Государство и Т-киллеры

Раз за разом, в разных топиках и разных статьях, на разных ресурсах я вижу от множества людей примерно одинаковую точку зрения. Точка зрения эта выглядит примерно следующий образом:

Я гражданин страны, таким образом, территория страны, которая приносит прибыль (через добычу полезных ископаемых или за счет использования территорий), принадлежит частично мне. Кроме того, я плачу налоги (как непосредственно, через НДФЛ, получая зарплату, так и опосредованно, покупая товары с НДС в цене), поэтому часть денег в бюджете — внесена мной, и я имею право на то, чтобы учитывалось мое мнение по поводу расходования этих денег и имею право принимать решения по управлению страной, так как необходимо, чтобы эти решения принимались в интересах граждан.

Мне эта точка зрения кажется неправильной. Шут бы с ней, если бы она была просто неправильной. Но в условиях современного социума она представляется мне ощутимо вредной для человека, мешая пониманию принципов взаимодействий с государством и создавая ощущение «я имею право, но мне не дают», что сказывается на продуктивности: сложно успешно работать и наслаждаться жизнью, если постоянно висит ощущение, что тебе не додали того, что положено.

 

Дисклеймер. Прочитайте, это важно.
Во-первых, под катом большой (40к символов) скучный текст почти без картинок. Даже если не принимать во внимание его спорные тезисы, он все равно остается большим и скучным. Пожалуйста, закройте статью, если вы не способны держать концентрацию и контекст в длинных постах, и не пытайтесь комментировать, если не закрыли — это принесет огорчение и вам, и мне.

Во-вторых, тезисы и смысл этого текста вам могут не понравиться. Вплоть до горящих останков стула. Я это осознаю, и заявляю прям тут, в начале: тезисы неприятные. Тезисы отличаются от ванильного восприятия мира, которым многих из нас пичкали в школах, книгах и семье. Пожалуйста, закройте статью, если вы не способны хотя бы рассматривать точку зрения оппонента и уважать то, что у него есть своя точка зрения.

В-третьих, я заранее заявляю, что я не претендую на истинно правильное понимание процессов, и не утверждаю, что я прав. Если вы считаете, что я не прав — вы можете со мной поспорить. Если вы будете это делать аргументированно (напоминаю, что личный пример аргументом не является) и с позиции логики, а так же, учитывая два вышележащих пункта, я обещаю вас выслушать. Если нет — не удивляйтесь, что я над вами начну издеваться или скажу «вы дурак» и перестану вступать в диалог.

В-четвертых, я очень прошу воздержаться от обсуждения какой-то конкретной политической ситуации. Как только из обсуждения теоретических размышлений на тему того, как система может работать, мы переходим в практическую область, мы, как правило, совершаем две больших ошибки: начинаем обсуждать конкретные события не имея о них полной информации, и начинаем приводить собственные примеры в качестве доказательства. Такое обсуждение нерационально, и к интересному результату не приводит.




Познакомьтесь. Зелененькая клетка — это Т-киллер. Т-киллер — это такой тип лимфоцита, который, если видит на поверхности клетки определенный белок, прислоняется к ней, проделывает в ней дырку, и фигачит в это дырку ферменты, которые начинают без разбора крошить внутри клетки все подряд. Клетка говорит «ну, я в таких условиях работать не собираюсь» и запускает апоптоз. На самом деле, клетку можно и более аккуратно попросить самоубиться, там есть специальный механизм для этого, но так надежнее: вдруг кто-то уже клетку захватил под свой контроль и самоубиваться в его планы не входит?

К чему этот экскурс в биологию, если мы тут о политике? А к тому, что на таком модельном примере очень удобно показывать механизмы, которые работают в совершенно других областях.

Если внимательно посмотреть на первоначальную точку зрения, то можно выделить основные тезисы:

  • Прибыль, которую приносит принадлежащая гражданину территория, и налоги, которые он платит, позволяют ему считаться акционером или инвестором государства
  • Государство должно учитывать мнение акционеров/инвесторов по поводу расхода денег, которые он внес в бюджет
  • Государство должно учитывать мнение акционеров/инвесторов в организационных решениях
  • Решения принимаются в интересах граждан, а значит без мнения граждан не обойтись, ибо кроме них, его не может высказать никто.

Начнем деконструировать тезисы с самого начала.

 

Чей бюджет?

Как рассуждает обычный человек, который воспитан в относительно современном обществе? Кто дает деньги, тот и может принимать решения. Дальше человек считает, сколько составляют 40% от его зарплаты за год, ужасается, сколько денег он отдает государству, и начинает возмущенно писать комментарии: «ракету построили на мои деньги, она упала, пусть конструкторы ответят за это!», «депутатам платят зарплату из моих денег, они должны защищать мои интересы, а не всякую фигню», «РКН содержат на мои деньги, я хочу принимать участие в вопросах, что надо блокировать, а что не надо».

На самом деле, неточность содержится в самом начале рассуждения. Обычный гражданин — не инвестор государства. У термина «инвестор» есть вполне понятный смысл: это субъект, который добровольно дает некую сумму денег в обмен на часть компании, надеясь, что он сможет получить прибыль (через продажу этой части по цене выше, или в виде дивидендов).

Обычный гражданин же:

  • Не обладает возможностью решать, отдавать деньги государству или нет: если он не будет платить налоги, к нему придут приставы, и заберут их насильно.
  • Не получает прибыли от вложенных средств.
  • В обмен на свои деньги получает не долю, а вполне понятные и измеримые услуги: по разработке законов, по их соблюдению, работу третейского судьи, по обеспечению защиты себя и своего имущества, социальные гарантии, медицинское обслуживание, гарантию того, что соседняя страна не захватит завтра его город и дом, услуги по созданию инфраструктуры (парков, дорог, дворов, освещения) и так далее. Можно обсуждать соотношение цены/качества и необходимость этих услуг (кто-то хочет пенсию, а кто-то предпочел бы копить на старость сам), но факт остается фактом: услуги оказываются, и оказываются в обмен на некоторую долю добавленной ценности, что генерирует каждый гражданин.

Таким образом, гражданин не является инвестором, а представляет собой нечто вроде покупателя в магазине или подписчика на некую услугу: он деньги, ему товар или услуги.

Впрочем, это не мешает нашему гражданину заявить, что даже покупая в магазине, он косвенно платит зарплату кассиру, а поэтому, кассир ему что-то должен (относиться вежливо, например).
Значит, и в случае с государством действует тот же принцип: косвенно платя зарплату всем госорганам, гражданин уверен, что они ему что-то должны.

Этот тезис так же не верен, как и предыдущий. Безусловно, покупатели формируют прибыль магазина, а из этой прибыли продавцам платится зарплата. Означает ли это, что зарплату платят покупатели? Нет.

Зарплату платит магазин. Да, он платит ее из тех денег, которые получает от покупателей, но платит магазин. В рамках договора с продавцом магазин забирает себе часть прибыли, которую генерирует продавец (чистая прибыль магазина за месяц, допустим, миллион, пять сотрудников, значит, каждый из них сгенерировал в среднем 200 тысяч прибыли), в обмен на:

  1. Гарантию выплаты зарплаты: не важно, есть прибыль или нет прибыли, зарплата платится за рабочие часы.
  2. Социальные гарантии: нельзя заставить человека работать больше 8 часов, если он не хочет, и нельзя взять и уволить человека одним днем, потому что так захотелось.
  3. Стабильность компании в целом: маленький магазин возможно, будет платить больше, но завтра может закрыться. В большом сетевом магазине можно работать сколько угодно долго.
  4. Возможность «пользоваться» активами: помещение, в котором работает продавец, техника, на которой он работает, бренд, в который тоже вложены деньги, и который генерирует поток покупателей и так далее.

В данном контексте нас интересует первый пункт, который означает, что независимо от текущей прибыли магазина, зарплата продавцу будет платиться одна и та же. Сегодня у нас прибыль в миллион, через полгода в низкий сезон расходы 200 тысяч. Кассир же как получал 30 тысяч зарплаты, так и получает. Откуда они платятся, когда прибыли нет? Из запаса денег или кармана инвестора. Если бы зарплату формировали покупатели, она бы плавала от 200 тысяч до нуля, на что согласны не все люди.

Магазин забирает всю прибыль (часть который, безусловно, создали сотрудники), но взамен этого гарантирует сотрудникам некоторые вещи, в том числе и выплату зарплаты вне желания покупателей приходить в магазин в целом, и платить зарплату продавцам в частности.
Таким образом, покупатели не платят продавцам зарплату, просто потому, что до того, как зарплата падает сотрудникам на карточки, она считается средствами магазина, которыми магазин сам решает, как распоряжаться — дать премию, или не дать, купить новое оборудование, или сохранить деньги на черный день.

Случай, где потребитель формирует ФОТ сотрудников практически напрямую — это случай официантов в кафе, где чаевые составляют серьезную сумму в зарплате.

Когда вы в последний раз оставляли чаевые государственным служащим? Сотрудникам РКН? Рабочим роскосмоса? Может быть, хотя бы, директору государственной школы? Очевидно, никогда. Более того, ситуация «гражданин дает деньги гос.служащему» трактуется весьма и весьма определенно.

Таким образом, как только ваши деньги (а на деле, деньги вашего работодателя) в момент выплаты зарплаты упали на счет ФНС, они перестали быть чьими-то, и стали государственными. Именно по той же причине, что и в магазине: на каждом рубле нет и не может быть пометок «1/1000 часть этого рубля надо отдать на зарплаты бюджетников», потому что эти зарплаты формируются совсем другим способом, гораздо более сложным, и обеспечиваются не налогами граждан, а обязательством государства об оплате. Такое обязательство — это риск, за который в том числе государство берет себе часть денег (точнее, не часть денег, а право этой частью распоряжаться).

Кроме того, «я плачу тебе зарплату» подразумевает не только этот риск, но и осознанное решение о том, платить ее или не платить. Очевидно, что гражданин, платящий налоги, не может (и не хочет, поверьте) принимать решение о том, какую часть денег ему надо потратить на зарплаты бюджетникам, а какую — на закупки новых стульев для мэрии.

Конечным итогом этого раздела является тезис о том, что деньги в бюджете — государственные, и даже участие в формировании этого бюджета не дает возможность говорить о том, что эти деньги не государственные, а гражданина.

image

Это Т-лимфоциты, нападающие на раковую клетку. Правда, красавчики? Подождите, будет и про них.

 

Дает ли факт уплаты налогов преференции?

Хорошо, скажет гражданин. «Я плачу налоги, значит, я обладаю правами, ведь так?».

Нет, не совсем. Правами вы обладаете как гражданин, независимо от того, платите вы налогов мало, платите их много, или не платите вообще. Если вы не платите налогов вообще, ни прямо, ни косвенно (живете в самодельной палатке в лесу, не работаете, питаетесь ягодами, делаете штаны из березовой коры, не имеете никакой собственности, и ничего не покупаете), то вы все равно обладаете теми же правами, что и любой другой гражданин, который платит налогов больше, чем вы. От вашего решения не платить налоги государству ни жарко, ни холодно: сбор налогов — это вероятностный процесс, в котором нивелируются любые небольшие отклонения просто потому, что людей очень много. Если вы каким-то образом, например, взломав базу ФНС, сделаете так, что налогов вы платить не будете, государство этого даже не заметит, точно так же, как магазин не заметит одного человека, объявившего ему бойкот.

То, что вы купили в магазине товаров на 10 тысяч, не дает вам преференций по отношению к другому покупателю, что закупился на 100 рублей: уважение ко всем покупателям одинаковое, и это правильно, иначе зайдя завтра за йогуртом утром, вы наткнетесь на хамство охранников.
Происходит это не из-за вселенской справедливости, а просто потому, что в масштабах оборота магазина и покупатель, который принес 100 рублей, и покупатель, который принес 10 тысяч, одинаково малы.

Однако, как я уже говорил, вселенской справедливости нет, и как только покупатель начинает делать хотя бы несколько процентов оборота, отношение к нему сразу становится другое. До этой границы все равны, после — некоторые все же равнее, ничего личного, только бизнес.

Вот только принести один-два миллиона в месяц в магазин довольно сложно, а уже принести хотя бы десятую часть процента в налоговый бюджет страны

Итого: преференции в виде прав дает не факт уплаты налогов, а статус гражданина. Он же обязывает платить налоги от своих доходов, но права и налоги не связаны причинно-следственной связью напрямую. Преференции от факта уплаты налогов получить возможно, но лишь десяткам и сотням людей в стране.

image
И тут Т-лимфоциты. Скоро напишем и про них.

 

Мнение граждан


— Хорошо. Но так как государство действует в моих интересах, оно должно учитывать мое мнение, верно?

Оставим первую часть тезиса на закуску, разберемся со второй. «Государство должно учитывать мнение всех своих граждан». Хорошо звучит, не правда ли? Вот только если опять провести аналогию с магазином, все становится немного странно: «Магазин должен учитывать мнение всех своих покупателей». Не очень понятно, какими ресурсами слушать всех покупателей, и не очень понятно, зачем: ведь средний покупатель не имеет представления о работе магазина, о матрице товаров, о влиянии выкладки на выручку, о доли ФОТ в прибыли, о договоренностях с арендаторами, и так далее.

Несмотря на то, что предложений «привезите товар Х» может быть хоть 50%, привозить его может быть невыгодно с точки зрения магазина, несмотря на то, что это реальные пожелания живых покупателей.

Следовательно, учитывать мнение всех: а)невозможно, б)бессмысленно. Можно учитывать только мнение групп людей и только по тем вопросам, которые уже прошли «первичный фильтр» в виде лиц, принимающих решения и поэтому, обладающей достаточной информацией.
Нет никакого смысла спрашивать покупателей «какой товар нам добавить в ассортимент». Есть смысл выделить на уровне менеджмента предварительным анализом несколько позиций, ожидаемая прибыль от которых одинакова, и тут уже предоставить покупателям решать самим, нужны им помидоры из Астрахани или огурцы из Тамбова.

В государстве действует тот же механизм: в подавляющем большинстве случаев гражданам дают выбирать из нескольких равнозначных (для государства) вариантов, по принципу «нам интересно ваше мнение, но исключительно потому, что мы не видим разницы между вариантами».

Это делается не потому, что государство плохое, или что ему плевать на своих граждан. Это делается потому, что граждане — не специалисты в управлении государством и не обладают нужной информацией.

Невозможно решить на уровне граждан вопрос «надо ли строить мост на другой берег реки». Просто потому, что лишь единицы из граждан имеют понятие о том, сколько стоит этот мост, какой будет трафик через этот мост, кто из строительных компаний захочет построить на том берегу спальный район, насколько этот мост через пять лет разгрузит часть дорог в центре города, и так далее.

Даже если опросить всех граждан, полученный ответ будет не очень сильно отличаться от рандома: отвечая на вопрос, граждане будут принимать во внимание факторы «у меня там теща живет, не надо», «я считаю, лучше детсады построить», «я хочу красивый мост», и прочие, примерно такого же уровня, совершенно не обращая внимания на факторы, которые реально имеют отношение к мосту. Не потому, что граждане плохие или глупые, а просто потому, что процесс оперирования этими факторами — это такая же работа, как и любая другая, ей так же нужно учиться, и так же, как для любой другой работы, иметь навык и некоторый, достаточно большой объем знаний.

Сварщик не обязан иметь знания о медицине, а гражданин — о управлении страной, это нормально, и более того, это и есть одна из целей создания государства: дать возможность каждому заниматься тем, что у него лучше получается.

Вполне возможно, что сварщик лучше депутата знает, как надо поступить в конкретной ситуации. Но сварщиков слишком много, чтобы был простой способ выделить этого самого «лучшего знателя» из тысяч других, кто знает хуже. Причем сложность возникает отнюдь не из-за проблем верификации идей сварщиков, а гораздо раньше — на том моменте, когда приходится выслушивать тысячи людей, тратя на это ресурсы, не соизмеримые с итоговой пользой.
Такое положение дел приводит к тому, что даже такое действие (просто иметь возможность рассказать свою точку зрения) по отношению к большой системе надо заслужить: имея свидетельства вашей компетенции (дипломы, научные звания, признание эксперта), получив возможность влиять на систему достаточно сильно (управляя, например, крупным заводом или холдингом), или каким-либо образом представив интересы множества людей (организовав людей с одинаковыми интересами, или став настолько для них авторитетным, что они поддержат ваше мнение).

Итого: живя в государстве, вы имеете право на уважение, на социальные гарантии, имеете право выражать мнение в заранее оговоренных пределах, но возможность рассказывать государству (ведомству, чиновникам), как им лучше работать — это не право, а привилегия.

 

Интересы граждан (и наконец-то про Т-киллеры)

Теперь перейдем к заключительной части: к тезису, что государство действует в интересах граждан.

О, это очень интересный тезис!

Этот тезис традиционно силен в России, где представителей власти называют «слуга народа». В чьих интересах действуют слуги? В интересах тех, кому служат, т.е. народа.

У такой логической цепочки есть целых три слабых звена: представители власти не служат, а в большинстве своем работают, работают на благо не народа, а на благо страны, и интересы страны и народа могут не соответствовать (а то и вступать в противоречение) с интересами отдельного гражданина (а то и группы лиц).

Несколько лет социалистической идеологии и несколько революций и смен строя, в каждом из которых населению объяснялось, что предыдущее правительство было злом во плоти, и вот теперь-то, когда его сбросили, ух, заживем, привели к немного искаженному восприятию чиновников и руководителей высших эшелонов. Да что там, к искаженному восприятию самого строя государства.

Нормальной стала точка зрения о главенстве человека — то самое, «землю крестьянам, фабрики рабочим», о том, что государство лишь вспомогательный инструмент для эффективного использования ресурсов.

Человек, конечно, может считать, что цель существования магазина — обеспечение населения в целом, и его любимого, в частности, продуктами, и будет в чем-то прав. Но, если мы находимся не в социализме, цель магазина гораздо прозаичнее: заработок денег для своего владельца.

Если мы выбросим надоевший пример с магазином и вернемся к государству, то держа в голове идею о том, что объект действует исключительно в своих интересах, сможем легко сформировать функцию и интересы государства в целом: выживание и рост (через территории, население или сферу влияния).

Тезис спорный, да. Спорный в том плане, что объясняет то, что можно объяснить другими способами, что делается вполне успешно не один десяток лет.

Но мне нравится это объяснение тем, что с помощью него отпадает необходимость в использовании дополнительных сущностей.

Классический тезис о том, что государство действует в интересах людей, при столкновении с реальностью начинает идти трещинами, и необходима изрядная доля клея, чтобы он не рассыпался окончательно:

  • Предпосылка: Государство действует в интересах граждан
  • Факт 1: Группа «граждане государства» включают в себя и ЛГБТ-сообщество, и тех, кому нравится интернет без запретов
  • Факт 2: Государство принимает законы, которые ущемляют те или иные группы: о блокировке сайтов, о пропаганде гомосексуализма
  • Конфликт: государство должно действовать в интересах гражданина, но действует не в интересах гражданина
  • Решение конфликта: в государстве существует некая сущность, которая из-за своих мотивов мешает государству эффективно удовлетворять интересы и потребности граждан

Объяснение формально непротиворечиво и имеет свою логику. Однако, как я уже сказал, достигается это внесением в первоначальный постулат дополнительных элементов в виде некой группы людей, которые сумели пробраться во власть и творят там свои нехорошие дела по созданию препонов простым людям. Например, они воруют деньги, а блокировать ресурсы хотят для того, чтобы эта информация не просочилась везде. Сложно, но допустимо.

Однако, согласно принципу бритвы Оккама, следует внимательно рассматривать те объяснения, которые не нуждаются в привлечении дополнительных сущностей. Собственно, такое длинное вступление было написано лишь ради того, чтобы попытаться убедить читателя в том, что следующий вариант следует хотя бы рассмотреть.

Формулируя «цель» государства как «выживание и рост», можно объяснять, например, цензуру гораздо проще: это инструмент обеспечения целостности государства. Эти действия могут идти вразрез с целями отдельных людей, но так как мы отвязаны от необходимости учитывать в объяснении следованием этим целям, нас это заботить в данном случае не должно.

Например, почти каждый из нас любит свой организм. Он кормит его хорошей, качественной пищей, в которой достаточно белка для постройки новых клеток; не принимает наркотики (ну или хотя бы не ставится героином по вене, ну или хотя бы не делает это регулярно); раз в год проверяется у врача; лечится, если все же заболел; достаточно спит; делает зарядку по утрам; переходя дорогу, смотрит по сторонам; не слишком перетруждается на работе, и так далее. Огромная куча действий, на которые тратятся силы, которые направлены лишь на то, чтобы организму было хорошо.

Какой-нибудь орган, обладай он отдельным сознанием, и зная о этих действиях, может решить, что это делается в его интересах: белок в пище обеспечивает его строительным материалом, спорт и здоровый образ жизни обеспечивает достаточный кровоток, чтобы снабжать его кислородом, врач проверяет, нет ли опухоли, которая может убить этот орган, и так далее.
Орган (пусть, например, это будет сердце) решает «я обеспечиваю организм кровью, поэтому обо мне так заботятся, я важен».

С точки зрения человека же, он заботится о здоровье в целом, и на этот конкретный орган, а тем более на клетку ему плевать.

И если у этого человека воспаляется аппендикс, то он ложится в больницу и режет его к чертовой матери. У отростка возникает диссонанс (недолго, но возникает): как же так, еще неделю назад о нем заботились, а сейчас взяли, отрезали, выбросили, да еще и всему организму неудобства причинили: шов болит, в больнице кашкой кормят, под себя в утку ходит, шрам на животе останется.

С точки зрения организма все логично: нам важнее здоровье и жизнь в целом, чем временные неудобства, шрам и личные чувства аппендикса.

Т-киллер, атакующий раковую клетку

Наконец, вернемся к Т-киллерам. За время чтения всей этой статьи, читатель скорее всего уже забыл, что это, так что я напомню: это такой тип лимфоцитов, который убивает зараженные клетки организма.

Все, что видят другие клетки от Т-киллеров — это как те приходят, и убивают соседнюю клетку, хотя она вроде ничего такого не делала. Если взять и спросить рандомную клетку «А нужны ли Т-киллеры», она ответит что-то вроде «Не, не нужны, одни беды от них, у меня так брат умер, боюсь завтра ко мне придут. Зачем они существуют? А хз. Коррупция, наверное».
Что самое характерное, клетка права, действительно могут завтра прийти и убить, и есть шанс, что по ошибке. Абсолютно логичная позиция.

А с точки зрения организма в целом, этот механизм — один из важнейших, не дающих завтра сдохнуть от какой-нибудь болезни.

Теперь спрашивает гражданина, нужен ли ему РКН. Нет, не нужен, отвечает нам гражданин. Они сайт блокирнули, у моего магазина трафик просел, на сайт с котятами зайти не могу, одни беды от них. Прав? Прав. С точки зрения гражданина, работу, которую РКН ведет в интернете — вредна. С точки зрения государства все может быть наоборот.

Разумеется, этого всего лишь приближенная аналогия, которую не надо принимать буквально. Я не провожу прямой параллели между РКН и иммунитетом: о иммунитете я знаю больше, чем о том, как работает РКН и тем более о том, какова его реальная роль в обеспечении стабильности государства. Я не знаю, поэтому не буду утверждать, что он важен для этой стабильности. Впрочем, не буду утверждать и обратного.

Но абсолютно точно, что если завтра для выживания государства надо будет загнать граждан в лагеря, их загонят. Без злобы на граждан, без ненависти, просто «извините, так вышло, надо». Точно так же, как при обнаружении опухоли вы пойдете на химиотерапию и будете терпеть тошноту, расстройство пищеварения, боли в животе, выпадающие волосы и прочие неприятности: жизнь дороже. Волосы жалко, но так надо.

Кто примет решение о том, что надо загнать граждан в лагеря и заставить их там работать? А никто, сама система. В государствах на текущей ступени развития общества уже не осталось людей, которые могут принимать серьезные решения в одиночку. Это возможно в рамках чистой монархии, которой сейчас осталось хорошо если пара штук в какой-нибудь африканской глубинке.

Такая структура не формируется кем-то, так же, как никто сознательно не формировал систему иммунитета в вашем теле. Просто такая структура —
единственно подходящая и действующая для управления большим количеством людей.

Просто потому, что когда вас 5 человек, вы равноправны. Когда вас 20 человек, с некоторой натяжкой, тоже. Когда вас 100, вам необходим лидер, если вы хотите держаться вместе. Когда вас миллиард и вы успели застолбить за собой кусок земного шара, вам жизненно необходима сложная система иерархии и синхронизации, иначе такая масса людей сначала переругается между собой, а потом — с соседями.

И в условиях Земли и человеческих существ с человеческим же сознанием, единственным жизнеспособным вариантом такой структуры является именно организация, которая умеет защищать и продолжать саму себя, создавая себе инструменты, которые ей позволяют это делать.
Если угодно, то такая организация общества — результат эволюции, так как все составляющие для эволюции есть: изменяемость (в общество попадают новые люди и новые идеи), отбор (некоторые общества выживают, некоторые нет) и наследственность (люди уходят и создают новые общества, копируя стратегии выживших).

И эта организация имеет и использует на свое благо множество инструментов: инструмент «пропаганда» использует уязвимости мозга и сознания человека, заставляя его принимать решения, невыгодные для него, но выгодные для общества (то, что использует пропаганда, раньше предназначалось для сохранения популяции в целом, но государство немного переориентировало механизм), инструмент «армия» использует людей, которые могут принимать невыгодные для себя решения, для защиты других людей и целостности страны, пусть даже ценой части этих людей, которая погибнет в процессе. Инструмент «цензура», используя, например, желание некоторых людей насадить всем свою точку зрения, уменьшает в инфополе количество идей, которые снижают эффективность пропаганды.

Понимаете, в чем дело? Конкретный человек, принимающий решение о цензуре, может хотеть чего угодно. Возможно, он просто скрытый гей, и его бесят геи, вот он и пытается запретить пропаганду. Это неважно. Важнее то, что он действует в основном в интересах государства, поэтому его «вынесло» на это место, и он там устойчиво сидит, способствуя своей борьбой с геями неприятие гомосексуальности, и как следствие, увеличению рождаемости (мы помним, что цель государства — рост). То, что какая-то конкретная девушка будет всю жизнь несчастлива, потому что боится кому-то рассказать о том, что ей больше нравятся девушки и будет вынуждена выйти замуж за парня, которого толком не хочет, государство не волнует, гораздо важнее, то что это действие повышает суммарный коэффициент рождаемости.

Где же хранится информация о том, что хочет добиться система и что ей для этого надо делать, если в ней нет конкретного человека, который принимает решения?

Везде.

Помните классический эксперимент с группой обезьян, которых поливали из шланга?
Им поставили коробку с бананом, и если кто-то хотел забрать этот банан, всех обливали водой. Вода — это холодно и противно, и банан так и остался лежать в коробке. Потом заменили половину группы на новеньких, и когда они захотели схватить этот банан, остальные им быстро объяснили, что банан лучше не трогать, нельзя, всем будет не очень. Потом группу обновили еще раз — и на этот раз убрали весь старый состав, впустив вместо них совсем новых. Процедура «нет, нельзя трогать банан, говорю тебе» повторилась, и группа начала состоять из обезьян, которых никогда не обливали водой, но которые четко знают, что банан трогать нельзя.

Возникло некое знание, мем. Знание о необходимом поведении, не продиктованное окружением: всех этих обезьян можно перевести в другую клетку, и это все равно будет действовать. Не продиктовано оно и конкретными личностями: можно заменить субъектов, и все равно поведение будет продолжать себя. Не является носителем поведения и отдельная обезьяна: попадая в клетку, где банан трогать можно, она будет его трогать. Банан и коробку тоже можно заменить, в конце-концов, значит носитель этого поведения — не банан.

Какой вывод? Поведение является свойством системы. Именно этой системы из десятка обезьян. Механизм возникновения и сохранения этого поведения эмерджентен — он возникает только при наличии группы, и пропадает, если группы нет. Но пока группа существует, этот механизм работает настолько четко, что нужное поведение само собой попадает в головы каждой из обезьян, и сохраняется там.

Что еще интересно — конкретные пути, которыми попадает это поведение в головы, не очень важны. Они могут быть для каждой обезьяны различные: кто-то смотрит на то, как другие обезьяны берут бананы из кормушки, но не трогают тот, что в центре клетки, кого-то удержит за лапу находящаяся рядом обезьяна, на кого-то рявкнет более высокоуровневый самец. Система, состоящая из множества субъектов получает еще одно эмерджентное свойство — умение доносить до каждого члена информацию наиболее подходящим образом. Получается это свойство за счет взаимодействия множества агентов, которые объединены единым поведением. Каждая обезьяна действует по отдельности, пытаясь донести до новеньких мысль о том, что нельзя трогать банан, и пытаясь донести ее так, как считает нужной сама. Если не получится у первой обезьяны, получится у второй. Не получится у второй, получится у третей.

Разумеется, это очень-очень упрощенный пример. В реальном мире и в реальных сообществах, состоящих из тысяч людей все гораздо сложнее: субъектов больше, коэффициент церебрализации выше, степень абстракции больше, как и количество и сложность объектов, которыми может оперировать человек.

Но смысл сохраняется: знания системы и ее поведение размазано тонким слоем по головам и мыслям людей, незримо присутствует в инфополе: книгах, кино, обучающих документах, историях, байках, обсуждениях в курилке и анекдотах.

Этот же самый механизм действует в крупных компаниях: компания всегда имеет собственную культуру и паттерны поведения. Смотря со стороны, вы этого не видите. Читая воспоминания о работе в компании от какого-то человека в вашей ленте, вы узнаете кусочек культуры, искаженный, поданный через призму восприятия, маленький, но кусочек. Приходя на работу в эту компанию, вы начинаете слушать общение коллег, пересекаться с ними в курилке и на обеде, начинать понимать, как говорят о начальстве чаще: «этот мудак» или «серега, гад, умный».
На ваше сознание налипает тонкая пленка культуры и кодекса поведения в компании, ее принципы и стремления, и в рамках этой компании вы начинаете действовать так же, как и коллеги: предпочитаете рисковать и запускать проекты, если это в почете, или тихо сидеть и не спорить с начальством, если у вас в памяти пара историй о том, как выскочек увольняли. Аккуратно убирать крошки в мусорку в столовой или не заботиться о них, потому что уборщица уберет.

Можно позволять этим кусочкам поведения возникать самим или насаждать их специально (что требует понимания, контроля, и усилий на нескольких уровнях). Но нельзя специально создать или попытаться помешать созданию системы: она возникает сама, если для этого есть условия.

Из этого, кстати, вытекает еще один забавный факт (помимо гей-пропаганды): так как инфополе формируют СМИ, блоггеры, радио и кино, работающий запрет на упоминание какого-то явления (в общем или в определенном контексте) снижает частоту этого явления.

Пока в медиа изо дня в день новостями и шуточкам у понятия «чиновник» создается коннотация «взяточник», доля людей, которые начнут карьеру чиновника в надежде обогатиться на взятках, будет больше. В некотором роде, это самоисполняющееся пророчество — все знают, что чиновники берут взятки, и чем больше об этом говорят, и чем тверже знание, тем больше чиновников действительно начинают их брать, как в той истории про помпрокурора, что «светится весь, от головы до ботинок».

Итого, по этому и последнему пункту: государство не действует в интересах граждан, а действует исключительно в своих интересах, выживания и роста. Так как государство является эмерджентной структурой более высокого порядка (получая сущности и свойства, отсутствующие у простой суммы членов), но состоит из граждан, множество действий государства направлены на качество жизни членов этого государство, что дает возможность думать, будто государство действует в интересах граждан. Это неверно, как и тезис о том, что организм (который тоже является эмерджентной структурой по отношению к клеткам, из которых он состоит) действует в интересах своих клеток.

 

Заключение

Теперь немного о том, что я собственно хотел сказать, и зачем я это хотел сказать.

Я противостою позиции, описанной в самом начале статьи, не просто так, из желания протестовать. Просто эта позиция не такая полезная, как принято считать. И более того, я имею мнение, что такая позиция обладает отрицательной полезностью, т.е. делает жизнь человека хуже.

В психологии есть такое понятие, как фрустрация. Фрустрация — это несоответствия желаний имеющимся возможностям. Каждый раз, когда человек принимает позицию «государство мне должно», но не получая того, что государство, по его мнению, ему должно, человек испытывает фрустрацию. Небольшая доля этого ощущения полезна, так как ведет к активным действиям или защитным реакциям, но в случае постоянной, непрекращающейся фрустрации она действует негативно, создавая ощущение разочарования: в себе, в людях вокруг, в стране. Попытка изменить ситуацию переездом в другую страну обречена на провал: после нескольких лет, проведенных в попытках натурализации, человек обнаруживает, что оказывается, в другом государстве действуют те же механизмы. Разве что гос. служащие улыбаются более приветливо.

Для исключения такой ситуации необходимо поменять сам принцип мышления.

Государство — не наемный работник. Государство — не ваш деловой партнер. Как вы не можете нанять компанию, в которой вы работаете, и как не можете говорить, что компания, которая платит вам зарплату это ваш деловой партнер, так и не можете применять эти идеи по отношению к государству.

Вы не выбираете государство, в котором вы рождаетесь. К моменту обретения полноценного самосознания и достаточного уровня абстракции, чтобы претендовать на сознательный выбор хоть чего-то, вы уже гражданин какого-либо определенного государства. Более того, вы уже выросли в нем, впитав его культурные особенности и построив свою личность в соответствии с ними, и эти культурные особенности останутся с вами очень надолго.

Даже планируя переехать, в большинстве случаев, вы не можете действительно выбрать себе государство: как правило, у вас есть список из нескольких стран, которые готовы принять вас при соблюдении вами ряда условий, а не страны выстраиваются в очередь в надежде заполучить такого специалиста, как вы.

В новейшей истории я знаю только один случай (не считая некоторых анекдотичных случаев виртуальных государств), когда некая группа людей настолько надоела всем вокруг со своим желанием собственного государства, что им разрешили его создать. То, что последовало за этим — это была максимальная приближенность к «выбрали себе государство», когда государство создали буквально пара десятков людей. Это была безумно сложная подготовительная работа, очень решительные действия, большая доля удачи, и героическая работа этих людей на протяжении нескольких лет после этого. А так же, очень специфическая штука — наличие у этой группы людей четкого самоопределения.

Сменить принцип мышления сложно и неприятно. Еще вчера назад человек обладал эфемерным, но все же правом на что-то, и вот, прошла лишь ночь одна, и человек будто отказывается от этого права. Отказываться от чего-то сложно и больно, пусть и это что-то принадлежало человеку только в его голове.

Но человек, не сделавший этого — все равно что раковый больной, который утверждает, что все болезни это кара божья, и что пути господни неисповедимы.

Признавать, что ты заболел из-за того, что вел плохой образ жизни, обидно. Но без этого вылечиться будет гораздо сложнее.

Если выписать все плюсы и минусы в табличку, то получится, что плюсов у признания все-таки больше:

  Достоинства Недостатки
Вера Достаточно всего лишь
верить и молиться
Твои беды от тебя не
зависят, на все воля божья
Скоро умрешь
Научный подход Есть шанс вылечиться Необходимо признать, что рак —
последствия курения
Надо перестать курить и
начать бегать по утрам

Отличия позиции «государство должно учитывать мое мнение» от веры в бога при раке, что жить с такой позицией можно очень долго. Правда, с постоянным чувством разочарования.

В случае с болезнью, человек может начать действовать проактивно и принимать осмысленные решения можно только после того, как примет позицию «я сам виноват в своих бедах, и я же могу это исправить».

Живя в государстве, и не имея другого выбора, человек может начать действовать проактивно только после того, как примет тезис о том, что он не может требовать от государства тех вещей, которые ему не положены. Только после этого мысленный фокус сместится с «каким способом лучше требовать то, что мне должны» на «как я могу получить то, что я хочу, и что я могу предложить взамен».

В большинстве случаев, правда, окажется что взамен на возможность транслировать свои представления о руководстве человек не хочет или не может дать ничего полезного.
Однако, осознание этого — это тоже правильная позиция, ведущая к некоторому… урезанию осетра требований.

Dixi.

  • avatar
  • .
  • +16

1 комментарий

avatar
К чему этот экскурс в биологию, если мы тут о политике? А к тому, что на таком модельном примере очень удобно показывать механизмы, которые работают в совершенно других областях.

По такой же схеме пытаются вставить социологический термин «гендер» в промежность, после чего и получаются 50 оттенков пидорасов.
Автор изобретает велосипед. Учебник «Теории государства и права» в помощь.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.