Грузинский национальный характер

После 2008 года стали раздаваться крики, упрекающие Россию, что из-за своей «неумной и близорукой» политики она якобы потеряла свою самую надежную союзницу на Кавказе – Грузию. Такие голоса слышны как из России, так и из Грузии. Говорят, что Грузия исторически всегда стояла на страже российских интересов, с Екатерининских времен являлась оплотом России на Кавказе, что грузины всегда были верными союзниками русских, да и вообще нашими самыми близкими друзьями.

Для начала необходимо сказать, что начиная со Средневековья, в разные исторические эпохи и при различных обстоятельствах, Грузия всегда и везде демонстрировала одинаковую модель поведения. Начало этой модели поведения было положено в середине 16 века. Тогда територия того, что мы сейчас называем Грузией, была поделена между Турцией и Ираном.

Несмотря на весь трагизм жизни грузин, их положение в турецком и особенно в персидском государствах, было далеко не всегда и не во всем похоже на положение несчастных, обираемых и угнетаемых колоний. Более того, по крайней мере в Иранском государстве картвельские княжества и по сути, и по форме не были колониями, а являлись частью персидского государства – его провинциями, такими же как коренные ираноязычные регионы Хорасан, Балх или Фарс.

Ими правили по тем же законам, что и в основной Персии, а назначаемые шахом чиновники практически всегда были картвельского происхождения – омусульманенные грузинские князья и дворяне. Считалось, что князья находятся у шаха на службе, они получали жалование, им дарились дорогие подарки и имения, как в Персии, так и в Грузии. Об отношении шахов к Грузии можно судить по тому, что по их приказам и на их средства в Картли и Кахетии содержалось войско, которое обязано было охранять границы Грузии от набегов горских племен, если войска не хватало шах присылал помощь. Налоги, собираемые с грузинских княжеств были такими же, а иногда и меньшими по сравнению с налогами на других территориях как Иранского, так и Турецкого государств.

Выставляемые в качестве угнетателей и гонителей христианской веры, иранцы не уничтожают христианскую церковь полностью, они ставят её в определенные рамки и заставляют согласовывать утверждение грузинских католикосов в Иране.

Грузинская знать органично и на правах равных входит в высшее сословие Ирана. Были распространены династические браки – немало грузинских княжон стали женами шахов, а в крови знатнейших грузинских родов текло немало персидской крови. Так, у одного из величайших исторических фигур в истории Грузии, основателя Тбилиси, в честь которого сейчас назван высший орден Грузии – Вахтанга Горгасали — мать была иранка. Кстати, само слово «Горгасали», или «Волкоголовый», тоже имеет персидское происхождение. Представители грузинской знати мальчиками растут при шахском дворе, они назначаются чиновниками в провинции, причем, не только в грузинские, но и в исконно иранские, выступают в роли крупнейших персидских военачальников и даже предводителей всего иранского войска в походах в Индию и Афганистан. При шахском дворе находятся целые группы высокопоставленных чиновников-грузин.

Примеров того, чтобы какая-то другая, неиранская народность, допустим индусы, афганцы или арабы, занимали столь высокое, столь массовое и столь долгое положение в Персии нет. Даже близко.

Центр династической жизни Грузии находится в Тегеране и Исфагане – здесь процветают грузинские интриги, заключаются брачные союзы, приобретаются выгодные государственные должности, получаются и теряются царства. Так, в первой половине 17-го века царь кахетинский и картлийский Теймураз из-за интриг шахского двора трижды получает и трижды теряет свой царский скипетр. Персидское влияние проникает по все уголки грузинского общества – архитектура принимает иранские формы, высшее и среднее сословия говорят на персидском языке, заводят персидские библиотеки, да и сама грузинская литература начинает следовать не изначальным византийским, а персидским канонам, например, персидское происхождение источника знаменитого «Витязя в тигровой шкуре» сам Шота Руставели даже не скрывает:

И хотя в монастырях церковь сохраняет остатки грузинской иконописи и церковной письменности, нравы светского мира к концу 18 века уже почти полностью копируют персидские.

А как же все эти походы, истребления и казни, упомянутые выше – спросите вы – неужели их не было? Были – скажу я вам. Были. Дело в том, что в то время нравы общества были совсем непохожи на наши. Проблемы, которые мы сейчас решаем судебным порядком, нотами протеста, да, в конце концов, просто грозным окриком центральной власти тогда приводили к войнам и кровавым расправам. В то время так относились к людям, к целым провинциям, к решению вопросов вообще.

Восточные деспотии, коими, являлись Турция и Иран, даже не были здесь явными лидерами. Просвещенная Европа могла в этом отношении еще дать Востоку фору. Так, Генрих VIII Английский – тот самый «герцог Синяя Борода» из сказки Шарля Перро — казнил 72 тыс. человек, его дочь Елизавета Английская – «Бабушка английской нации» — казнила 90 тыс. человек, герцог Альба во время войны в Голландии истребил 30 тыс человек, во Франции во время Варфоломеевской ночи погибло тоже 30 тысяч…

И все это не помешало им войти в историю в роли известных, выдающихся личностей, равно как не помешало шаху Аббасу запомниться современникам просвещенным человеком своего времени, тонким дипломатом и сторонником нововведений в науке и технике. Кстати, в свое время на стороне шаха Аббаса сражалось немало грузинской знати, например один из величайших героев Грузии – Великий Моурави Георгий Саакадзе, одержавший во главе персидского войска несколько блестящих побед в Индии и Турции.

То есть, жизнь Грузии в составе Персии и Османской Империи была не так уж плоха и если представить, что каким-то фантастическим образом грузины очутились бы в границах какой-либо другой сверхдержавы того времени, их ждали бы такие же, а может быть даже и худшие отношения.

После первоначального покорения и Турция, и Персия довольно спокойно относились к грузинским территориям – Иран упразднил грузинские государства, но сделал их своими равноправными провинциями, а Турция изначально и не ставила целью уничтожение грузинских княжеств, удовлетворившись признанием ими вассальной зависимости и ежегодной данью. По сути, дань и была основной целью прихода Турции на Кавказ – постоянно расширяя границы и ведя многочисленные войны, турецкие султаны остро нуждались в рабах, становившихся потом солдатами – янычарами. Собственно, рабы и составляли основной «продукт» торговли с Турцией как западных грузинских княжеств, так и союзных ей адыгов и абхазов. И все военные походы турок на грузинских царей были так или иначе связаны с отказом платить дань или с требованием её уменьшения, об этом, кстати, пишет и Эвлия Челеби.

Нахождение между двух центров силы даже давало грузинским царям определенные преимущества – зачастую, хотя и не всегда успешно, в борьбе за свои интересы они сталкивают лбами персов и турок, получают для себя лично и для своих земель привилегии, которых не было в других колониях и провинциях. Главным же преимуществом такого положения был тот факт, что союз части Грузии с Ираном давал гарантию от нападения турок и, наоборот, союз её другой части с турками давал гарантию от нападения персов. Установился паритет — сложная, многосторонняя, но эффективная система, которая действовала больше 200 лет и во многом помогла грузинам выжить как нации.

И вот в этих условиях – в жизни как части работающей системы и с обществом, почти полностью инкорпорированным в персидское общество, обласканные турецкими и персидскими властителями, грузинские князья решают изменить то, что мы сейчас называем геополитической ориентацией страны и сломать действующий механизм, хранивший их несколько столетий.

Турция и Иран ослабли. В 17-м веке и позже эти 2 региональных лидера уже не представляли из себя тех львов Малой Азии, которыми они были раньше и не могли служить надежной защитой грузинским княжествам – сбалансированный механизм ломался в самом центре. Грузины были готовы жить под гнетом чужеземцем, демонстрировать им лояльность, платить дань, получать привилегии и плести интриги при чужих дворах, но эти чужеземцы должны были быть сильными. Хозяин должет быть сильным – это закон.

Но проблема была в том, что никто большой и сильный не изъявлял желания прийти в регион.

И Грузия начинает звать. Звать долго и призывно. Звать Хозяина.

В то время таким хозяином по многим причинам могла стать только Россия. Грузия посылает посольство за посольством. В конце 18 века, когда Россия уже вышла в число влиятельных Европейских государств, достаточно уверенно стояла в Предкавказье и выиграла несколько сражений против турок. Зачем России была нужна Грузия? Да в общем-то ни зачем. Уговорили. Человека, который уговорил Россию звали Ираклий II, он был царем объединенного царства Картли и Кахети, принадлежащего Ирану. 24 июля 1783 года в крепости Георгиевск князь Григорий Потемкин и князья Иван Багратион и Гарсеван Чавчавадзе подписали Георгиевский трактат, в соответствии с которым Российская корона брала под покровительство Восточную Грузию, гарантировала её автономию во внутренних делах и защиту на случай войны. Государство Картли и Кахети обязывалось признать вассалитет России и отказаться от ведения собственной внешней политики.

В соответствии с трактатом, Россия должна была постоянно держать в Грузии 2 батальона пехоты и 4 пушки. И вот, 3 ноября 1783 года 2 батальона Кавказских егерей — Горский, подполковника Мерлина, и Белорусский, подполковника Квашнина-Самарина, а также четыре орудия под общей командой полковника Бурнашева вступили в Тифлис. Народ ликовал, огромные толпы грузин ходили по площадям и улицам, били колокола, раздавались пушечные залпы.

Сказать, что подписание договора с Россией разгневало персов – значит не сказать ничего. Иран просто не понял этот шаг, он был удивлен и оскорблен в своих самых лучших чувствах. Для понимания этого важно знать кем был сам царь Ираклий II, которого в народе за маленький рост звали Патара Кахи – Маленький Кахетинец. Дело в том, что за всю историю Грузии, на её престоле, наверное, не находился царь, у которого были бы настолько теплые и дружественные отношения с Ираном.

Иранцы считали Патара Кахи своим – он вырос и получил воспитание при персидском дворе, долгое время был личным другом победоносного Надир-шаха, возмужав, поступил к нему на службу, достаточно скоро стал одним из командиров отрядов и уже в качестве спасалара – одного из главнокомандующих — участвовал в нескольких военных походах, в частности, в Индию. Фактически, он был одним из высших чиновников персидского государства. И иранцы щедро отплатили Ираклию. Они сделали Патара Кахи царем Кахетии в то время когда на престоле в Картли сидел его отец – Теймураз. Это объединило Восточную Грузию, увеличило её силы, дало возможность проводить единую политику. Став после смерти отца в 1762 году единым царем Кахети и Картли, Ираклий II пользовался исключительно благоприятными условиями, предоставленными ему шахом — он усмирил воинственных лезгин, нападавших на Грузию, заставил хана Гянжи платить ему дань, построил несколько укреплений и т.д. Иран ничем не угрожал Ираклию, более того, за все годы его правления у Восточной Грузии с Ираном были идеальные отношения!

И вот, когда такой человек поворачивается спиной к тем, кому он так многим обязан, то это должно было быть чем-то вызвано. Иранцы не понимали чем. Они пытаются связаться с Ираклием, понять что произошло, уговорить одуматься, но в ответ ничего кроме оскорблений не получают.

Кажется, дело сделано. Победа! Деспотический иранский режим свергнут, договор о протекторате с братской Россией подписан, войска для защиты Грузии присланы – можно жить и спокойно трудиться. Но не тут-то было! Как вы думаете, чем первым делом начинает Грузия? Территориальными захватами.

Патара Кахи устраивает походы на Гянжинское и Ереванское (или, как тогда говорили – Эриваньское) ханства, отколовшиеся от Ирана, начинает откусывать от территории ослабевшего вчерашнего хозяина другие лакомые кусочки. Он повсюду таскает с собой российские батальоны, пытается втянуть их в сражения, выставляет напоказ, всеми силами подчеркивая, что если вы будете сопротивляться мне, то это вы не со мной — вы с Россией воевать будете! Такой подход к использованию войск не устраивал российское командование. Да, по Георгиевскому трактату Россия обязывалась способствовать возвращению утеряных грузинских земель, но ни Гянжа, ни Ереван, естественно, грузинскими землями никогда не были и лишь короткое время, по согласию шаха, испытывавшего к грузинам особое расположение, платили Грузии дань, что называется, «были отданы ей в прокорм».

Ираклий II делает другой решительный шаг – он заключает в 1786 году договор о ненападении с Турцией. Значение этого шага огромно и крайне трагично для Грузии. Дело в том, что по сути он перечеркивал саму основу Георгиевкого трактата. Напомним, что согласно договору, в обмен на защиту со стороны России, Ираклий II отказывался от ведения самостоятельной внешней политики.

Россия твердо знала, что новые войны с Турцией обязательно будут и беря на себя нелегкие обязательства, она гарантировала Грузии защиту, в том числе от Турции, и в ответ рассчитывала на помощь самой Грузии и на отсутствие на её территории турецкого влияния.

А Маленькому Кахетинцу казалось, что вот теперь-то он перехитрил всех: Иран расколот и не пойдет против России, с Россией подписан Георгиевский договор и она связана борьбой против Турции, с Турцией тоже есть договор о ненападении и, кроме этого, турки обязались не подстрекать лезгин и дагестанцев к нападениям на Грузию. Прекрасная ситуация!

На деле же оказалось, что постаревший царь обхитрил самого себя. Сепаратный договор вассала России – Грузии — с врагом России – Турцией — оказался принципиально неприемлем Екатерине II. В течении года российские офицеры и дипломаты уговаривают Ираклия разорвать его, но все тщетно – Патара Кахи не слышит. Ратификация договора в Стамбуле летом 1787 года в то время, когда очередная русско-турецкая война уже шла полным ходом, поставил точку на предыдущих отношениях России с ненадежным вассалом. Петербург выводит из Грузии войска, затем дипломатическое представительство и прекращает практически все отношения с Ираклием II.

Ситуация в Иране разворачивается по наихудшему для Ираклия II сценарию: смута и раскол заканчиваются, к власти приходит недружественный ему Великий скопец — Ага-Мухамед-хан Каджарский. Он объединяет государство и четко заявляет о намерении вернуть все отколовшиеся от Ирана земли. Новый хан исподволь пробует Восточную Грузию на прочность и не видит реакции на это ни от грузин, ни от России – у самого Ираклия сил нет, а Россия не горит желанием защищать изменника.

В 1795 году, воспользовавшись напряженностью в российско-турецких делах, занятостью России в Польше, а также отказом Ираклия II приехать на свою коронацию, Ага-Мухамед-хан выдвигается в Грузию. Ираклий выставляет только 5000 человек против 35 000 тысяч персов. По сути, и знать, и народ оставляют его – царевичи и князья собирают свои дружины, стоят рядом, но в битву не вмешиваюся, народное ополчение не собрано, помощь от западных грузин не приходит. В результате ожесточенной битвы, немногочисленное грузинское войско разбито, самого Ираклия – к тому времени семидесятипятилетнего старика – сыновья увозят с поля боя, Крцанисская битва проиграна. За несколько дней персы убивают или уводят в рабство около 20 000 грузин. Одна из величайших трагедий во многовековой истории Грузии свершилась. По грустной иронии судьбы, на этом самом месте – на окраине Тбилиси — сейчас располагается резиденция Президента Грузии.

Ираклий II удаляется, перестает принимать участие в государственных делах и власть сначала де-факто, а потом и де-юре переходит к его сыну Георгию. С уходом «нерукопожатного» царя Россия просыпается. Уже через несколько месяцев 4 русских батальона приходят в Восточную Грузию и персы без боя отступают, а в 1796 году 30-ти тысячное российское войск под командой Зубова отбрасывает персов назад в Иран. Оживляется переписка, в Грузию идет финансовая помощь, после долгих 12 лет отсутствия возвращается дипломатическое представительство. В конце концов, новый правитель Восточной Грузии, Георгий ХII, просит «Белого Царя» уже не о покровительстве, а о принятии Картли и Кахети в состав Российской Империи. Постепенно, в течении нескольких лет и остальные грузинские княжества присоединяются к России.

Все. Над Грузией вошла Российская Звезда. Чтобы зайти в 1991 году. И теперь всё — сами, всё сами.

Какие же выводы мы должны сделать из всего этого?

1. За последние 500 лет в Грузии сложилась очень четкая, неоднократно повторяемая и циклическая модель политического поведения. Данная модель применяется грузинским государством и обществом с очень высокой степенью неизменности и преемственности.

2. Нет причин считать, что эта модель меняется сейчас или изменится в обозримом будущем.

3. В настоящий момент Грузия находится в середине основного цикла модели. Такое положение характеризуется устойчивыми и крепкими связями с покровителем, высокой степенью мимикрии, высоким уровнем зависимости от него и значительным объемом получаемых от него преференций и льгот.

4. Покровитель Грузии — США — уже прошли пик своего политического могущества, если таковым считать однополярный мир, отсутствие геополитических вызовов со стороны ближайших конкурентов — Европы, Китая и России, а также однозначное экономическое лидерство, и медленно, но неуклонно сдают позиции.

5. С ходом истории скорость завершения полного цикла политической модели Грузии неуклонно увеличивается. В прошлом эти циклы завершались за 238 — 135 — 69 лет соответственно, если не считать 3-х летний цикл в период 1918 — 1921 годов, который был искусственно прерван во многом по независящим от Грузии причинам.

6. Простое математическое экстраполирование показывает, что длина нынешнего грузинского цикла будет около 25-30 лет. При этом 10 лет уже пройдено. Значит, при естественном ходе событий в 2024-29 годах Грузия неминуемо отвернется от США и… начнет звать нового покровителя. Вероятность этого не измеряется в процентах. Она — абсолютна. Никакого другого выбора история Грузии за последние 500 лет нам не предоставляет. И очень возможно, что мы с вами станем свидетелями того, как в центре Тбилиси с помпой откроют музей американской оккупации и увидим, как изрядно постаревший Михаил Саакашвили выйдет на трибуну и с болью в голосе начнет рассказывать о тяжёлом наследии НАТО и об искреннем стремлении Грузии к России. Или к Турции. Вы же понимаете, это ж диалектика ™ Горби

 
Источник
  • avatar
  • 3
  • .
  • +34

8 комментариев

avatar
Проблема обновлённой России с Грузией не в Грузии. На её месте может быть любой. Проблема в том, что у власти урод на уроде, рожи протокольные.
avatar
не так.
Мир перестраивается на новых основаниях. Каждому нужно предъявлять нечто такое, что станет ценным и конкурентным. Или без условий ложиться под кого-то.
У нас есть, что предъявлять. У грузин — нет. Мандарины? — Нам по свистку их привезут из любого места в мире. Да если и мандарины. Мандарины — пожалуйста, мандарины нужны, а грузины — нет. Чистая экономика.

Пусть живут на свои, оккупировать не будем.
avatar
километровая портянка, неплохо бы такие тексты пропускать через простейшие алгоритмы сжатия
avatar
В первоисточнике еще длиннее.Все по делу. Интересная статья. На том же сайте есть статья Лимонова пЭдика — то же интересно про грузин написАл.
avatar
Чёт не нашёл.
avatar
avatar
Благодарствуйте, господин.
avatar

Очнитесь же, грузины!

Обычаев застолья и неумеренного потребления еды маловато, чтобы сплотить под себя другие нации, — считает Эдуард Лимонов.

Эдуард Лимонов.
Эдуард Лимонов. © / Дарья Бойченко / АиФ

Писатель, политик Эдуард Лимонов:

Антироссийские выступления в Грузии заставили людей думающих вновь углубиться в историю взаимоотношений наших стран.

«Придите и защитите!»

Немного истории, так как если истории дать много, то мелькание имён и местностей убаюкает вас и собьёт с толку.

В июле 1783 г. царём Ираклием II был подписан в казачьем городке Георгиевске трактат, по которому Картли-Кахетия (незначительное царство, образовавшееся из слияния двух княжеств Восточной Грузии – Картли и Кахетии в 1762 г.) перешла под покровительство Россий­ской империи. В ноябре того же года в Тифлис вступили два российских батальона с пушками.

Территория Картли-Кахетии (есть карта в Интернете, посмотрите) была скромненькой, никаких выходов к морю эта «Протогрузия» не имела». Христианское, правда, царство, которое атаковали и Персидская империя, и турки. Иранские (персидские) шахи периодически вырезали и уводили в полон жителей Картли-Кахетии. «Придите и защитите!» – вот к чему сводились прагматичные мольбы местных жителей к России.

Это уже в годы пребывания в Российской империи, и особенно в СССР, к той изначальной территории Грузии для удобств администрирования постепенно прирезали многие земли. В том числе и Абхазию, и Аджарию, и Южную Осетию.

Ох уж эти административные границы в составе СССР! Они сбили с толку многих, если не всех зарубежных политиков и российских наших любителей справедливости. На самом деле административные границы сплошь и рядом не соответствовали реальности.

В случае с Грузинской ССР такие её две значительные территориальные единицы, как Абхазия и Аджария, ни по каким параметрам не есть территории Грузии. Грузия лишь осуществляла над ними администрирование. В любом случае столицей страны была Москва, а не Т­билиси.

 

Турки возвращаются

Абхазы – народ совершенно иной языковой группы, чем грузины, они принадлежат к семейству адыгских народов. У них древняя история, и столь же древней является история их собственной государственности.

Можно начать с Прометея, который, утверждают, был прикован к скале где-то в Абхазии. Но бог с ним, с Прометеем.

Как бы там ни было, уже в IV в. абхазский епископ принимал участие в Никейском соборе (это 325 год). Я был в Абхазии в 1992-м, не до церквей было, но я тем не менее заметил древние церкви этой страны.

В 780 г. абхазский царь Леон II провозгласил независимость своей страны от Византии. З­аметьте, что независимость Абхазии опережает грузинскую (т. е. Картли-Кахетии) вообще на 1000 лет. Абхазия вошла под покровительство России в 1810 г. Имея такую древнюю историю, неудивительно, что тотчас после выхода Грузин­ской ССР из СССР абхазы потребовали независимости от Грузии. Грузия вторглась в 1992-м в Абхазию: танки, незаконные вооружённые формирования, Сухуми был утоплен в крови. Я был в тот год в Абхазии. Знаю, о чём говорю.

Грузия разбухла в составе Российской империи, и особенно в составе СССР. Так же как Украина, Грузия не отказалась от наследства СССР, прикарманив и высокогорные земли сванов, и Южную Осетию, которая вообще-то часть земель осетинов, – в составе РФ есть Республика Северная Осетия – Алания.

 

Прикарманили и совершенно мусульманскую Аджарию. Настолько мусульманскую, что (читатель этого не знает, но это важно) Аджарская автономная республика была образована в 1921 г. в СССР как Е­ДИНСТВЕННАЯ в атеистическом государстве автономия, основанная не на национальном, а на религиозном прин­ципе – как мусульманская автономная республика. Видимо, иначе не могли поступить к­расные вожди.

Грузии Михаила Саакашвили удалось удержать в своём составе Аджарию фактически чудом. Возможно, в основном из-за личных особенностей характера тогдашнего (да и многолетнего) лидера Аджарии Абашидзе. Хочется воскликнуть, что «всё врут календари!» – в данном случае путеводители и туристические гиды, выпущенные в Тбилиси. Население Аджарии по происхождению не поголовно грузинское, скорее средиземноморски-смешанное – тут потомки греков, армян, турок, арабов. А вот мусульманским население Аджарии стало ещё в глубокие Средние века.

Через границу находящаяся Турция смотрит, облизываясь, на Аджарию. Турция понимает Аджарию как часть своей турецкой территории, доставшуюся Грузии посредством русских штыков. Только теперь Турция возвращает себе эти земли другим путём – она скупает в Аджарии недвижимость. Кутаисскую улицу в Батуми давно называют турецким кварталом. Но турки скупили не только дома на Кутаисской улице. Семья президента Турции Эрдогана родом откуда-то из этих мест. Рано или поздно в том или ином виде турки туда вернутся.

 

Небольшой flash-back

Я уже упоминал: случилось так, что оказался в Абхазии в самый тяжёлый для неё период её истории, в момент вторжения Грузии на абхазскую территорию. Шёл 1992 год. Хотели насильно вернуть Абхазию в Грузию. Возмутилась независимостью Абхазии вся Грузия – от красного лидера Грузии коммуниста Шеварднадзе до криминальных грузинских авторитетов. Фактически весь грузинский народ восстал на а­бхазов…

Вы удивлены, что целый народ? Но народы не состоят из рассуждающих справедливо профессоров истории (причём далеко не все профессора истории рассуждают справедливо на тему национализма) – они состоят из возбуждённых индивидуумов, полных национальных чувств.

Народ Грузии хотел тогда и хочет сейчас (об этом свидетельствуют недавние антироссийские выступления в Тбилиси), чтобы, выглянув из окна, с приятностью вспомнить, что они живут в кавказской империи, простирающейся от каменной Армении до ласковых волн Чёрного моря.

А абхазы отняли у них приятное чувство довольства принад­лежности к сильной большой стране и тем пошатнули их психику.

Это спасать свою грузинскую империю рванули тогда в 1992-м и криминальные отряды, и коммунистические функционеры.

Пролили реки крови, натолкнулись на упорное сопротивление, добились своей агрессией того, что никогда уже не договорятся с абхазами о совместном проживании.

Протесты в Тбилиси.

Кто виноват?

Грузины считают, что виноваты мы, русские: мы не только не вернули в грузинское подчинение блудную дочь Абхазию, но ещё и признали официально её независимость. Признали и независимость Южной Осетии (по моему мнению, Россия слишком долго тянула с признанием, деликатно щадя грузин­ские чувства).

Их ненависть теперь обращена на нас. Они, как истинные иждивенцы, требуют от нас защиты их империи. Придя к России за защитой в 1783 г., они подсознательно выработали в себе иждивенческий комплекс – привыкли к тому, что мы за них ответственны. Подсознательно они в глубине их душ не сомневаются, что мы их старший брат и должны создать им условия.

Ну, так очнитесь же, грузины! СССР нет, мы за вас не ответ­ственны, мы не занимаем ни метра вашей земли. Чего вы орёте, что мы оккупанты?!

А разве непонятно, что к вам незачем идти древнему, уважающему себя народу? Если у СССР была универсальная идеология – гегемония трудящихся была какой-никакой, но универсальной идеологией, – то что вы можете предложить иным, чем вы, племенам? А ни фига не можете предложить!

Обычаев застолья и неумеренного потребления еды маловато, чтобы сплотить под себя другие нации.

Не будет более никогда грузинской империи. Привыкайте, придётся ужаться опять в К­артли-Кахетию.

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.