство политикой США, и из этого делается вывод, что «Российские чиновники сравнивают «русофобию» с антисемитизмом и ксенофобией, но используют это слово в контекстах, схожих с теми, за которые ученые критикуют понятие «антиамериканизм». Это плохо. По сути, они приравнивают недовольство собственной политикой к страху перед Россией или ненависти к ней».

Видимо, автор, Дмитрий Карцев, сооружая свою хитроумную конструкцию, этим местом особенно гордился! Ещё бы – ведь если бы он не вывел «антисемитизм» из-под удара, то можно было бы очень легко опровергнуть его тезис «они приравнивают недовольство собственной политикой к страху перед Россией или ненависти к ней» простым сравнением с Израилем, где тоже, как известно, политика неидеальна, но это не даёт никому права говорить, что только и именно она является причиной ненависти к евреям (чтобы это проверить, рекомендуем Карцеву написать у себя в ФБ постик, что «Израиль сам виноват в антисемитизме, так как жестоко нарушает права арабов и палестинцев» — ему быстро объяснят, в чём он не прав). Нет, убеждает автор, антисемитизм – это древнее и почтенное явление, оно уникально, и нечего России пытаться примазаться к нему, Россию и русских ненавидят только и исключительно за политику власти и действия государства, а не в силу иррациональных предрассудков, ксенофобии и шовинизма. Только мне кажется, что тут так и просится штука про «два мира — два Шапиро»?

На самом деле, в мире, увы, далеко не только евреи являются объектом иррациональной неприязни в силу навязанных стереотипов. Это касается и цыган, и множества прочих народов, которых «любят» преимущественно соседи – армяне и азербайджанцы далеко не беспристрастно относятся друг к другу, равно как и сербы и хорваты, или индусы и пакистанцы. И там везде есть соответствующие фобии, и государство тут мало при чём – слишком древни эти предубеждения. История же русофобии идёт чуть ли не со времён Ивана Грозного, когда свои записки о «Московии» написал Сигизмунд Герберштейн. Дальше там идут памфлеты маркиза де Кюстина и так далее, и так далее. Если это – не вековые стереотипы, то что же?!

Приём номер четыре: «Российские власти не только используют концепцию «русофобии» — но и сами способствуют тому, что приводит к ее «распространению».

Вот тут Карцев оплошал. Видимо, сказалось умственное перенапряжение над предыдущим пунктом. Вся преамбула к этому выводу была занята перечислением, как Европа распространяла фальшивки типа «завещания Петра Первого», сама себя пугала, а потом – вот те раз! – российские власти способствуют русофобии. Отдельную улыбку вызывают кавычки у слова «распространение» — Карцев так и не решил, есть ли русофобия. Вроде бы текст про то, что нету, но если нету, то чему же «распространяться» по вине российских властей, которую тоже непременно надо вставить в текст? Совсем запутался, болезный! Двоемыслие – оно такое! Приводит к шизофрении.

Приём номер пять: «В некоторых случаях российские власти, рассуждая о «русофобии» указывают на события и процессы, которые действительно вызывают тревогу».

Ну что ж, вот и та самая капелька правды, которую сквозь зубы выдавила из себя располагающаяся в Риге «Медуза», не понаслышке знакомая уже с притеснением русскоязычного меньшинства в Прибалтике. Но это именно что капелька – НИ СЛОВА нет о диком русофобском шабаше в Украине, где сам характер именно «фобии» по отношению ко всему русскому и российскому достиг клинических рекордов. «Медуза», а на Украине есть русофобия, или там только Путина не любят, а русский язык, литературу и так далее – вполне позитивно принимают? Ответь на вопрос, плиз! Хотя как на него ответишь без вранья?

И, наконец, общий вывод: «Очевидно, что существуют антироссийские настроения — и они в последние годы распространяются активнее, чем в 1990-е и нулевые. Но даже если ксенофобские признаки налицо, лучше обойтись без яркого слова «русофобия». Оно появилось в словарях русского языка в сталинское время, когда СССР противопоставлял себя западному миру — а теперь активно используется российскими властями для пропагандистских целей. Выражения «антироссийские» или «антирусские настроения» куда более корректно отражают происходящее — и позволяют вести конструктивный разговор. Сам термин «русофобия» дискредитирован — и в серьезном контексте его лучше не использовать».

А про «антиеврейские настроения» можно говорить, Карцев? Ну, скажем, так: «В 30-е годы в Германии были распространены антиеврейские настроения»? Нельзя? А ведь сейчас на Украине происходит де-факто аналогичный процесс. Но там – якобы «антироссийские настроения», а не русофобия – и да, она оголтелая и махровая. Так же как и в Грузии. И в Прибалтике. И в Британии. И у значительной части элиты и населения США.

Термин «русофобия» не дискредитирован – напротив, он стал тем проблеском честности, который позволяет правдиво взглянуть на истоки и предпосылки антироссийской кампании в разных странах. Русофобия – факт, и это большая и серьёзная проблема, которая сильно осложняет жизнь человечеству. И как неприемлем антисемитизм и другие фобии шовинистического и расистского происхождения, так отвратительны фобии геополитические – стравливающие народы и цивилизации. Чем скорее русофобия будет заклеймена как нечто отсталое, дремучее и неприличное, тем быстрее все мы, весь мир, придём к согласию и диалогу.


Григорий Игнатов

  • avatar
  • .
  • +15

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.